Люди

Сожители

Николай Петров и Наталья Четверикова рассказали «Югополису» о своем дизайн-бюро и шоуруме под одной крышей.

23 мая 2012, 09:20 Елена Голубцова

Этой весной в Краснодаре прошел слух о появлении первого в городе коворкинга — удобного и красивого пространства, где могут работать фрилансеры, которым одиноко дома и неуютно в кафе. Радость этих самых фрилансеров оказалась преждевременной: дизайнеры Коля Петров и Наталья Четверикова и их коллеги, открывшие самый неофисный офис в центре Краснодара, вовсе не ждут их с распростертыми объятиями. Но кое-что принципиально новое они сделали.

Действующие лица:

Николай Петров — один в дизайн-бюро «1+1». Специализация: рестораны, бары, кафе. Больше о Коле — в его интервью «Югополису».

Никита Татарников — еще один в дизайн-бюро «1+1». Специализация: квартиры и дома. 

Наталья Четверикова — дизайнер, декоратор, соучредитель дизайн-бюро и шоурума Decoristic.

Мария Холлум — соучредитель дизайн-бюро и шоурума Decoristic.

Больше фотографий — на странице «Югополиса» в Facebook.

Сожители

— То есть никакого коворкинга?

Наталья Четверикова: В полном смысле, чтобы к нам приходили посторонние люди и работали тут целыми днями, — нет. Но мы вот что придумали. Как человек, который, как и все здесь присутствующие, всю жизнь работает на себя, я прекрасно понимаю проблему молодых дизайнеров и декораторов — им негде встречаться с клиентами. Они ходят в кафе или в салоны, в которых что-то покупают. Теперь они могут прийти к нам.

— Объясните для читателей, куда это — «к нам»? «Мы» — это кто?

Наталья Четверикова: «К нам» — это в особняк на улице Красноармейской, где расположились два дизайн-бюро. Одно принадлежит Коле Петрову и Никите Татарникову, называется оно «1+1». Вторым — Decoristic — руковожу я.

Сожители
Наталья Четверикова: «К нам» — это в особняк на улице Красноармейской, где расположились два дизайн-бюро»

— Зачем вам нужно, чтобы в вашем новом прекрасном офисе появлялись какие-то люди?

Наталья Четверикова: Мы не делали офис — мы делали дом. Никто из нас не воспринимает работу как работу — это большая часть нашей жизни, которая приносит удовольствие и, слава тебе господи, деньги. Это наша жизнь, и мы хотели, чтобы у нас был дом. И вот мы его сделали, а теперь хотим, чтобы к нам приходили гости — клиенты, покупатели, друзья, люди, которые нам нравятся. Это во-первых.

Во-вторых, помимо двух независимых студий дизайна, в этом особняке находится шоурум — это то помещение, где мы с вами сейчас. Все, что вы видите и на чем вы сидите, можно купить. Хотелось бы, чтобы этот шоурум тоже приносил доход, а для этого нужно, чтобы сюда приходило как можно больше  творческих людей.

Поэтому мы создаем своего рода культурное пространство.

Сожители

— Как это практически будет происходить?

Мария Холлум: Легко и непринужденно. Наташа будет отвечать за фейс-контроль (в кавычках, конечно) дизайнеров и декораторов, я — за всех остальных. У всех людей есть офисы, но бывают ситуации, когда просто нужна другая обстановка. Да, ходят в рестораны, но там разговор далеко не всегда складывается.

Наталья Четверикова: Всем периодически нужна смена обстановки. А красивых мест, куда можно пригласить клиента, на самом деле мало, и половину из них делал Коля, вторую половину — ростовские дизайнеры. Все остальное — страх и ужас, и пахнет жареными креветками. А я не хочу, чтобы у меня красивое платье пахло креветками.

Сожители

Николай Петров: Объясню немножко по-другому. Вот у Тахира (ресторатор Тахир Холикбердиев — прим. ред.) есть Smoke & Water. По сути это магазин, он создавался, чтобы продавать. Но там есть комната для просмотра футбола, проводятся дегустации сигар и коньяков, туда просто можно прийти, посмотреть телевизор, выкурить сигару и ничего не купить.

Здесь та же история — к нам можно прийти, полистать журналы, посмотреть на красоту, пообщаться с умным мной. (Смеется). И уйти. Но человек, который придет раз, другой, третий, на четвертый раз вернется и что-то купит. Потому что в нем останутся впечатления от этого места, его эстетики. Мы не хотим кого-то нагрузить или что-то впарить. Просто вот освободилось у тебя время между двумя встречами, приходи к нам, проведи это время в красивом месте.

А когда будешь строить дом - придешь к нам за проектом.

Сожители
Николай Петров: «Здесь та же история — к нам можно прийти, полистать журналы, посмотреть на красоту, пообщаться с умным мной»

— А вашему рабочему процессу присутствие всех этих людей, какие бы они хорошие и творческие ни были, не помешает?

Николай Петров: Нет. Я не хожу сюда как на работу — я здесь живу, сюда я хочу приходить каждый день, здесь мне приятно задерживаться.

Наталья Четверикова: И в выходной прийти не лень. 

Николай Петров: Это правда. И люди, которые приходят, мне совершенно не мешают. Вот если Федя (фотограф Федор Обмайкин — прим. ред.) будет за моей спиной сидеть, листать журналы и болтать со мной, я буду при этом продуктивно работать, как под телевизор.

Сожители

— А вообще вам здесь как-то иначе работается, чем в ваших предыдущих офисах? Влияет обстановка на рабочий процесс?

Николай Петров: Конечно, влияет. У меня был опыт — я год до этого сидел в обшитых экзопаном стенах, спускался в «Дранки» на обед и спивался. (Смеется).

Наталья Четверикова: Я уверена в том, что бытие определяет сознание: в каких стенах ты родился, провел свое детство, живешь и работаешь сейчас — такой ты внутри. Чем красивее место, тем красивее становишься ты сам. Здесь у нас идея такая: в красивом месте сидят красивые люди, которые делают красивые вещи.

Сожители

Николай Петров: Еще здесь появилась возможность обмениваться идеями. Вообще исключительность этого места в том, что впервые в Краснодаре делается попытка работать двум, в сущности, конкурентам и не мешать, а помогать друг другу. Мы с Наташей давно знакомы, и я готов делиться с ней всей информацией, которая у меня есть. 

Наталья Четверикова: Твое заявление записано на диктофон, Коля! (Смеется).

Никита Татарников: Помимо прочего, появилось гораздо больше места для хранения нашей прекрасной литературы — мы в два раза увеличили площадь, есть отдельный директорский кабинет и, что не менее важно, желание расти и развиваться, посадить больше людей — талантливых, молодых, хороших, красивых.

— Они вообще в краснодарской природе существуют, эти люди? 

Никита Татарников: Мы в поиске. Они очень нужны, но их, конечно, очень мало.

Наталья Четверикова: Мы тоже в поиске. Но вообще их нужно не только искать, но и воспитывать, чем мы тут отчасти тоже займемся. Будем устраивать лекции для дизайнеров, архитекторов и декораторов.

У меня большие планы, связанные с повышением культурного уровня краснодарских дизайнеров. Люди ленятся ездить, ленятся читать, покупают все в одном салоне — неинтересно! Пускай приедет какой-нибудь замечательный дизайнер, расскажет, как он работает, потом еще кто-то приедет. Мы уже договариваемся с одним итальянским архитектором.

Сожители
Никита Татарников: «Помимо прочего, появилось гораздо больше места для хранения нашей прекрасной литературы»

— Эта просветительская площадка будет адресована подрастающим специалистам или в том числе вашим коллегам (то есть конкурентам)?

Наталья Четверикова: Она будет адресована всем, кто хочет развиваться. Я вообще считаю, что нельзя, получив образование, ставить точку — человек должен учиться всегда. Какой бы великий ты ни был, каждый день появляется что-то новое. Мы хотим, чтобы в Краснодаре было место, где можно научиться, узнать что-то новое. 

Мария Холлум: И я бы все-таки остановилась на слове «коллеги», а не «конкуренты».

Наталья Четверикова: Правда, мы же все примерно вместе учились, многие из заметных в городе дизайнеров — мои друзья, и большинство моих друзей — дизайнеры и декораторы. И ни разу не было ситуации, что кто-то у кого-то украл идею.

Николай Петров: У каждого дизайнера в этом городе есть свой имидж, ниша. Если все знают, что я делаю кабаки, то ко мне и не придут за квартирой в классическом стиле, потому что, во-первых, я не возьмусь, во-вторых, просто не умею. И я знаю, кого посоветовать, если не хочу или не могу. Брать деньги за то, что не умею, я не буду. А то, что у меня в голове, никто не украдет.

Сожители

— Коля, я знаю, да это и очевидно, что ты неравнодушен к старому центру Краснодара, вообще ко всяким старым штукам. Вы специально искали такой потрясающий старый особняк в самом центре?

Наталья Четверикова: Нет, сначала мы поехали смотреть помещение на ЗИПе, в том здании, где «Белка и Стрелка». Наивные краснодарские парни и девушки — оказалось, что там все уже продано, давно и задорого. Мы все очень расстроились и разъехались. 

Николай Петров: А Наташа же еще училась в московской школе «Детали», ее там подготовили по-московскому, она думала: сейчас как приедем на Зиповскую, как сделаем там лофт, и все будет вращаться вокруг нас. (Смеется). 

Сожители

Наталья Четверикова: Так я и думала. Потом нехотя, все такие расстроенные, решили посмотреть вот это место. Здесь был жуткий экзопан и страшная плитка. Был кошмар и ужас, в общем, мы как представили, что ремонт будет стоить совсем не три рубля...

Николай Петров: А хозяин был к тому же против ремонта, говорил — красиво и так, въезжайте и работайте.

Наталья Четверикова: Но впечатлили окна, высота потолков. Въехали, все переделав, конечно. 

— Кто из вас делал здесь интерьер?

Наталья Четверикова: Мы поделили зоны, вот туалет делал Коля.

Николай Петров: То, что не готово, делаю я.

Наталья Четверикова: Коридор мы коллегиально придумывали.  Коля очень красиво декорировал старинную штукатурку — я считаю, что это произведение искусства: Джотто, Флоренция с Венецией. Потрясающую перегородку из старых дверей тоже Коля делал. Кухню придумала я.

Сожители

— Кухня в офисе, тем более такая, — прямо обзавидоваться. Решили реализовать метафору «жить на работе»? 

Наталья Четверикова:  Во-первых, да, это наш дом, мы здесь будем жить,  готовить еду, мыть посуду. Во-вторых, будем проводить неформальные переговоры, они же посиделки с вином, здесь будет большой стол, на котором можно удобно разложить чертежи, все показать.

И в-третьих, на этой самой кухне Тахир будет давать уроки в своей кулинарной школе, я тоже буду периодически проводить мастер-классы, потому что очень люблю и умею готовить, будем приглашать поваров — краснодарских и из Москвы.

— Можете не продолжать травмировать мою и читательскую психику, уже понятно: офис — мечта. А почему большинство офисов такие ужасные, на ваш взгляд?

Николай Петров: А почему в 90-е все ходили в малиновых пиджаках? Потому что есть определенные представления о том, как надо.

Сожители

— Но откуда-то они же берутся? Кто-нибудь из вас делал офис, кроме этого?

Наталья Четверикова:  Да, я такой офис недавно сделала. Пришел человек и сказал: «Я хочу вот в этом особняке сделать представительский офис, ко мне будут приезжать зарубежные партнеры». И у нас получился самый настоящий дом. Там есть кабинеты, ресепшн, но это реально дом.

Николай Петров: Поэтому тебе и было интересно. 

Наталья Четверикова: Конечно, расставлять офисную мебель я бы не стала. Вообще все зависит от компании, от руководителя. Если сотрудники сидят в некрасивом и неудобном, какой будет КПД? Нулевой. Не надо относиться к офису как к месту, где ты временно и за зарплату. Никто так не будет работать или будет, но плохо.

Сожители

Николай Петров: Есть некая условная контора, где сотни работяг сидят в одном помещении, но это другая история. Я не думаю, что к нам могут обратиться за вот таким, потому что расставить мебель может сама фирма, которая ее продает.

Но есть же и совершенно другие примеры огромных офисов — Google, «Яндекс» и так далее. Вообще все зависит от того, приходишь ли ты на работу работать, то есть выполнять некую последовательность действий с девяти до шести, или ты приходишь, чтобы творить и вещать свою ограниченность в мир.

Наталья Четверикова: Если бы руководители как-то связывали то, какого цвета у них стены, с тем, почему их сотрудники бесятся, или дерутся, или опаздывают, наверное, у них было бы меньше таких проблем. Но это уже не вопрос интерьера.

Большинство руководителей не считают своих сотрудников за людей. Я не могу представить, что снимаю страшное мерзкое помещение, покупаю все самое дешевое, сажаю людей и говорю: а ну-ка приносите мне доход, сидя в этом ужасе.

Сожители
Николай Петров: «То, что не готово, делаю я»

— Раз уж мы благодаря вам сидим не в ужасе, а в красоте, расскажите о ней — что выставляется в шоуруме?

Наталья Четверикова: Мы тут постарались создать некий эстетический образ, своего рода ключ к пониманию стиля, который мы (прежде всего я, потому что шоурумом занимаемся мы с Машей, у Коли своя история) реализуем в своих проектах.

Я не могу определить этот стиль одним словом, но для меня вот это и есть красота. Это какой-то фьюжн, немножко винтажа, шинуазри, бельгийская и голландская сдержанная эстетика. Пока все, конечно, не расставлено — появятся стулья, стеллажи, здесь же будут рабочие места — мое и других дизайнеров.

— Как и где вы подбирали эту мебель и декор?

Наталья Четверикова: Мы с Машей все это подбирали на свой вкус, на свой страх и риск, но с учетом рынка. Были какие-то европейские фабрики, куда мы ехали целенаправленно, но иногда просто видели что-то красивое и покупали. Мы хотели привезти то, что отсутствует в наших краснодарских интерьерах — детали, декор. У нас дизайнер расставляет мебель и на этом ставится точка — заказчик въезжает и начинает сам покупать что-то.  Это неправильно — интерьер должен быть завершен.

Сожители

— Вот у Коли есть гениальная ширма из старых дверей. А в шоуруме будут выставляться предметы, придуманные и созданные в России, в Краснодаре?

Наталья Четверикова: Вот этот диван, на котором я сижу, сделан в России.

Николай Петров: У меня там столы с такими же дверьми — их сделал Руслан Карпенко, который стоит на фейс-контроле в «Дранки».

Наталья Четверикова: Мы будем его обязательно привлекать. И вообще в Краснодаре много талантливых людей, и очень бы хотелось чтобы у нас вошло в привычку не покупать готовую вещь в магазине, а, как это происходит во всем мире, лично для себя, для своего дома, который уникален и неповторим, заказывать дизайнеру мебель и аксессуары. Мы тоже все это можем придумывать и заказывать. Какое-то искусство здесь тоже должно появиться — и очень хочется, чтобы это были наши художники, которых мы любим.

Сожители

— И кого же вы любите из краснодарских художников?

Наталья Четверикова: Я поклонник творчества Игоря Михайленко, он очень сильный. Он агрессивен, и я с трудом представляю, что с его работами можно жить, но это реально круто.

Никита Татарников: Мне нравится Валерий Блохин. Стрит-артисты, Миша Карагезян, например. 

Наталья Четверикова: Миша вообще самородок, он почему-то взял и стал делать офигенные шрифты. А это очень сложно, это нужно совершенно по-особенному видеть и чувствовать. 

— То есть то, что у вас здесь, — это часть каких-то больших…

Наталья Четверикова: ...культурных изменений, да, я не побоюсь этих слов. Хотя, может, не совсем этично брать на себя так много, но мы действительно пытаемся собрать вокруг себя людей, которые имеют возможность что-то транслировать в мир — и не потому, что им за это платят деньги, а потому, что они без этого не могут.

Никита Татарников: И важно, что появляются люди, которые готовы за эти «трансляции» платить.

Наталья Четверикова: Всегда деньги были связаны с тем, что ты человека если не уговариваешь, то склоняешь на свою сторону. Есть люди, которые очень образованны, прекрасно все понимают, но у них нет денег. Но появляются те, у кого есть и деньги, и понимание того, что такое красиво и хорошо.

Сожители

— Слушайте, а как вы вообще придумали организоваться под одной крышей?

Наталья Четверикова: Классическим русским методом — сидя на даче.

Николай Петров: На даче вообще чего только не решишь. Я тут у Наташи на даче за два дня нарисовал ресторан, который не мог придумать месяц.

— Когда официальное открытие офиса?

Наталья Четверикова: Вообще мы уже работаем, осталось только вывеску повесить.

Коля Петров: Две вывески — Decoristic и «1+1».

Мария Холлум: А открытия будут летом, их будет несколько, «Югополис» узнает о них первым!

5 комментариев

avatar
AngArt 23 мая 2012, 11:42
"прошел слух о появлении первого в городе коворкинга — удобного и красивого пространства, где могут работать фрилансеры, которым одиноко дома и неуютно в кафе." Так это не слух у нас, в ЦСИ "АНГАРТ" к лету откроется сразу два коворкинга, один более развлекательный а второй с большим упором на работу! И к осени откроется еще один коворкинг на +- 70 мест)
avatar
that antonio 23 мая 2012, 11:43
Круто! а то дома сидеть и рисовать проекты одному ваще скучно!
avatar
Lazaridis 23 мая 2012, 14:46
невероятно красивое пространство!!
avatar
that antonio 23 мая 2012, 18:06
А где это находится и как тудЫ попасть?
avatar
Ilyakuban 22 июн 2012, 19:42
как то не фонтан! выглядит, каким-то личным пафосом и амбициями( кто хочет, тот и так работает!
Авторизуйтесь, чтобы можно было оставлять комментарии.

Читайте также

Люди

Петровская эпоха

Краснодарский дизайнер Николай Петров рассказал «Югополису» о себе, «Жан-Поле», «Холостяке», «Дранки-баре» и о том, почему нельзя мешать борщ с Burberry.
Елена Голубцова
Город

Многоэтажные хрущобы

Основатель архитектурного бюро «KiOSK» Арсений Пашков рассказал «Югополису», почему он считает краснодарскую архитектуру убогой и как дискомфортная визуальная городская среда влияет на качество жизни людей.
Марина Гюльназарян
Город

Игра с окружающей средой

Скульптор Валерий Пчелин рассказал «Югополису» о любимом городе, казачьей закваске и взаимоотношениях с пространством.
Святослав Касавченко

Первая полоса

Последние новости

Weekend

Премьера недели. «Джокер»

Кинообозреватель «Югополиса» Сабина Бабаева о том, что «Джокер» с Хоакином Фениксом уверенно становится фильмом года.

Weekend

Премьера недели. «К звездам»

Сабина Бабаева о том, почему новая sci-fi-драма с Брэдом Питтом заслуживает внимательного просмотра, хотя и вряд ли понравится многим.

Люди Ситуация Weekend

Небо в кайтах. Бугазская коса вчера, сегодня, завтра

Как Веселовка и Благовещенская в Краснодарском крае благодаря кайтерам стали цивилизацией. Фотограф и спортсмен Алексей Охрим рассказал «Югополису» о «русском Вудстоке», жизни на Бугазской косе и особенностях национального освоения побережья.