Несмотря на свою недолгую историю, предприятие было основано в 2007 году, «БАМ» по праву считается золотым стандартом не только российского, но и мирового садоводства. Автор настоящего экономического чуда — Александр Акимов. Однако, когда ему об этом говорят, он неизменно отвечает: «Это сделали мы».

О дереве судят по плодам

Александр Акимович, сбор урожая — важнейший этап в жизни каждого, кто работает на земле. Но этот год особенный: природные катаклизмы усугубились пандемией. А для садоводов это что-то изменило?

— Мы люди и живем среди людей, поэтому всё, что происходит вокруг, касается и нас. Безусловно, новые неблагоприятные условия доставляют определенные трудности, но они не критичны. Мы пользуемся старым советским лозунгом: «Всё, что вырастили, уберем и сохраним». Это постоянная линия, которой мы держимся.

Если же смотреть на ситуацию глубже, то нашим большим подспорьем является непрерывная работа на результат. Сбор урожая, безусловно, важен. Но это даже не итоговый этап. Прежде чем яблоко сорвать, необходимо выполнить огромный объем работ по уходу за растениями. Всё перечислять — газеты не хватит. Да и потом, после сбора необходимо обеспечить логистику, хранение, сбыт урожая. Когда этот цикл налажен и идет без сбоев, временные трудности, какими бы глобальными они ни были, переживаются легче.

Раз вы коснулись сбыта: борьба с импортом стала чуть ли не одной из национальных идей. Можно ли утверждать, что наша продукция стала серьезным конкурентом яблокам из Евросоюза?

— Вот именно официального признания на государственном уровне засилья импорта нам не хватает. Нужна жесткая политика поддержки российских производителей. Суть даже не в деньгах, хотя субсидии очень помогают начинающим садоводам организовать дело. Нет четкого алгоритма по созданию режима благоприятствования для отечественного производителя.

Например, торговые сети: для тех же яблок у них действуют стандарты, которые почти дословно списаны с европейских. Если твое яблоко не вписывается в них, это некондиция, которая стоит копейки. Недавно на базе нашего предприятия мы проводили семинар, на который приехали более двухсот пятидесяти садоводов со всей страны — эта проблема общая для всех, кто работает с ретейлерами.

Нам абсолютно непонятно применение европейских стандартов к российским яблокам. У нас климат другой и яблоки лучше, а продаются дешевле. Давно назрела необходимость принятия адекватных стандартов на законодательном уровне. Как раньше был ГОСТ. Это может стать дополнительным рычагом в борьбе с дешевым и некачественным импортом. Ведь приняли поправку к Конституции о приоритете российского права над международным — опыт надо распространять.

Отгородиться от мира?

— Мы интегрированы в мировое сообщество, но все цивилизованные страны прежде всего учитывают интересы собственного народа и действуют исходя только из них. Попробуйте с нашими яблоками в Польшу поехать — узнаете, что такое защита своего производителя по-европейски.

Есть много хорошего у зарубежных партнеров, что надо адаптированно применять у себя. Так ретейлерам необходимы гарантии по объемам и срокам поставок. Естественно, малые предприятия со своими небольшими объемами не могут выполнить эти условия. Значит, проблему могут решить овощехранилища, куда производители смогут сдавать свою продукцию, а уже владельцы холодильников будут напрямую работать с сетями. Нигде в цивилизованном мире нет такого, что садовод занимается и выращиванием, и хранением, и сбытом. В Европе всё разделено и очень четко отрегулировано. Вот нам надо перенимать такой опыт, а не их стандарты.

Александр Акимов: «Успех — это не только технологии, но и прежде всего люди»

Студент Акимов

В этом году вы поступили в магистратуру Кубанского агарного университета. Зачем? Ведь вы признанный авторитет в садоводстве.

— Как зачем? Учиться. Без науки сегодня никуда. Что касается авторитета, то я его тоже получил упорной учебой. Ведь мы стали делать первые уверенные шаги только в 2015-м. А до этого было восемь лет учебы, ошибок, потерь. Я по несколько раз объездил все страны, где развито садоводство. Искал специалистов, которые научат правильно вести дело. Нашел не сразу: встречались нечистоплотные «товарищи» или откровенные мошенники, что стоило нам очень дорого. А когда познакомился с несколькими светилами мирового уровня, взялся за тетрадки. Садились с профессорами друг напротив друга, и я лекции писал. А потом своими вопросами изматывал. Оттуда и опыт. Но он скорее носит практичный характер, а нужна наука. Вот для того, чтобы подтянуть теорию, я и поступил в сельскохозяйственный университет.

Вы говорите, что сад, которым восхищаются европейские коллеги,— плод коллективного труда. Значит, у вас кадровая проблема решена?

— Что касается людей, которые непосредственно трудятся в саду,— порядок. У нас во главе угла стоит достойная зарплата и создание комфортных условий труда. Наши сотрудники получают за свою работу не меньше, а то и больше, чем платят в Краснодаре. Тем не менее мы постоянно заинтересованы в подготовке высококвалифицированных рабочих кадров, активно участвуем в работе кафедры по подготовке механизаторов-садоводов Ленинградского технического колледжа. Проводим ярмарки вакансий совместно с Центром занятости населения Ленинградского района. В общем, не стоим на месте.

С техникой тоже всё хорошо: мы имеем собственный тракторный и автомобильный парк из ста пятидесяти единиц как импортного производства (John Deere, Claas, Ferrari, Golboni, Komatsu, JCB, Agrolux, DAF, Mersebes-Benz), так и отечественного (МТЗ, КамАЗ, «Кировец», УАЗ). Применяем самоходные комбайны и прицепные платформы для сбора яблок, а также обрезки деревьев с использованием пневматических и электрических секаторов. Обработку и защиту сада проводим самыми эффективными двухвентиляторными опрыскивателями. Всё это делается для эффективности производства, создания наиболее комфортных условий груда и повышения уровня благосостояния коллектива предприятия, и люди это ценят, работая на совесть.

А в чем трудности?

— А вот что касается технологической составляющей, всё не так гладко. Пока выезжаем на собственных знаниях и благодаря сотрудничеству с ведущими специалистами, которые консультируют нас на постоянной основе. Но дефицит квалифицированных специалистов-садоводов — проблема проблем. Агротехнологов по суперинтенсивному садоводству просто нет, потому что вузы их не готовят. А без этого невозможно правильное развитие садоводства как отрасли. Если человек не разбирается в садах, то, сколько денег вы ему ни дайте, ничего не получится. Это сейчас к нам приезжают садоводы со всей Европы и восхищаются — даже у них нет такого. Но, прежде чем дойти до мирового уровня, мы совершили очень много ошибок, стоивших нам сотни миллионов рублей. Замечу: не государственных, а собственных. К счастью, у нас были достаточные ресурсы, чтобы продолжить работу и сделать всё правильно. Но в реальности мало найдется тех, кто сможет пройти наш путь. Поэтому мы готовы организовать на базе нашего предприятия учебный центр для садоводов, где совершенно бесплатно для обучающихся будут читать лекции, проводить семинары, раскрывать тонкости дела ведущие европейские и российские специалисты. Более того, здание для этого центра построено, поставлено на кадастровый учет, но мы не можем уже несколько лет начать им пользоваться: четыре года идут суды.

Александр Акимов: «Успех — это не только технологии, но и прежде всего люди»

Трубное дело

Об этой истории мы уже не раз писали и очень надеялись, что проблема разрешится. Но, к великому сожалению, ситуация продолжает свое развитие по совершенно непонятному сценарию.

В 2015 году Александр Акимов приобрел участок земли сельскохозяйственного назначения, некогда принадлежавший колхозу имени Ленина. Обременений на землю не было.

Высадил сад — и вдруг к нему пришли специалисты из Кущевского ЛПУМГ ООО «Газпром Трансгаз Краснодар». Они заявили, что по этой земле еще в 1959 году проложена газовая труба, и потребовали убрать многолетние насаждения на расстоянии 25 метров от оси газопровода.

Акимов пошел в суд, так как при покупке земли никакой трубы указано не было и газовики претензий не предъявляли. Дело он выиграл, но решил не связываться с мощной организацией и отступил от оси газопровода, да не на двадцать пять, а гораздо дальше. Как выяснилось потом — на 88 метров. Кстати, именно решение суда обязало Кущевское ЛПУМГ наконец-то обозначить эту самую трубу знаками во избежание дальнейших противоречий. К слову, налог за несколько гектаров бесполезной для садоводства «трубной» земли до сих пор платит Акимов.

Мысля масштабно, Александр Акимов понял: чем сильнее отрасль, тем проще отстаивать ее интересы и каждого садовода в отдельности. Для этого необходим мощный класс отечественных садоводов. Осуществлением данного глобального проекта и решил заняться Александр Акимов.

В качестве первой материальной базы он решил построить два центра: оптово-логистического по хранению и сбыту сельскохозяйственной продукции и по обучению садоводов.

Лыко легло в строку, так как глава региона и в тот момент, и сейчас придает огромное значение развитию логистических центров, тем более когда инициатива исходит от самих производителей да к тому же реализуется без участия государственных средств.

Проект подписали на Международном инвестиционном форуме «Сочи-2016». Естественно, предварительно была подготовлена инвестиционная площадка под строительство. Получены все согласования и разрешения, включая и газовиков. В общем, образцовый социально-экономический проект.

Начали строительство, за пару месяцев и 120 миллионов рублей вывели коробки трех хранилищ и учебного центра. Но вдруг — стоп. ООО «Газпром трансгаз Краснодар» вышло в суд с иском, что два здания — одно из хранилищ и учебный центр — стоят к трубе ближе, чем положено. Основываясь на Своде правил 36.13330.2012 «СНиП 2.05.06-85* «Магистральные трубопроводы», согласно которому нельзя строить капитальные здания ближе ста (!) метров от оси газопровода, истец требовал снести выступающие на 12 метров части. Притом заметим, иск образовался не на стадии разработки и проектирования, а когда были вложены многие десятки миллионов рублей. Вот с той поры всё и завертелось.

В судах газовики Акимову проиграли. Тогда взялись за администрацию района, которая выдала разрешение на строительство. Но и здесь их в итоге ждало разочарование. Судебный хоровод кружил годами. Суды то признавали нарушения со стороны администрации, то не находили их.

Просвет забрезжил, когда руководство краевого подразделения газового гиганта после очередной публикации в СМИ (или просто совпало) пригласило Александра Акимова на встречу.

В ходе беседы Александр Акимович предложил выход, который устраивал всех. Дело в том, что, пока кипели страсти в судах, Акимов обратился в федеральное Министерство строительства и получил специальные технические условия введения объекта в эксплуатацию. Проще говоря, специалисты Минстроя РФ исследовали проблемный участок и определили перечень мер и условий, выполнив которые учебный и логистический центры можно совершенно безопасно эксплуатировать. Акимов закупил необходимые материалы, оплатил все экспертизы и предложил краевым газовикам выступить исполнителями этих самых работ (тоже, надо заметить, не безвозмездно).

Александр Акимов: «Успех — это не только технологии, но и прежде всего люди»

По кругу

— С той встречи я вышел окрыленный. Не верилось, что всё закончилось. Как выяснилось, не зря,— вспоминает Александр Акимов. — Какое-то время я ждал, что мы вместе с газовиками начнем выполнять спецусловия, но с их стороны никто не торопился. Тем временем мы выиграли все суды, и наши здания были признаны законными. В мае прошлого года решением суда, которое никто впоследствии не опротестовывал, я получил право собственности на строения, и их поставили на кадастровый учет, естественно, с учетом специальных технических условий по сокращению минимально допустимых расстояний до строений, подписанных министром строительства РФ. Но газовики снова пошли в атаку, заявив иск о признании незаконным разрешения на строительство, которое мне выдавалось.

Речь о том самом разрешении, которое было признано законным следующими инстанциями: судом общей юрисдикции по всем инстанциям, Арбитражным судом Краснодарского края, Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом, а также Арбитражным судом Северо-Кавказского округа. Но даже этим, мягко говоря, непонятность иска не ограничивается. Дело в том, что срок данного разрешения уже давно истек, то есть его попросту нет. Получается, газовики требуют признать незаконным то, что утратило силу.

Районный суд отказывает в удовлетворении иска. Газовики идут в апелляцию, и теперь уже краевая инстанция становится на их сторону, возвращая дело на новое рассмотрение.

Снова изучаются все аспекты — и районный суд отказывает признавать незаконным разрешение на строительство, сроки которого истекли, а здания стоят на кадастре. Опять апелляция, и снова в пользу газовиков. На этот, уже третий раз дело будет рассмотрено иным составом районного суда. Вот именно от этого решения и зависит судьба предприятия, потому как сил и желания бороться у Акимова больше нет.

— За годы, пока мы поднимали сад и параллельно боролись с газовиками, я не раз думал всё бросить, но потом собирался и в бой. Я верил в справедливость. Но сейчас дошел до края: если решение суда будет не в нашу пользу, я не буду его обжаловать, а просто прекращу деятельность и потребую возмещение убытков. Дело не во вредности, а в усталости. Только по последнему эпизоду мы уже дважды выиграли дело, и все разы всемогущие газовики добивались в апелляции отмены решения и нового рассмотрения. Как можно работать в таких условиях? По сравнению с Газпромом наше предприятие даже не комар — мошка незаметная. Как мы можем с ними тягаться? Я верил, что закон одинаков для всех, а получается, ты можешь всё делать по закону, платить людям достойную белую зарплату, отдавать все налоги и платежи, помогать району, строить важное и нужное дело и даже побеждать в судах, но жизни тебе не будет, если ты не угодишь «народному достоянию» или другому монополисту. Особенно обидно сознавать, сколько мы могли бы сделать, не будь этой судебной катавасии. Я посчитал и ужаснулся: оказалось, что из всего своего рабочего времени только третью часть уделяю производству. Остальное уходит на суды-пересуды. То есть, по сути, мы могли бы сегодня иметь не 550 гектаров садов, а полторы тысячи и пополнять бюджет суммами в пять раз больше.

Урожай яблок в садах Акимова ожидается неплохой. Со сбытом тоже проблем нет: продукцию раскупают на корню. Люди заработают очень хорошие деньги и наверняка по итогам получат очень приличные премии — такова традиция у Акимова. Но всё могло бы быть лучше. Как минимум в три раза, если бы каждый занимался своим делом: Акимов — садами, а газовики — обеспечением народа народным достоянием.

— Что еще я могу сделать, чтобы нам дали нормально работать? — вопрос Александра Акимова ждет решения.

Первая полоса

Город Люди Бизнес Спорт

Прокачай мотивацию персонала

Пандемия коронавируса нанесла серьезный урон фитнес-индустрии. Самые слабые игроки ушли с рынка. Оставшиеся же предлагают эксклюзивные условия, равных которым не было многие годы.
Люди Ситуация Бизнес

Скандалисты от мировых автоконцернов проиграли в Верховном Суде

Краснодарские общественники, ранее огульно обвиненные лоббистами иностранных компаний в мошенничестве со взысканиями компенсаций за автомобильный брак, прошли проверку правоохранительными органами и в очередной раз отстояли права потребителя уже в Верховном Суде РФ.
Ибрагим Чумнов
Город Люди Ситуация Бизнес

СтРОительный комплекс

Польза делу, ответственность, знания Таковы принципы работы СРО Ассоциация «КубаньСтройИзыскания

Люди Ситуация Бизнес

Создатель юрфирмы «Золотое правило» Инна Арендаренко: «Триада наших требований — интеллект, знания, характер»

​Десять лет назад в Краснодаре была основана юридическая фирма «Золотое правило», которая стремительно вышла на этот рынок, постепенно став очень солидным игроком