Тимур Абдуллаев (Brazil), Челябинск:

— У меня друг переехал из Челябинска в Краснодар и у вас занимается граффити — вот он меня познакомил с организаторами: мы списались, они прислали фотки стен - все происходило на удаленке. Я предложил пять эскизов, из них «зашел» заглядывающий в бутылку с кораблями мальчик — так замаскировали старую цистерну и соседнюю будку: на рисунок я потратил два дня. Еще вот только что за полчаса нарисовал медсестру для медпункта, работники между делом попросили. Потом поеду в Краснодар — рисовать портрет Рональдиньо.

Я работаю только баллончиками и сразу начистую — ни наброска, ни трафарета, потому что есть основа: пусть и не законченное, но дизайнерское образование. В граффити все узнаешь на опыте и по своему опыту: баллончик — инструмент сложный, но по итогу более практичен. Не надо размешивать краски и макать в них кисти — плотность цвета и ширину линии регулируешь за счет расстояния до поверхности и силы нажатия на баллон.

Brazil потому что я начал рисовать граффити в Бразилии, хотя вырос и сейчас живу в Челябинске. Туда уехали родители-ученые - они занимаются метеорологией, экологией и теоретической физикой, и меня тоже к науке склоняли, но я завалил русский язык при поступлении и пошел на «рекламу»: утечка мозгов, все дела. В Бразилии уличное граффити — тот же тэгинг маркерами — запрещено законом, поэтому все рисуют красками и получается стрит-арт, на который едут смотреть со всего мира. Хотя в том же Сан-Паулу есть такая ужасная «болезнь», как пишасау, когда в один цвет записывают шрифтами все здание - выглядит жутко.

С чистой стены

Когда я начал рисовать граффити, мне было тринадцать лет, и уличное искусство меня поглотило: Южная Америка — один из центров силы в этом смысле. Еще сейчас рулят китайцы: они делают гигантские гиперреалистические рисунки с бешеным количеством узоров — непостижимо, как людям хватает терпения на такую кропотливую работу. Путешествия, животные, природа, связь с ней человека — мои основные темы. В Челябинске меня знают, мои работы вам любой покажет. Все-таки родной город, хочется сделать его лучше: стараюсь выбивать разрешения на фестивали и граффити-парки, но такого, как здесь — чтобы дали художникам прямо почти микрорайон — у нас не было никогда. Еще тут чувствуешь братство: в первый день мы с ребятами вечером собрались у костра и показывали портфолио, а назавтра уже помогали друг другу красить.


Андрей Скаров и Анна Кумейко, творческая студия «Штрих», Волгоград:

Андрей: Мы вначале предложили пару эскизов на два объекта - тоже лица, но более абстрактные. И дальше уже в разговоре с организаторами пришли к тому, что для детского лагеря лучше сделать портрет подростка или ребенка — и мы с Аней выбрали свою подругу. Она тоже работает в студии «Штрих», оформляет и частные, и общественные пространства. Девчата меня, кстати, в граффити-движуху и завлекли, как это ни странно: они рисовали шрифты, и я подумал — ничего себе, девчонки могут, у них так круто получается, почему бы мне этим не заняться.

На фестиваль ты приезжаешь, чтобы, как минимум, познакомится и обменяться опытом с другими художниками, а тут еще есть и возможность попробовать масштабные проекты, которые мы не можем реализовать дома. На мой взгляд, получилось очень круто: целый лагерь стал из обычного цветным — очень круто, у нас в Волгограде ничего подобного нет. Конечно, проходят мини-фестивали — зовут что-то у торгового центра порисовать или в школе, но чтобы кто-то решился преобразить целый детский городок, такого нет. Конечно, после подобного мероприятия, где ты видишь высокий уровень ребят-райтеров, тебе еще больше хочется самому развиваться.

Alt

Анна: «Штрих» мы изначально создали с моей подругой, но потом она ушла в декретный отпуск, а поскольку одной все равно тяжело, я позвала ребят и теперь нас пять человек - все очень крутые профессионалы. Вообще-то я даже не могла представить, что буду стрит-артом заниматься, хотя у меня профильное образование: художественная школа, архитектурная гимназия и архитектурный вуз, по диплому я - архитектор. Когда училась, у нас проходил фестиваль Sneakers Urbania, куда я каждый год ходила и думала: так здорово, ребята рисуют баллончиками. А как-то попросила мальчишек дать попробовать и первое же участие принесло мне первое место - после этого я понеслась: сначала оформление детских садов, и дальше, дальше, дальше.

С чистой стены

Недели две назад мы доделали граффити в терминалах С и С2 международного аэропорта «Волгоград», который построили к чемпионату мира по футболу. В терминале С нарисованы лица авиаконструкторов — Туполев, Яковлев, Илюшин, военный летчик Нестеров, который мертвую петлю сделал, — и чертежи самолетов: все немного винтажно, ретро. В терминале С2 рисунки уже посовременнее: больше инфографики с надписями «лететь», «мечтать», логотипы аэропорта, плоскостные рисунки, но тоже есть парочка самолетов — на втором этаже в зоне вылета.


Иван Максимов (Astrocamp), Екатеринбург:

— Если говорить о сюжете моего рисунка, то, хотя у меня за окном океана нет, но я частенько гоняю на море: в Израиль на месяц-два работать, бываю два-три раза за год на побережье Черного моря — и нет-нет, да и сталкиваюсь с серфингом или пробую кататься на SUP-серфе. В Инстаграмме я подписан на большое количество пабликов об этом виде спорта — обозревающие мировой серфинг или конкретных персонажей. Что очень и очень впечатлительно: люди берут волны возле рифов, буквально выживают, убиваются — одно неправильное движение, и ты попадаешь в «мясорубку» судьбы. Не говоря уже о тех, кто охотится за big foot waves и берет их…

Поначалу я начал делать эскизы — рыбки, то-се, подводные сокровища, а потом подумал: да ладно, у меня же есть то, что лично мне интересно — стихия, борьба с ней и удовольствие от этого процесса! Сам я уже давно катаюсь на сноуборде, он меня в свое время поломал конкретно, и вот мой дружище - он занимается и серфингом, и сноубордом, и лыжами - как-то принес книжечку 1960-х годов, которая посвящена Красной Поляне и началу отечественной «горнолыжки». И там во вступлении автор говорит о том, что человеку с рождения свойственно стремление к скольжению – не важно на чем: доске, волне, колесиках, боком. Мой рисунок — про эти наши внутренние желания. Геометрическая композиция как бы усиливает максимальное давление стихии на человека: может, он через мгновение упадет, но пока хорошо идет, уверенно.

С чистой стены
С чистой стены

Я учился в Уральской государственной архитектурной академии, до этого была художественная школа № 1 им. П. Чистякова, моя мама — преподаватель и достаточно известный художник Светлана Рудольфовна Максимова: она — акварелист, и я, как только начал ходить, стал писать в этой технике. Эскиз моего рисунка делал акварелью, и на стене пытаюсь реализовать его прозрачненько, набирая слои. Хотя я шесть лет отучился в «архе» на кафедре декоративно-прикладного искусства, где у меня были рисунок, скульптура, живопись и профпредметы — и в том числе ювелирное искусство, но в моей жизни с детства были двор, брейкданс, хип-хоп, уличное искусство. И все развивалось параллельно: академические приемы я стал интегрировать в стрит-арт, потому что они — лишь инструментарий, основа, формулы для того, кто ищет свой стиль или почерк, а не копирует или срисовывает. Опять же, тут палка о двух концах: кого-то академизм навсегда заковывает в рамки, а кого-то подвигает двигаться дальше — все известные абстракционисты, супрематисты, модернисты имели академическое образование. Хотя когда обыватель видит ранние работы Пикассо и вещи заката его жизни, испытывает шок: жил, жил, и вдруг разучился рисовать.

Фестиваль «Арт-Премьера» — очень хорошая история: нас пригласили реализовать свои проекты в такой граффити-лагерь, куда приехало много интересных людей — с кем-то ты знаком, с кем-то ты хотел познакомиться. У себя на Урале мы общаемся, есть местечковый коннект, но всегда интересно узнать других: у каждого - своя кухня, свои «жили-были», да и персонажи все собрались яркие. Может, в последний денечек сделаем все вместе интересную продуманную стеночку-проект: если у музыкантов есть джем-сессии, то у художников граффити высшая форма — продакшн, когда каждый делает свой рисунок, но все они в одном ключе, что-то их объединяет.

Alt

Евгений Янчухов, творческое объединение KRACITY, соорганизатор фестиваля стрит-арта «Арт-Премьера»:

— Смотрите, понадобилась всего неделя, шестнадцать художников — и восемнадцать работ полностью преобразили летний лагерь «Премьеры», который прежде ничем не выделялся среди десятков таких же анапских санаториев и баз отдыха. Это еще один серьезный звоночек для тех людей, которые видят в человеке с баллончиком вандала, а не художника. Граффити, как и любой стрит-арт, — это простейший, бюджетный и всем доступный способ изменить и сделать более дружелюбным любое пространство.

И в этом смысле фестиваль «Арт-Премьера» уникален. Во-первых, прежде события подобного масштаба — шестнадцать человек со всей страны в течение недели занимаются уличным искусством в абсолютно комфортных условиях — вообще не происходили ни в Краснодаре, ни на Кубани, ни тем более в Анапе. Во-вторых, никто и никогда, кроме Краснодарского муниципального творческого объединения «Премьера» в нашем крае и городе не давал художникам граффити столько пространства для самовыражения без малейшей цензуры. В-третьих, думаю, мы оставили после себя прекрасные объекты туристического показа для Анапы.

Первая полоса

Город Люди Спорт Weekend

Наболело. ЧМ-2018 в лицах фанатов

Во время ЧМ-2018 Россию посетили более 800 тысяч иностранных болельщиков. Фотокор «Югополиса» Евгений Резник встретился с некоторыми из них и сделал их портреты.

Город Weekend

Подытожим!

По просьбе «Югополиса» руководители площадок Краснодарского муниципального творческого объединения «Премьера» подводят итоги минувшего театрально-концертного сезона.