- Денис, несколько сезонов назад вы играли цикл «Партитуры ХХ века», теперь в афише - антология русской музыки сразу двух столетий…

- …а до них был цикл «Бетховен и…»: четные симфонии Людвига вана и тех композиторов, которые были его предтечами или, наоборот, на которых он повлиял. «Русские классики» как проект появились проще. В конце прошлого сезона после концертов мы раздавали слушателям анкеты - маленькие анкетки с одним-единственным вопросом: музыку каких композиторов они хотели бы услышать?

- Я просила Сергея Рахманинова.

- Будет вам Рахманинов: 12 мая сыграем Концерт для фортепиано с оркестром № 3 Сергея Васильевича и «Восемь русских народных песен», «Кикимору» и «Бабу-Ягу» Анатолия Константиновича Лядова.

…Так вот, еще перед отпуском мы с директором МКЗ Марией Николаевной Тернавской сели и разобрали анкеты - и получилось, что больше всего народ хочет слушать наших русских композиторов, что меня приятно удивило. Так возникла идея цикла концертов: цельный проект - от основоположника русского симфонизма Михаила Ивановича Глинки до того же Рахманинова, соединившего московскую, петербургскую и европейскую композиторские школы. Десять композиторов-современников, внесшие огромный вклад в мировую музыкальную культуру и повлиявшие друг на друга, и пять программ - по два имени в концерте.

31 января играем концерт «Глазунов - Римский-Корсаков»: оба связаны с Балакиревским кружком, «могучей кучкой», с самим Милием Алексеевичем. Сначала Балакирев наставляет на путь сочинительства потомственного морского офицера Римского-Корсакова, и тот вырастает в одного из главных композиторов эпохи. Потом Балакирев рекомендует Римскому-Корсакову никому неизвестного юношу Сашу Глазунова, и тот полтора года занимается с ним теорией музыки и композицией, а годы спустя Глазунов становится профессором, а потом и директором Петербургской консерватории.

Alt

- С кем из тех, чья музыка звучит в «Русских классиках», вы бы выпили рюмку чая?

- Со всеми. Но в первую очередь - с Чайковским, самым исполняемым нашим композитором в мире. Когда говорят о русской музыке, первое имя, которое возникает, - Петр Ильич. Глинка - он как Петр I в музыке: поучился в Италии и привез лучшее из Европы домой - и Мусоргский, на мой взгляд, больше звучат все-таки в России. А вот Чайковский, Рахманинов, Шостакович, Прокофьев и Шнитке - это, конечно же, мировая музыка.

Хотя Чайковский тоже гастролировал по миру, и у него тоже были любимые композиторы: он обожал Моцарта, с ума по нему сходил - у него есть Четвертая сюита, «Моцертиана». Но 30 марта в концерте «Скрябин - Чайковский» мы играем не ее, а «Ромео и Джульетту» и торжественную увертюру «1812 год».

- По какому принципу выбираются сочинения для концертов цикла?

- Самые значимые, программные: «Камаринская» и «Воспоминания о летней ночи в Мадриде» Глинки, «Богатырская симфония» Бородина, «Интермеццо в классическом стиле» и «Ночь на Лысой горе» Мусоргского, Симфония № 1 Калинникова. Вот сейчас в программе «Глазунов - Римский-Корсаков» будет Концерт для скрипки с оркестром Глазунова, он у него единственный, и «Шехеразада» Римского-Корсакова.

Alt

- Скрипичный концерт Глазунова оркестр играет с московской скрипачкой Юлией Игониной, а в мае гениальный концерт Рахманинова - с петербургским пианистом Александром Яковлевым. Как можно репетировать с музыкантом удаленно?

- Солисты приезжают за день до концерта, когда все отрепетировано. Мы приглашаем тех, у кого в репертуаре уже есть нужный нам концерт. На самом деле, если речь идет о музыкантах класса той же Юлии Игониной, достаточно одной генеральной репетиции в день концерта, чтобы все сложить: пожелания солистки, ансамблевые дела - где что-то вместе сыграть, где что-то по динамике убрать или добавить, чтобы оркестр «услышал» сольную партию и понимал, что ему делать.

- Почему «Русских классиков» ведет не музыковед, а тележурналист?

- Помимо новых солистов, идей циклов и абонементов мы ищем еще и новые лица. Нина Вадимовна Магдалиц - музыковед № 1 и равных ей на Кубани нет, но концертов и циклов так много, что один человек физически не может их все провести. Поэтому мы с директором обратились к Екатерине Славянской и предложили ей такой эксперимент. Катюша загорелась, хотя всем было страшновато. Но ей здорово помогает наша Нелли Тен-Ковина, выпускница музыковедения питерской консерватории.

- Слушатель «Русских классиков» и на рядовом концерте оркестра отличается?

- Одна и та же публика. Но я очень рад тому, что на каждом концерте в зале есть новые лица. Те же «Партитуры ХХ века» приходило слушать очень много молодежи, особенно когда мы играли музыку такого необычного композитора, как Арво Пярт. Каково же было мое удивление, когда после концерта мне сказали, что здесь, в Краснодаре, есть что-то вроде его фан-клуба. Его музыка уникальна и ни на что не похожа: есть много молодых шостаковичей, которые опирались на Шостаковича, а есть Прокофьев, Яначек, Сибелиус и Пярт.

Alt

- Может, наша публика уже готова к фестивалю современной музыки, как в Ростове-на-Дону?

- Нет, несмотря на всю мою любовь к музыке ХХ века. Я учился в Ростовской консерватории им. Рахманинова и застал несколько фестивалей: общался с Андреем Эшпаем, Гия Канчели, Валентином Сильвестровым. К великому сожалению, для восприятия их музыки слушателю нужна определенная база, подготовка. Пока эта музыка отпугивает нашу публику.

- Раз уж мы заговорили о Ростове: насколько правдива легенда, что Владимир Понькин ради вас стал преподавать там в консерватории?

- И да, и нет. Владимир Александрович, когда я поступал, часто играл с оркестром консерватории и подружился с ректором Александром Даниловым, а Данилов всю жизнь мечтал открыть кафедру оперно-симфонического дирижирования, и однажды они договорились. На курсе я был один.

За те пять лет, что я учился, в жизни Владимира Александровича много чего произошло, он физически не смог дальше преподавать, но меня выпустил. Понькин остается моим педагогом, моим профессором: Владимир Александрович очень много дал мне не только в плане музыки и дирижирования, но просто даже в бытовом плане. Например, учил водить машину.

- Придуманный им детский абонемент «Для самых маленьких» и другие абонементы с точки зрения дирижера - это работа или радость?

- А разве бывает чистый жанр? «Для самых маленьких» действительно адресован детям до трех лет, этот абонемент - одна из традиций МКЗ: мы прошли уже где-то до буквы «ч» - Чайковский, частушки и пр. К слову, Владимир Александрович придумал эти концерты вместе с Людмилой Алексеевной Шкабуриной (1954-2016) - скрипкой, концертмейстером группы вторых скрипок и хранительницей библиотеки оркестра, и я дорожу этой традицией и стараюсь следовать ей.

Есть еще «Приглашает симфонический оркестр» - программа для всей семьи, там мы играем довольно серьезную музыку и «Сказки с оркестром», где задействованы актеры Молодежного театра: они читают, мы играем, хотя музыку под это действо подобрать непросто, и даже тяжело. Зато абонемент мгновенно стал популярным - в апреле вот будет «Золотой петушок» Пушкина.

Alt

- Что еще ждет слушателя во второй половине сезона?

- Владимир Понькин дирижирует оркестром в марте и апреле. Будет звучать концерт Брамса для скрипки с оркестром, солист - Владимир Филатов из Ростова-на-Дону: талантливый молодой скрипач, он несколько лет был концертмейстером у Юрия Абрамовича Башмета в его молодежном оркестре. В апреле прозвучат Второй концерт Листа, солировать будет артистка оркестра - лауреат международных конкурсов Надежда Сергиенко.

- А уже 7 февраля Кубанский симфонический открывает ежегодный фестиваль «Екатеринодарские музыкальные вечера» вместе с Тихоном Хренниковым-младшим концертом к 105-летию его прадеда…

- Мы познакомились год назад в Херсонесе на финале Всероссийского фестиваля-смотра симфонических произведений молодых композиторов России и стипендиатов министерства культуры РФ «Мы - россияне»: Кубанскому симфоническому оркестру посчастливилось его закрывать. Концерт прошел сложно, но зато мы познакомились с Тихоном. А где-то за полгода до этой встречи я играл в МКЗ с пианистом Юрой Богдановым, профессором «Гнесинки», Второй концерт Хренникова-старшего в цикле «Партитуры ХХ века», о чем рассказал Тихону-младшему и тот сильно удивился. У нас завязалась дружба и родилась идея: Тихон сыграет Третий концерт прадеда, а во втором отделении мы поиграем симфоническую музыку Тихона Николаевича - первую сюиту из балета «Наполеон Бонапарт», одного из самых последних его сочинений.

Alt

- Кубанский симфонический оркестр является еще и оркестром театра балета Юрия Григоровича. Чем дирижирование концерта отличается от балета?

- Это две большие, как говорят в Одессе, разницы. Дирижеры в процессе определяют себе судьбу: кто-то становится симфоническим, кто-то идет в оперу, кто-то может все. Дирижирование балетными спектаклями считается самым сложным аккомпанементом: если в опере музыканты в яме могут подстроиться под солиста, то в балете они не видят танцовщиков, а только дирижера - высшую инстанцию. Плюс очень сложно играть один и тот же материал по-разному: нужно чувствовать балерину, а она тоже живой человек - сегодня взяла один темп, завтра другой… Функция оркестра в балете - аккомпанемент, тогда как в концерте оркестр - один огромный солирующий инструмент.

- Всегда было любопытно, что дирижер говорит оркестру, когда после концерта или спектакля вы оказываетесь за кулисами?

- Музыканты такой народ, что зрители еще в гардеробе, я только переступаю порог гримерки, а они - уже дома. Поэтому все разговоры - на следующий день на репетиции: как правило, благодарю их, делаю замечания и высказываю пожелания, и мы приступаем к новым программам.

Первая полоса