Люди

Природный талант

Многие краснодарцы, появившись на свет, первым увидели именно его.

08 авг 2012, 03:10 Валентина Артюхина

Многие краснодарцы, появившись на свет, первым увидели именно его. Заслуженный врач России, доктор медицинских наук, главный врач  МУЗ «Городская больница № 2», главный внештатный акушер-гинеколог Краснодарского края Григорий Пенжоян рассказал «Югополису», что он думает о двойном отцовстве Филиппа Киркорова, почему движение «чайлдфри» – это путь на кладбище, как Wi-Fi влияет на способность иметь детей и отчего состояние краснодарской платной медицины напоминает ему лихие 90-е.

— Григорий Артемович,  в последнее время на Кубани участились случаи  нападения на врачей. На ваш взгляд, чем это вызвано? Может быть, в целом меняется отношение пациентов к медикам, они начинают рассматривать врачей как обслугу?

— Любое нападение – на врача, педагога, прохожего – это нарушение закона. Сегодня в нашем государстве  как отдельные люди, так и группы лиц готовы жить по понятиям, а не по законам. Это недопустимо. Таких инцидентов немало. В Краснодарской краевой клинической больнице родственники пациента с кулаками начали выяснять отношения с нейрохирургом, аналогичный случай был в Сочи - пострадали сотрудники «скорой».  И, наконец, то, что произошло  в начале июня в том же Сочи, не укладывается в рамки привычного понимания.

Около 40 человек ворвались в здание сочинской инфекционной больницы № 2, сломали дверь и попытались избить медиков. По их версии, врачи выбрали неверную тактику при лечении 25-летнего мужчины, заболевшего лептоспирозом и скончавшегося в больничных стенах.

Природный талант
Григорий Пенжоян: «Доктора Хауса» я смотрю время от времени, за сюжетом не слежу»

Для того чтобы разобраться в случившемся, существуют компетентные органы. Но смотрите – врачей априори всегда считают виноватыми. О том, что сам человек купался в  сомнительном водоеме, подхватил там инфекцию – никто почему-то не вспомнил. Я понимаю, произошла трагедия, но это не повод для того, чтобы приходить и громить больницу. Мы так скатимся к первобытным отношениям.

Я глубоко убежден: если у родственников пациента, у самого больного  есть сомнения в  тактике лечения, нужно обращаться  в вышестоящие инстанции, разбираться. А  противоправные действия должны быть наказуемы.

— В вашей практике были такие прецеденты?

— Угроз физической расправы не было. С оскорблениями приходилось сталкиваться. Но мы знаем, что вербальная агрессия – это один из способов родственников пациента справиться со стрессовой ситуацией. Я и мои коллеги понимаем, что человек, угрожающий медикам, находится в состоянии аффекта, стараемся ему разъяснить, в чем он не прав.

Максимальное участие родственников в том, что происходит с пациентом – один из моих приоритетов, если есть такая возможность. Понятное дело, распахнуть настежь двери в реанимацию и разрешить войти туда всем желающим никто не позволит.

— В феврале этого года инженер медтехники Юрий Будильников, сотрудник вашей больницы, прославился на всю страну, задав вопрос в Твиттере Александру Ткачеву, как выжить на зарплату в 15 тысяч рублей. Что сейчас с Будильниковым? Сколько он зарабатывает?

— Будильников уволился из нашей больницы в конце июня. Во всей этой истории, попавшей в новостные ленты, есть масса неточностей. Оклад у Будильникова к начислению был 18 тысяч рублей, на момент своего обращения к губернатору он проработал всего два месяца. И я абсолютно согласен с Ткачевым, который ответил нашему инженеру: «Вы же знали, на какую зарплату идете, ищите возможность заработать!» 18 тысяч для молодого специалиста, по-моему, это неплохо. Хочешь больше? – нужно что-то предпринимать.

Будильников уволился из нашей больницы в конце июня. Во всей этой истории, попавшей в новостные ленты, есть масса неточностей»

Мы забываем о том, что не государство должно что-то давать, а мы сами должны зарабатывать. Если человек не понимает приоритетов и требует: дайте-подайте-принесите, общество не будет развиваться.

— Сколько сейчас получает врач вашей больницы?

— В среднем 25 тысяч, в зависимости от опыта и стажа. Средние медработники – 19 тысяч, младший персонал — 14 500. Есть доплаты, работает система губернаторских надбавок. Ткачев поставил перед руководителями медучреждений задачу: зарплата у сотрудников должна  быть минимум 30 тысяч рублей. И мы делаем все, чтобы достичь этой планки.

— Вы разрешаете своим сотрудникам подрабатывать на стороне?

— Конечно. Если это не отражается на основной работе, почему я должен останавливать человека, стремящегося улучшить качество своей жизни? Врачи могут найти массу способов подработки – взять полторы ставки, оформить дополнительные дежурства, консультировать в других клиниках.

Если это не отражается на основной работе, почему я должен останавливать человека, стремящегося улучшить качество своей жизни?»

Когда я начинал работать, даже еще раньше, в мединституте, трудился на полставки медбратом. Получив диплом, мы с женой по распределению попали в Темрюк – так вот, родные в те годы меня вообще не видели дома. В семье росло двое маленьких детей. Жена находилась в декретном отпуске. Нужны были деньги, и я пахал без продыха.  Я получал столько же, сколько доцент, – 370 рублей, большие деньги по тем временам, но приходилось вкалывать до седьмого пота.

— Может, это просто поколение нытиков выросло?

— Люди были разными во все времена. Есть те, кто находит возможность и зарабатывает, есть те, кто ноет. Люди не меняются со сменой общественного строя. Просто одни пашут не покладая рук, а другие ждут блюдечка с золотой каемочкой.

— Вы смотрели сериал «Доктор Хаус»? Есть ли в Краснодаре такие врачи?

— «Доктора Хауса» я смотрю время от времени, за сюжетом не слежу. И знаете, у нас в России, да и в Краснодаре, есть немало специалистов такого же уровня мастерства. Другое дело – этическая сторона вопроса. С точки зрения морали, нравственности Хаус позволяет себе вещи, которые абсолютно недопустимы. Да, он гениален, и, безусловно, гениям многое нужно прощать, но не до бесконечности.

Хаусу, если бы он существовал не на экране, а в жизни, нужно было бы корректировать свои поступки. Если ты гениален, это не значит, что нужно вытирать ноги о тех, кто менее блистателен, в том числе и в профессии.

— Возможно ли в российской больнице открытие такого же отделения, как в Принстон-Плейнсборо,  где работал Хаус?  Чтобы было, как в сериале – над больным с неясным диагнозом колдуют лучшие специалисты, при первой же необходимости его везут на компьютерную томографию...

— На КТ и у нас везут при первой же необходимости, другое дело – всегда ли это обосновано? Для любого врача-клинициста важно понимание: не всегда нужно ставить диагноз ОРЗ с помощью томографа.

У нас, в краснодарской медицине, высокий уровень диагностики. Я имею в виду в первую очередь краевую клиническую больницу, детскую краевую, онкологический диспансер. Власть сегодня при финансировании отрасли и оценке нашего труда ставит задачу: не ссылайтесь на лучшие регионы России, равняйтесь на Запад.  Что мы и стараемся делать – и в плане приобретения оборудования, и в профессиональных достижениях.

Это как в спорте: если ставить планку на метр пятьдесят, ты так и будешь прыгать – отлично, без сучка и задоринки, но выше – ни-ни. Если же планка  будет на двух с половиной метрах, то два тридцать ты точно возьмешь, если захочешь и постараешься. Если диагноз пациента вызывает вопросы, то мы используем весь ресурс нашей больницы, привлекаем специалистов со стороны.

— Дети из пробирок — отличаются ли они от тех, кто появляется на свет естественным путем?

— Они точно такие же. Все зависит от воспитания.

— Сейчас диагноз «бесплодие» ставят молодым парам все чаще и чаще. Многие моментально собираются  на ЭКО. Это нормально? Если семья может себе позволить оплатить искусственное зачатие, нужно ли тратить время на то, чтобы попытаться забеременеть привычным способом?

— Это плохая тенденция, неправильная. Мы, врачи, всегда стараемся добиться беременности естественным путем. Есть те, кто хочет заплатить и решить проблему бесплодия сразу – врачи, как правило, их отговаривают. У нас проблему бесплодия решают в краевом центре планирования семьи, есть несколько частных клиник. Не первый год в крае действует губернаторская программа, по которой ЭКО делают бесплатно, но при наличии определенных показаний.

Медицина шагнула далеко вперед за последние двадцать лет. Сегодня экстракорпоральное оплодотворение успешно в 40% случаев. На заре моей профессиональной деятельности мы и мечтать о таком показателе не могли.

— Вся страна обсуждает Киркорова, у которого из пробирки сначала родилась дочь, а потом сын. Как вы к этому относитесь?

— Нельзя обманывать естество, менять природу, которая определила, каким именно способом должны размножаться люди. Если человек способен зачать ребенка естественным путем, то искусственное оплодотворение не для него. Оно для тех, кто прошел все пути лечения и не добился требуемого результата.

То, что сделал Киркоров, –  омерзительно. Мне это неприятно как мужчине и как врачу. Если нет медицинских оснований, то делать из своих пробирочных детей такой пиар совершенно безнравственно. С моей точки зрения, это вообще грех. Современные технологии должны помогать в тех случаях, когда есть медицинские показания. Все остальное — от лукавого. Точно так же,  как, к примеру, обсуждать на ток-шоу проблему суррогатного материнства.

Природный талант
«То, что сделал Киркоров, – омерзительно. Мне это неприятно как мужчине и как врачу»

— Сейчас молодежь буквально живет за компьютером. Вредно ли это для здоровья? А для репродуктивной функции? Недавно ученые опубликовали информацию, что Wi-Fi отрицательно влияет на способность мужчин стать отцами.

— У меня нет объективных данных по поводу Wi-Fi и детородной функции. Скажу только, что во всем должна быть мера. Избыток магнитных полей, естественно, не может хорошо сказываться на состоянии человека. Все должно быть в разумных пределах.

Многочасовое сидение за компьютером благоприятно на здоровье не отражается. Это касается и мужчин, и женщин, которые днями, месяцами, годами не отрываются от монитора – страдает при этом и психическое здоровье, и сексуальное, все функции организма.

Человек создан для того, чтобы двигаться – так предусмотрено природой. Мы же страдаем от гиподинамии, стрессов, перенапряжения. 

Беременным, которые работают за компьютером, нужно чаще  менять род деятельности – вставать, гулять, общаться.

— Не первый год общество волнует тема запрета абортов. Ваше отношение к этому?

— Запрещать ничего нельзя. В нашей стране искусственное прерывание беременности уже запрещалось. И что же? Количество криминальных абортов увеличилось в разы. Да, я согласен, что сегодня в России выполняется огромное количество абортов и с этим нужно что-то делать. Но палочная система здесь не поможет.

На мой взгляд, методом борьбы нужно сделать просвещение, воспитательную работу. Врач должен предупредить пациентку, желающую прервать беременность, о вреде аборта для здоровья, возможных последствиях бесплодия. Молодежи следует рассказывать о методах контрацепции. Причем это нужно делать регулярно, а не время от времени, тогда будет эффект.

Часто женщина принимает такое решение под влиянием эмоций, из страха перед будущим, из-за материальных проблем. Достаточно с ней просто поговорить, и решение меняется.

На Кубани за последние годы количество абортов уменьшилось в 3 раза. Раньше на одни роды приходилось 2 аборта, сейчас этот показатель равен 0,6. Пропаганда здорового образ жизни дает свои плоды.

— Идеальный портрет роженицы – это…

— Чтобы она была здорова и мотивирована на беременность. Чтобы понимала, какая это ответственность. Оптимальный возраст для первых родов – 23-25 лет.  И, конечно же, лучше, когда ребенок появляется на свет в полной семье. Будущая мама должна понимать, что ее здоровье и здоровье малыша – не та вещь, которую  можно кому-то перепоручить.

Природный талант

— Меняется экология, темп жизни.  Изменились ли стандарты, связанные с беременностью и родами? Например, вес и рост новорожденного, описываемый в хрестоматиях советских времен – 3 200 и 52 см?

— Конечно. Сейчас дети рождаются куда крупнее, чем 20 или 50 лет назад. Это проявление акселерации. Абсолютно нормальное проявление. Качество нашей жизни меняется, ее условия. Человек  сам по себе становится больше, крупнее, так как живет в более благоприятной среде, чем, скажем, его бабушки и дедушки в послевоенное время.

— Почему сейчас новорожденным практически не ставят 10 баллов по шкале Апгар, что равнозначно стопроцентному здоровью?

— 10 баллов ставят, но не так часто, как хотелось бы. Здесь есть определенная перестраховка, чтобы больше внимания уделить малышам, только что появившимся на свет. Ответственность в неонатологии очень высока – лучше сделать больше, чем недоделать, упустить.

— Вокруг грудного вскармливания сложено очень много мифов. Какие из них правдоподобны?

— Я однозначно позитивно отношусь к кормящим матерям. Природа дала женщине грудь именно для того, чтобы она вскармливала младенца. Кстати, уже доказано, что кормящая мать болеет раком молочной железы в 4 раза реже, чем женщина, выбравшая для ребенка бутылочки и смеси.

Я однозначно позитивно отношусь к кормящим матерям. Природа дала женщине грудь именно для того, чтобы она вскармливала младенца»

Кормление грудью хорошо до года-полутора лет. Дальше ребенок переходит на взрослый режим питания, у него меняется система пищеварения. Поэтому я не поддерживаю мам, которые проповедуют кормление грудью до трех и более лет малыша.

— Почему мальчиков рождается больше, чем девочек, но во взрослой жизни везде, кроме власти, армии и полиции, преобладают женщины?

— В природе, в любой среде самцов всегда рождается больше — они чаще гибнут. Женщина более жизнестойка, у нее больше шансов выживания, чем у мужчин в экстремальных ситуациях. Это закон природы, она задумывается о будущем еще задолго до того, как женщина узнает о своей беременности.

— В последние годы набирает популярность движение «чайлдфри»: молодые люди сознательно отказываются от радости отцовства и материнства, живут в свое удовольствие и ни под каким предлогом не собираются заводить детей. Что это – дань моде или патология?

— Мы слишком часто стали подменять понятия. Эгоизм человека в данном случае превалирует. Я задам контрвопрос: что может быть важнее ребенка? Карьера? Благосостояние? Вот вы, Валентина, можете поставить на одну чашу весов виллу на Канарах или сногсшибательную должность с миллионным ежемесячным доходом, а на другую – своего сына?

— Конечно, нет, это даже не обсуждается.

— Вот и получается, что все эти идеи движения «чайлдфри» — бред, шизофрения. Человеку нельзя отказываться от возможности иметь детей. У меня самого часто спрашивают, почему мол родил только двоих? И я честно отвечаю: потому что в молодости дураком был, ответственности боялся, что денег не хватит, поднять не смогу, на ноги поставить. Глупости все это. Детей должно быть много, это смысл жизни. А «чайлдфри» – это свобода не от детей, а от продолжения своего рода, по сути — дорога на кладбище.

Природный талант
«Вот и получается, что все эти идеи движения «чайлдфри» — бред, шизофрения. Человеку нельзя отказываться от возможности иметь детей»

— Давайте поговорим о платной медицине…

— Сначала разделим понятия. Бесплатная медицина в том виде, как она сейчас существует, должна оказывать пациенту помощь в полном объеме. Это прописано в российском законодательстве. Платная медицина, на мой взгляд, в первую очередь нужна для людей-«хотелок». Так я называю тех, кто привык сорить деньгами всюду, где бы он ни находился.

Услуги платной медицины должны быть в первую очередь адресованы тем, кто хочет каждый деть делать компьютерную томографию и готов за это платить, даже если нет показаний для этой процедуры, тем,  кому нужны комфортные условия, отсутствие очередей, чай и кофе в кабинете врача.

Платная медицина, на мой взгляд, в первую очередь нужна для людей-«хотелок». Так я называю тех, кто привык сорить деньгами всюду, где бы он ни находился»

Платная медицина ориентирована в первую очередь на комфорт пациента. Мы, бюджетники, очень четко отслеживаем вещи, которые происходят у частников, лучшие берем себе на вооружение. Например, отношение персонала к больным.  Мы, например,  издали у себя в больнице  кодекс поведения сотрудников, расширили их обязанности, применили к нашим условиям – это подсмотрено у частников, не скрываю.

В нашей врачебной среде все знают, в какой коммерческой клинике Краснодара работают по совести, а в какой – по заданному плану. Нормальный врач, ответственный, профессионал, если столкнется с заболеванием, которое ему не по зубам, то пошлет пациента к другому медику, знающему, как бороться с недугом.

Если же доктор в частной клинике ориентирован руководством в первую очередь на прибыль, он начнет такому пациенту назначать ненужные обследования, направлять на анализы… Состояние сегодняшней платной медицины мне во многом напоминает общество 90х- годов – такое же безбашенное, живущее сиюминутной прибылью, сегодняшним днем.

— Это правда, что вы даете сотрудникам четкую установку: «если узнаю, что кто-то вымогает деньги у пациента, тут же уволю»?

— Правда. И прецеденты бывают, правда они сведены к минимуму. Не так давно я узнал, что врач просил у больной деньги за лечебные манипуляции, я тут же предложил ему уволиться. По всей больнице висит номер моего мобильного телефона, пациенты не только звонят мне, но и приходят – в приемной никогда не бывает пусто.

И я считаю, что это абсолютно правильно. Лучше пусть они придут к главврачу, чем шепчутся по углам, передавая деньги.

Природный талант
«Не так давно я узнал, что врач просил у больной деньги за лечебные манипуляции, я тут же предложил ему уволиться»

— Как вы думаете, почему состоятельныеые люди предпочитают лечиться за границей?

— Это стереотип, который надо преодолевать. Надо рассказывать во всеуслышание, что мы здесь, в Краснодаре, делаем, каких результатов добиваемся. Ведь сегодня краснодарские медики достигают показателей, которыми может похвастаться не всякая европейская клиника. Я имею в виду в первую очередь операции по трансплантации, ведение беременности с различными осложнениями, гинекологические операции, операции на легких, на сердце.

Возможно, человеку становится психологически комфортнее, если он заплатит большие деньги и уедет в западную клинику. Что ж, это его выбор.

— Насколько часты в вашей больнице врачебные ошибки?

— В прошлом году по всему Краснодарскому краю было 4 обоснованных жалобы на действия медицинских работников. Знаете почему? Не все претензии пациентов имеют под собой почву для уголовного преследования медика. Многое порождается из-за непонимания, из-за нежелания персонала объяснить и неумения пациента слушать.

Некоторые больные не в состоянии мыслить реально. Болезни человека обусловлены прежде всего его образом жизни, генетикой, экологией. Многие не желают жить по правилам, не выполняют рекомендации врачей, а потом их же обвиняют во всех смертных грехах.

— Но не зря же говорят, что у каждого врача свое кладбище.

— Это избитая фраза, за много лет она стала кощунственным стереотипом. Вот смотрите, у нас в больнице действуют 3 ступени контроля – ошибка на каждом уровне высвечивается моментально: врач, заведующий отделением и отдел контроля, которым руководит мой заместитель. Практически 90% историй болезни проходит через этот контроль, что практически исключает врачебные ошибки. Да, бывают сложные случаи, иногда срабатывает человеческий фактор. Но врачебные ошибки встречаются достаточно редко.

Приведу пример. У нас сейчас лежит пациент. Человек  в возрасте, ему далеко за 70, диагноз - рак желудка с метастазами. Его прооперировали. При операции случился инсульт. Мы активно лечим его. Он уже пришел в себя, идет на поправку.

Супруга же каждый день говорит мне: «Вы убиваете моего мужа». Она не слышит объяснений врачей о тактике лечения, не открыта к диалогу с медиками. Мы ведем пациента, соблюдая все существующие правила и медицинские стандарты. Ее же основная жалоба: почему он в реанимации не принимает таблеток? И доводы, что все лекарства мы вводим ее мужу внутривенно, как и положено в отделении реанимации, не срабатывают.

Женщина упрямо стоит на своем: «Двадцать лет он был жив только потому, что пил таблетки, а теперь вы его этого лишаете». Это врачебная ошибка?

— Нет, это недоразумение. А вот то, что случилось с Соней Куливец?

— С моей точки зрения, история с маленькой Соней — это чудовищное стечение обстоятельств. Врачебная ошибка – это заблуждение в тактике ведения пациента. В случае недобросовестности врач относится к пациенту наплевательски: не буду лечить, как-нибудь потом выкручусь. Добросовестная ошибка – когда медик ищет пути решения проблемы, но не может найти, ему не хватает знаний, оборудования, опыта.

С моей точки зрения, история с маленькой Соней — это чудовищное стечение обстоятельств»

— Откуда взяться знаниям, если медицинский университет испокон веков считается самым дорогим при поступлении. Многие считают, что туда поступают не самые способные, а самые денежные абитуриенты.

— Я не первый год  возглавляю государственную аттестационную комиссию в медицинском университете, и разговоры о тугоумии студентов отчасти считаю голословными. В этом году кафедра акушерства и гинекологии, которую я возглавляю, не допустила к госэкзаменам 4-х выпускников из 60-ти, мы их отчислили. Потому что их знания не соответствовали профессиональным требованиям. И, скажу вам, это жесткая позиция ректора КГМУ: у нас нет плана по выпускникам, двоечникам в медуниверситете не место.

Разговоры о поступлении в мед по блату ведутся столько, сколько я себя помню. Но сейчас ведь вступительные экзамены не сдаются – зачисление идет по результатам ЕГЭ. Тут, конечно, есть вопросы, особенно когда волна стобалльников едет в Краснодар из соседних регионов, но случайные люди в профессии врача не приживаются, уверяю вас.

— А вы возьмете к себе в больницу на работу молодого специалиста?

— Почему нет? Вот только сейчас решился вопрос –  к нам приходит доктор после ординатуры. Молодая, беременная, с хорошими рекомендациями с кафедры, где она училась.

— И вас не смущает ни отсутствие у нее опыта, ни ее беременность?

— Опыт она приобретет, а беременность чем страшна? Женщина должна рожать детей. Понятно, что для учреждения это создаст определенные сложности, но они не смертельны.

Природный талант

— Врачи не один десяток лет бьются над вопросом, победим ли рак? Победим?

— Многие вещи мы еще не лечим, нет навыков, опыта, знаний. Но за последние годы выживаемость пациентов со злокачественными онкологическими образованиями резко возросла, если сравнивать, допустим, с концом прошлого века. Потому что сейчас у нас хорошо поставлена ранняя выявляемость болезни, своевременная диагностика и адекватное лечение. Раньше у онкологов не было такого модернизированного оборудования, опыта широкого применения химиотерапии.

Другое дело, что многие люди, столкнувшись с онкологией, впадают в глубокую панику, чем тут же пользуются мошенники различного пошиба и начинают впаривать им «чудо-лекарства». Я считаю, для таких нужно сразу ставить виселицу – недопустимо спекулировать на чужом горе.

— С 1 июля с прилавков аптек исчезли кодеиносодержащие препараты. Как медик, как вы относитесь к подобному нововведению?

— Я отрицательно отношусь к употреблению наркотиков вообще и не вижу повода давать кому-то поблажки. Сейчас у нас в отделении реанимации лежит женщина, которую нашли на улице беременной. Она наркоманка, на 21-й неделе у нее случился выкидыш. Сейчас мы боремся за ее жизнь, тратим огромные суммы, чтобы спасти ее. А поддерживаю запрет на продажу кодеина. В свободной продаже есть аналогичные препараты для тех, кто действительно страдает, к примеру, от головной боли.

Наркоманы, увы, вряд ли изменят свои пристрастия после этого запрета. Какой выход? Общество должно быть нетерпимо к наркомании. Кто-то знает, что его сосед употребляет наркотик, другой, что соседка напротив привечает наркозависимых, но люди привыкли молчать. Пока всем миром мы не начнем бороться с наркоманией, она будет непобедима.

— Григорий Артемович, вы и другие кубанские медики много дней провели в пострадавшем от наводнения Крымске. Какие у вас самые сильные впечатления?

— То, что произошло в Крымске, смерть стольких людей во время стихийного бедствия, безусловно, ужасно. Правовую оценку случившемуся должно дать следствие. Сейчас разрушенный город восстанавливают всем миром, и медики не остаются в стороне. Здание женской консультации в Крымске оказалось практически полностью затопленным. Местные доктора вместе с коллегами из Краснодара, Славянска-на-Кубани, Абинска, других городов и районов сумели в считанные дни восстановить всю документацию и приступить к оказанию адресной помощи беременным крымчанкам.

Практически все из них сейчас проходят реабилитацию в санаториях на Черноморском побережье. С момента стихии в Крымске родилось уже около 100 детей, а это значит, что жизнь продолжается и нужно спешить на помощь тем, кто в ней нуждается.

Бригады медиков трудятся в Крымске с первых дней восстановительных работ. Врачи проводят массовую вакцинацию, делают подворовые обходы, беседуют с пострадавшими от стихии – им ведь так важно понимание, что они не брошены на произвол судьбы, что их поддерживает весь край, вся страна.

1 комментарий

avatar
Макарыч 10 авг 2012, 10:43
Открыт, честен, умён. Что тут скажешь? Дай Бог нашему народу и обществу побольше таких людей! Спасибо, Григорий Артёмович!
Авторизуйтесь, чтобы можно было оставлять комментарии.

Первая полоса

Weekend

Премьера недели. «Джокер»

Кинообозреватель «Югополиса» Сабина Бабаева о том, что «Джокер» с Хоакином Фениксом уверенно становится фильмом года.

Weekend

Премьера недели. «К звездам»

Сабина Бабаева о том, почему новая sci-fi-драма с Брэдом Питтом заслуживает внимательного просмотра, хотя и вряд ли понравится многим.

Люди Ситуация Weekend

Небо в кайтах. Бугазская коса вчера, сегодня, завтра

Как Веселовка и Благовещенская в Краснодарском крае благодаря кайтерам стали цивилизацией. Фотограф и спортсмен Алексей Охрим рассказал «Югополису» о «русском Вудстоке», жизни на Бугазской косе и особенностях национального освоения побережья.