Бизнес

Gingo освобожденный

Байер Гурген Киканян рассказал «Югополису» об искусстве жить по-новому.

24 июн 2013, 09:15 Сабина Бабаева

Раньше на этом месте был другой магазин: «известные бренды, громкие имена». Но однажды, как джинн из сосуда, появился Gingo, словно кто-то загадал  желание, потер стеклянную дверцу и освободил дремлющий дух творчества, выйдя с ним на прямой контакт. Где, как не здесь, в старом центре, окруженный высокими деревьями, должен располагаться самый необычный в городе магазин одежды? «Югополис» заглянул сюда побеседовать с байером и идейным вдохновителем Gingo Гургеном Киканяном, скромно называющим себя продавцом, — и остался надолго.

После того как Гурген рассказал о том, чем отличается Gingo от других магазинов  одежды, как люди, приходя сюда, совершенно меняют манеру одеваться и что такое интеллектуальная мода, он устроил небольшую экскурсию по второму этажу концепт-магазина. Показал космические платья Gareth Pugh, изготовленные вручную кожаные изделия от Isaac Sellam, идеальные портфели Comme des Garçons и… работы краснодарских художников, представленные здесь же.

Интервью с Гургеном Киканяном открывает небольшую серию материалов «Югополиса» о различии российского и европейского подходов к ведению дел, отдыху и шопингу. Что важнее для россиян, и краснодарцев в частности, —  учиться жить: работать, одеваться, отдыхать — по-новому или стараться выжить, как делали это предыдущие поколения?

— Гурген, расскажите о Gingo. С чего он начинался, почему такое название?

— Идея названия появилась неожиданно. Мы обратились к ребятам, о которых нам сказали, что они лучшие в городе в части нейминга и создания фирменного стиля. Они долго что-то придумывали, и все это было не то, чего я хотел бы. В конце концов название, как это иногда бывает, пришло само собой. Я стоял на балконе, курил и смотрел на мои любимые деревья — гинкго билоба, которые вот уже пятнадцать лет растут здесь. Их пять, они расположены по длине всего магазина. Гинкго билоба — одно из древнейших деревьев на планете, и оно несет в себе очень многое. К тому же дерево воплощает жизнь, и мне показалось, что это название идеально подойдет.

Gingo освобожденный

— Gingo — это концепт-стор?

— Да, только мне не очень хотелось применять это слово, потому что сегодня его используют слишком часто, а ведь концепт — вещь сложная. Не хочу ставить штампы. Тем более мы пока только начинаем, и я пытаюсь устроить здесь все так, как вижу, как мне хотелось бы, чтобы это выглядело. В том числе не хочется эти штампы использовать и в отношении людей, которые здесь работают, того, чем они занимаются. Например, если вы спросите, чем занимаюсь я, скажу: я — продавец.

— Это европейский подход. Знаете, в Европе часто принято совладельцам или хозяевам магазинов, ресторанов или парикмахерских участвовать в работе наряду со всеми остальными служащими, особенно когда работает вся семья, не разделять обязанности, а делать всем — всё, лишь бы гостям было хорошо.

— Да, совершенно верно, это как раз то, чего я хочу от всех, кто здесь работает, — донести до них, что хочется просто одну семью, чтобы у всех были одинаковые интересы, чтобы все этим жили. И раз уж мы в первую очередь магазин, хочется внедрять определенный стиль жизни. Я занимаюсь поиском чего-то интересного. Прежде всего мы продаем одежду, но в будущем, я надеюсь, станем заниматься не только этим. Вот у нас, например, на втором этаже висят работы наших художников, и эти работы можно купить. Это Бениамин Папян, Миша Карагезян. Их начинают узнавать. Вот сейчас заходила девушка, интересовалась, что это, чьи работы.

Gingo освобожденный

— Расскажите о стиле жизни, который вы упомянули.

— Я уже довольно долго работаю с одеждой, лет пятнадцать. Раз уж мы заговорили о Европе, я там видел магазины — они есть в каждом европейском городе, — которые занимаются тем, что находят какие-то интересные бренды, ту одежду, в которой проявляется индивидуальность человека. Ведь одежда — один из способов самовыражения. Почему у нас в Gingo именно эта одежда — потому что, на мой взгляд, она интересна.

— Одежду каких марок вы продаете?

— У нас около тридцати брендов. Rick Owens — один из первых представителей авангардной моды. Gareth Pugh, Comme des Garçons, Damir Doma. Японские дизайнеры, бельгийские. У всех этих дизайнеров представление о том, как должна быть сшита одежда, очень отличается от типичного. Что касается, например, японских дизайнеров, у созданных ими вещей необычный крой — в этом отличие их стиля.

Не могу сказать, что у нас эти вещи необыкновенно популярны. Но, по крайней мере, те, кому это понравилось, не могут уже носить ничего другого, им все остальное уже не так интересно.

Gingo освобожденный

— Кто ваши покупатели, для кого предназначена одежда из Gingo?

— Наша аудитория очень разная. Если говорить о возрасте — от 15 до 60 лет. Концептуальность здесь не в том, что эта одежда предназначена строго для определенной аудитории. В Европе вот есть концептуальные магазины, в которые заходишь и понимаешь, что все выполнено в одном стиле и это в принципе не может носить человек определенной профессии или он может это носить, например, на отдыхе. У нас не так, здесь довольно разная одежда, но объединяет все эти вещи, бренды, дизайнеров то, что  каждый может себе что-то у нас купить.

— Как вы считаете, вам удается или удастся в будущем приучать людей к хорошему вкусу? Ставите ли вы перед собой такую задачу?

— В принципе да, но я не очень люблю слово «учить». Мы ставим цель показать, как человек может выглядеть, преподнести варианты, одеть, и он посмотрит на себя со стороны. Обычно так и получается: мы человека одеваем, и потом он к нам возвращается.

Gingo освобожденный

— Были случаи, когда люди меняли манеру одеваться, к которой привыкли?

— Конечно. Случалось, люди абсолютно меняли стиль. Проблема была в том, что они такого просто не видели, не знали, что такие вещи бывают. У людей очень много стереотипов. Раньше на этом месте был другой магазин: известные бренды, громкие имена. Очень многие клиенты приходили из года в год, покупали одинаковые вещи, и  даже не думали, что бывает что-то другое, им это было неинтересно. А сейчас все изменилось.

— Как вы сообщаете людям, что есть Gingo? С помощью рекламы?

— Если честно, мне не очень нравится, как работает реклама в Краснодаре. Я против того, в каком виде все это преподносится: журналы, глянец. Я понимаю, что есть соцсети, и это отличный способ рассказать о нас. Думаю, на это нужно делать основной упор — уверен, это лучше всего работает. Хотя сам я, например, не пользуюсь соцсетями: меня это отвлекает.

Gingo освобожденный

— А как происходит заказ одежды?

— Все коллекции заказываю я. Езжу в Париж или Милан. Главным образом в Париж, потому что там представлено большинство брендов. Скоро мы поедем заказывать то, что будет продаваться следующим летом. Нужно сделать заказ вовремя, чтобы всё успели отшить. Смотрим показы, которые представляют известные бренды, но многие не делают никаких показов, а просто работают, шьют одежду.

Впечатление, которое это производило на людей, было понятно какое. О нас говорили: «В этом магазине все черное». Нам приходится подстраиваться под регион...»

— Флагманский магазин в России марки Comme des Garçons, которая представлена и в Gingo, располагается не в Москве, а в Санкт-Петербурге. Реи Кавакубо объяснила это тем, что предпочла разместить флагман в «интеллектуальной столице». А для вас играет роль разъяснение покупателям интеллектуального значения одежды, стиля? Того, что одежда может быть отражением интеллекта, а не просто определенным образом скроенным куском полотна?

— Да. Одежда — это философия, склад мыслей, образ жизни. Есть люди, которым интересно об этом узнавать, учиться, слушать, и мы можем это донести. Скажу даже, что таких людей большинство. Люди, когда видят что-то необычное, реагируют по-разному.

Я был приятно удивлен, что есть те, кому как минимум приятно послушать о значении одежды. Они вникают, могут что-то примерить, иногда говорят нечто вроде «я пока не готов, но подумаю». И я наблюдаю за тем, как меняется состояние, в котором пребывает человек: это на лице написано.

Gingo освобожденный

— В этой связи не могу не спросить: вы ведь планируете проведение каких-то мероприятий на втором этаже?

— Да; правда, пока мы провели только открытие: 16 ноября — первого этажа, 20 апреля — второго, но в будущем планируем проведение мероприятий. Я даже представляю их формат, мы это обсуждаем внутри коллектива, и есть определенные моменты, с которыми я не согласен. Не хочу назидательности по отношению к нашим гостям.

— То есть Gingo может стать местом, куда люди могут приходить и интересно проводить время, даже если ничего не покупают?

— Мне бы хотелось, чтобы здесь, например, можно было знакомиться с работами наших художников. Думаю, это и проще, и полезнее, чем проведение лекций. Пока перед нами вопрос организации: как все это сделать. Вот мы и думаем, ищем. В любом случае что-то будет, и вы узнаете об этом.

Gingo освобожденный

— Что вы думаете о манере краснодарцев одеваться? Существует ли определенный стиль или все слишком размыто и у каждого своя манера, если она вообще есть?

— Стиль существует. Он так и называется — краснодарский. Яркие, порой кричащие цвета, высоченные каблуки с утра до вечера, всё напоказ. Конечно, всякий стиль имеет свое место. Мы можем предложить любую альтернативу. Взять, например, вечерние платья. Сейчас намечаются выпускные. Заходят к нам посетители и спрашивают: у вас есть нарядные платья? Мало кто ищет красивое платье. Простое, с хорошим кроем, неяркого цвета…

Стиль существует. Он так и называется — краснодарский. Яркие, порой кричащие цвета, высоченные каблуки с утра до вечера, всё напоказ»

Получается, мы живем на юге, и у нас любят одеваться очень ярко. Люди хотят украсить себя одеждой. Не они себя несут, а одежда должна их украсить! Но это отвлекает от самого человека, от личности. Многие дизайнеры, одежду которых мы продаем, теперь работают с разными цветами. Все очень сбалансированно, правильно подобрано. До этого, например, тот же Damir Doma работал только с монохромными цветами, а это вообще неприемлемо для наших женщин. Там несколько оттенков серого, черный.

Gingo освобожденный

Когда мы открылись, у нас была представлена более концептуальная мода: много черного, монохромного. Впечатление, которое это производило на людей, было понятно какое. О нас говорили: «В этом магазине все черное». Нам приходится подстраиваться под регион, и в моей профессии это, наверное, самое главное. Можно быть сколь угодно хорошим байером, с хорошим вкусом, но ты должен прежде всего адаптироваться. Даже исходя из тех коллекций, что есть; постараться как минимум не произвести невыгодного впечатления.

— А как насчет краснодарского стрит-стайла? Вам хочется, чтобы в том, что касается манеры горожан выглядеть и одеваться, Краснодар стал похож, например, на Барселону, если говорить о городах с мягким климатом? Или до этого так далеко, что даже думать об этом странно?

— Сейчас в крупных городах люди потихоньку отходят от сложностей в создании своего повседневного стиля. Как выглядит одежда на каждый день? Довольно просто. Она не имеет никаких обозначений. Вот взять мужскую одежду. Многие мужчины за сорок, имеющие определенное социальное положение в нашем городе, к покупке одежды относятся, как, скажем, к приобретению автомобиля. В смысле, есть бренд, который считается хорошим, раз производит что-то дорогое, и только такое нужно покупать. А то, как этот человек в такой одежде выглядит, называя это «я ношу классическую одежду», не столь важно.

Все покупается из-за какой-то фурнитуры, на которой что-то написано. Человек боится: вдруг кто-то подумает, что у него нет денег. И с помощью одежды он показывает, что деньги у него есть.

Gingo освобожденный

А уличная одежда должна выглядеть достаточно просто. Когда человек начинает ценить одежду не как способ кому-то что-то показать и доказать, только тогда он одевается правильно. Когда уйдет все это украшательство, когда оно, наконец, закончится, можно будет говорить о стрит-стайле. Но, я думаю, на Барселону это никогда не будет похоже. Там люди с детства видят, как выглядят все вокруг, как нужно и должно. На кого смотрят у нас?

Разве что новое поколение, с появлением Интернета, может много чего увидеть. В целом  молодое поколение способно выглядеть иначе. Хотя есть и определенное число людей постарше, которые меняются. Выражение «интеллектуальная мода» действительно работает в том смысле, что люди, которые могут носить нечто авангардное, — люди мыслящие, думающие.

Есть еще такой стереотип: «мне это очень нравится, но я не могу это надеть: что скажут вокруг?»  То есть общественное мнение играет очень большую роль. Были случаи, когда человек приходил к нам, совершенно менял стиль, переодевался, но заявлял, что сможет носить это только на отдыхе в Европе. И, приезжая оттуда, говорил, что действительно носил там эту одежду, и с огромным удовольствием. А здесь он не готов это носить — не готов услышать, что это кому-то не понравится.

— Сегодня самым актуальным и разумным подходом к созданию гардероба, по мнению многих известных критиков моды, редакторов и дизайнеров, считается принцип смешения люксовых марок с одеждой из масс-маркета и винтажем. Вам по душе такой подход или вы считаете, что нужно одеваться только в вещи, созданные перфекционистами?

— Это прекрасный подход. Он говорит о том, что человек этим интересуется и умеет это делать. Я сам противник покупок лишь в одном месте, придя в которое, можно купить все. Нужно не лениться искать, учиться формировать гардероб. У нас часто случается, что человек не хочет ходить по магазинам брендов масс-маркета. Ну не готов он психологически примерить майку Topshop. Хотя она может быть такого же качества, как майка дорогого бренда.

Gingo освобожденный

Но дорогой  бренд, производя такую майку, не может поставить цену, как в  масс-маркете. У них определенная ценовая категория. Разве что такой бренд может выпустить молодежную линию, подешевле. А бывает, что человек не хочет покупать хорошую вещь, потому что она стоит подозрительно дешево. Сам же я покупаю, например, футболки American Apparel. Отличные футболки, хорошего качества. Или вот у нас появится одежда American Vintage — для тех, кто не хочет простую вещь покупать задорого.

— А что на вас сейчас?

— Это Damir Doma: майка, брюки. Ботинки — Maurizio Amadei.

— Все это у вас здесь продается?

— Кроме ботинок. Это довольно дорого, а так как ботинки выполнены в авангардном стиле: грубая кожа, словно грязная, и все такое, — у нас здесь решат, что такие ботинки «не выглядят на эти деньги». Понимаете, да? То есть, наверное, чтобы отвечать представлениям большинства, эти ботинки должны быть золотыми. Золотые, кстати, проще было бы продать (смеется).

Gingo освобожденный

— Ну кто-то же продает и золотые.

— Да, есть такие, правда, не золотые, а бронзовые…Знаете, я нормально ко всему этому отношусь. Понимаю, что это пережитки. Был Советский Союз, были тяжелые времена. По одежде видно: бывают вещи, которые прямо оттуда, родом из СССР. И цвета, существовавшие во время застоев-перестроек. Люди на эти вещи прямо набрасываются, будто срабатывает звоночек из памяти. Когда не было ничего, существовала возможность покупать только это, был магазин «Березка», в котором продавалось что-то не очень похожее на все остальное, — это очень отразилось на людях, на тех поколениях.

Молодым людям то, что мы продаем, нравится, им это интересно, просто это часто дороговато для многих из них. То есть те, кому это нравится, не могут себе позволить это купить, а кто может, тем не всегда нравится. Надеюсь, все это изменится к лучшему.

2 комментария

avatar
Katerina 24 июн 2013, 13:59
Хорошее интервью! Действительно, до европейского отношения к стилю и манере одеваться, краснодарцам еще ооочень далеко, к сожалению...А вот как прививать "иной вкус" за пределами отдельно взятого магазина - большой вопрос, который для меня пока остается без ответа
avatar
prozak 19 июл 2013, 11:20
зайдем посмотрим ) вкус к сожалению это как порода, его можно улучшить, но привить, как виноград нельзя ) школоте не понять категории "магазин "Березка" ))
Авторизуйтесь, чтобы можно было оставлять комментарии.

Первая полоса

Город Люди Ситуация Наука и техника

Хочешь стать «юбилейным» студентом?

У абитуриентов 2020 года есть уникальный шанс стать «юбилейными» студентами, если они поступят в Кубанский государственный университет — один из ведущих вузов на юге России, который в нынешнем году отмечает столетие со дня основания.
Евгения Вольская
Город Люди Weekend

Три комедии… на выбор

Краснодарский академический театр драмы имени М. Горького провёл в июне режиссёрскую лабораторию комедийной драматургии. Она состоялась онлайн. Необычные, надо сказать сразу, ощущения остались от неё. Театр — это всё-таки живой обмен энергиями между актёрами и зрителями. Да, до пандемии, например, популярными стали проекты, когда премьеры и нашумевшие постановки на ведущих театральных подмостках мира транслировались в прямом эфире в кинотеатрах. Но это совсем другое…

Город Люди Ситуация Бизнес Weekend

Мы гостям, конечно, рады, но не всем

После того как 12 июня в нашем крае отменили «красные» пропуска, мои родственники начали планировать свои поездки под вздохи сестры: "Засиделись дома, так хочется побродить по лесу и подышать чистым воздухом".

Сергей Даниленко: «Наш профсоюз – это ковчег, в котором каждый должен чувствовать себя в безопасности…»

«Какой толк от профсоюза – только взносы собирает…» - эта фраза наверняка знакома многим. Однако, среди членов краевого профсоюза работников образования она не популярна...
Елена Назарова
Люди Ситуация Бизнес

Налогу предложили прогрессировать

С 1 января 2021 года россияне, чей годовой доход превышает 5 млн рублей, будут платить НДФЛ по повышенной ставке — не 13, а 15 процентов. Разговоры о переходе на прогрессивную шкалу налогообложения велись уже давно. Что изменится от её введения?

Город Люди Ситуация Бизнес

Закрыть нельзя открыть: на Кубани остаётся всё меньше коронавирусных ограничений

В Краснодарском крае остаётся всё меньше карантинных ограничений, регулирующих жизнь кубанцев в последние три месяца. На состоявшемся в четверг, 25 июня, очередном заседании регионального оперативного штаба кубанские власти сделали новые шаги к возвращению в русло нормальной жизни.

Город Люди Ситуация

Семь дней отмерено, в один — проголосуй

1 июля в Российской Федерации объявлено выходным днем — именно на этот день назначено голосование по внесению поправок в Конституцию. Нам предлагается прийти на избирательные участки и проголосовать. Исходя из того, что именно Конституция является основным законом страны, было принято решение вынести эти поправки на всеобщее обсуждение и голосование.

Город Люди Ситуация

Ковид-тест на профпригодность

Россияне рисуют в честь врачей граффити, поют песни, организуют флешмобы и акции, вешают билборды. Центробанк выпускает специальные монеты, правительство платит повышенную зарплату (за надбавки, правда, местами приходится бороться). Медики за последние месяцы получили столько внимания и столько признания, сколько не получали за последние несколько десятков лет.

Город Люди Ситуация

Выбор главного

Вопрос с выдвижением на пост губернатора Кубани кандидатуры действующего главы региона Вениамина Кондратьева фактически решен – положительно.
Иван Прытыка