Weekend

«Элизиум»: Начало конца

Кинообозреватель «Югополиса» Алексей Двоеглазов — о втором фильме режиссёра «Района №9».

10 авг 2013, 03:00 Алексей Двоеглазов

Говорить на социально значимые темы языком блокбастера решается не каждый режиссёр. А оставлять горькое послевкусие там, где оно не предполагалось, способны единицы. Нилу Бломкампу, начавшему борьбу с ветряными мельницами в «Районе № 9», всё это по плечу.

Второй полнометражный фильм выходца из ЮАР доказал, что Бломкамп в индустрию попал совсем не случайно и намерен там остаться надолго. Поразившая в своё время история о том, как простой йоханнесбургский парень, сняв псевдодокументальную короткометражку «Выжить в Йобурге», получил позже возможность поставить полнометражную версию картины при продюсерской поддержке самого Питера Джексона, вызывала у одних белую зависть, а у других — приступы грудной жабы. А ведь получилось свежо и озорно. Касса превысила бюджет в семь раз и дала трамплин для головокружительной карьеры.

И это заслуженно. Нил, сначала как сценарист, а потом уже и как режиссёр, способен вдохнуть жизнь в банальную историю  и насытить её подтекстом. В «Районе № 9» избитая тема про приземление инопланетян не сулила ничего оригинального, однако, вопреки ожиданиям, внеземные граждане предстали в картине жертвами, а не захватчиками. Всё перевернулось с ног на голову, и уже это вызвало интерес.

«Элизиум»: Начало конца

Позже было откровение: автор показал нам собирательный образ переселенцев-эмигрантов, которых власти за неугодностью сгоняют в резервации и гетто. Оно и понятно, насмотревшись в детстве на притеснения чернокожего населения, Бломкамп посредством метафоры попытался защитить всех обиженных и оскорблённых, показать их тяжёлую жизнь. Их (инопланетян-моллюсков) проблема в фильме так и не была решена, они не смогли вернуться домой. Но осталась надежда. Надежда на продолжение — о сиквеле фильма под названием «Район № 10» стали говорить чуть ли не сразу после выхода оригинальной картины.

В «Элизиуме» тоже всё предельно просто. Продолжается всё та же тема классового разделения. Бедные остались жить на загрязнённой Земле, обречённые на страдания, а богатые жируют на орбитальной станции, получившей название «Элизиум». На этом гигантском бублике воспроизведена атмосфера голубой планеты в лучшие её годы.

Всё это, надо сказать, весьма неоригинально. Сильно копать не будем, но можем вспомнить территориальное разделение по принципу классовости в ремейке «Вспомнить всё», где беднота жила на одном конце Земли, а власть имущие на другом. В «Пятом элементе» мы помним корабль-курорт, тоже слоняющийся по орбите вокруг Земли. «Элизиум» же сам напоминает Космическую орбитальную станцию-5 из «Космической одиссеи» Кубрика. И это самое первое, что приходит в голову.

«Элизиум»: Начало конца

И опять же, Бломкамп меняет правила игры, сооружая из набора заготовок свою вселенную. Пришельцев нет, но каждый оборванец с Земли мечтает попасть на «Элизиум» и жить там. Там чистый воздух, здоровая пища и медицинская капсула, которая способна излечить любые болезни. Нелегалы стремятся на шаттлах к станции в надежде на райскую жизнь, но долетают немногие – по дороге их сбивают. Ещё бы — элизиумцы хотят сохранить своё привилегированное положение.

С ролью бескомпромиссного министра, способного на столь радикальные меры, блестяще справилась Джоди Фостер – главный антагонист. Главного же положительного героя – Макса – исполнил по воле рока Мэтт Дэймон (изначально режиссёр видел в этой роли рэпера Ниндзю из группы Die Antwood, затем Эминема). Надо сказать, пусть и не вычурно (как мог бы Ниндзя), но Мэтт очень достойно справился с ролью поставленного в безвыходную ситуацию человека. Благо, ему не привыкать.

«Элизиум»: Начало конца

Так вот, Макс тяжело болен и во что бы то ни стало должен попасть на «Элизиум» для излечения. Он готов пойти на всё, чтобы спасти свою жизнь, и потом, как выясняется, жизни других людей. Постоянная опасность, беготня и перестрелки, искусно показанные тем же оператором, с которым Нил работал над «Районом», но уже без закоса под псевдодокументальность… Максу, конечно, придётся преодолевать все трудности: прикручивать шурупами к костям экзоскелет, переносить в собственном мозгу эксабайты информации а-ля «Джонни Мнемоник». На него вся надежда. Он избранный. Он Нео. Он должен.

Киношные антиутопии со времён «Метрополиса» Фрица Ланга показывают нам, что «посредником между головой и руками должно быть сердце». И вот оно явлено миру 2154 года; это сердце — Макс. Однако Бломкамп не занимается морализаторством и далёк от того, чтобы втюхать зрителю очередную мифологическую историю про спасителя человечества. То, что он оставляет за финальными титрами, представляется в воображении весьма ужасным развитием событий.

«Элизиум»: Начало конца

Что будет, когда эмигранты станут полноправными гражданами? Что они сделают с коренными жителями, притеснявшими их до этого момента? Что они сделают друг с другом, когда места всем не хватит?..

Все эти вопросы и способы их решения не так популярны в популярном кинематографе. Можно предположить, что по этой причине сиквела не случится. Однако на эти вопросы режиссёр уже сейчас непрозрачно намекнул. Очень бы хотелось увидеть продолжение – это будет началом конца.

Читайте также

Первая полоса

Последние новости

Город Люди Ситуация Бизнес

Уголовное дело как свинья-копилка

Правоохранительные органы Краснодара не спешат пресекать сомнительную деятельность предпринимателя Титко и связанных с ним организаций даже несмотря на то, что расследуемые в отношении них уголовные дела продолжают пополняться новыми эпизодами.

Люди Ситуация Бизнес

Лицедеи – лицемеры

Крик о помощи (материальной), вырвавшийся у измученных лишениями Тарзана и Иосифа Пригожина, услышан

Город Люди Ситуация Бизнес

Краснодарский кооперативный институт отмечает 60-летие

Институт многие годы готовит специалистов для системы потребительской кооперации России, предприятий и организаций родной Кубани,–специалистов, чья квалификация отвечает требованиям современной рыночной экономики: менеджеров и бухгалтеров, экономистов и инженеров, техников и технологов общественного питания.
Город Люди Ситуация

Обсерваторный барьер, или Как заставить людей сидеть дома во время эпидемии

Людям в обсерваторах запрещено покидать свои номера, запрещено гулять, запрещено видеться с родными, знакомыми и иметь какие-либо физические контакты с внешним миром. Кормят постояльцев три раза в день, еду привозят централизованно. Охраняют обсерваторы сотрудники Росгвардии.

Город Люди Ситуация

Банально, но реально, или Мошенники не дремлют

Судя по новостным сводкам, в России на фоне пандемии коронавируса растёт и число мошенничеств. Помимо звонков из «службы безопасности банка», аферисты создают фальшивые сайты, где ничего не подозревающие граждане вводят данные своих банковских карт, звонят по объявлениям с намерением купить товар, вводят для предоплаты код безопасности и три заветные цифры на обороте карты, либо продают несуществующий товар. Словом, способов украсть деньги с карты масса. Столкнулась с мошенничеством и моя мама.

Город Люди Ситуация Бизнес

Шашлык ценою в пост

Государственные нарушители карантина: кому увольнение, кому повышение

Город Люди Ситуация Бизнес

Отдых строгого режима

В рамках ослабления карантинных ограничений туристический сектор возобновит свою работу в некоторых российских регионах с 1 июня. Об этом сообщила в эфире Первого канала руководитель Ростуризма Зарина Догузова. Власти Краснодарского края тоже анонсировали открытие здравниц края с 1 июня. Но не всех и не сразу. И со множеством оговорок.

Люди Ситуация

«Бюрократическая канитель» против выплат за COVID

В Краснодарском крае разгорелся намедни очередной скандал, связанный с ковидной тематикой, которая отказывается покидать информационную повестку. Конфликтные ситуации не оставляют эту тему с момента её возникновения. Это и спорные местами меры, связанные с изоляцией, и нехватка средств защиты (масок и перчаток), неукомплектованность местных медицинских учреждений аппаратами ИВЛ. И прочее, прочее, прочее. Одним словом – все возможные признаки неготовности всего мира к такой проблеме. Будто позабыли все чуму, проказу, «испанку» и решили, что ничего этого никогда более не повторится.