Кубанская живопись XIX – начала XX века, как привидение: она, вроде, есть, но её мало кто видел. Петр Косолап и Исидор Строкун, крупнейшие местные художники того времени, покоятся на Всесвятском кладбище Краснодара, их картины на родине практически не известны. Журналист Владимир Бегунов решил восполнить пробел и разыскать сведения о двух ярких представителях неизвестной кубанской классики и авангарда.

Первый кубанский художник

Облупленный холст из запасников Третьяковки

Спустя две недели после начала поисков я получил ответ на один из запросов. В Третьяковке нашли картину Петра Косолапа и прислали ее снимок. До этого она была известна только по названию (неточному) и дате написания (неверной). Возможно, я и музейный сотрудник, ее сфотографировавший, стали первыми, кто увидел это полотно за последние полтора века. Называется оно «Возвращение ссыльного» (1863). В статьях о художнике фигурирует «Возвращение из ссылки» и датировка годом позже. За эту картину Косолап получил серебряную медаль Императорской академии художеств в Санкт-Петербурге.

Холст находится в очень плохом состоянии. Хотя общая композиция читается, но потеряны детали, из которых формировался стиль художника. По словам сотрудников Третьяковки, сейчас картина находится на реставрации, но выставочный вид ей придать уже не удастся. Научный сотрудник Третьяковской галереи Софья Аксёнова говорит, что это единственная картина Косолапа, которая есть у них. Других, по всей видимости, и не было. Значит упоминание о трех полотнах художника, хранящихся в Третьяковке, которое встречается в статьях о Косолапе, – ещё одна оборванная нить в моих поисках.

В поисках потерянных картин

Полтора сохранившихся холста и памятник, построенный по его рисунку - вот и всё, что дошло до нас из творчества первого профессионального художника Кубани. Даже могила его на Всесвятском кладбище потеряна.

Учиться живописи Косолапа отправило в столицу в 1861 году Кубанское казачье войско. На тот момент Петру Сысоевичу исполнилось 26 лет, он был ветераном Крымской и Кавказской войн.

Родился художник в казачьей офицерской семье, окончил Павловский кадетский корпус и воевал в составе пластунской сотни. Войско оплачивало обучение ветерана в Императорской академии художеств. За картину «Сумасшествие. Безумный скрипач у тела матери» (1863) Косолап получил первую серебряную медаль академии. Сейчас это полотно хранится в Русском музее Санкт-Петербурга. До начала моих поисков, это была единственная его известная работа.

Alt
Петр Косолап. «Сумасшествие. Безумный скрипач у тела матери» (1863)

Полотна, от которых остались одни названия

Авторы книги «Екатеринодар – Краснодар. Два века. Материалы к летописи» пишут, что во время учебы, помимо «Сумасшествия» и «Ссыльного», наградой академии отмечалась картина Петра Косолапа «Последние минуты Шамиля в Гунибе» (1867). Также в статьях о художнике можно встретить названия полотен: «Пластуны на Черноморском побережье», «Мюриды убеждают Шамиля сдаться русским». Последняя – якобы коллективная работа студентов Императорской академии, к которой Косолап приложил руку. Другой информации об этих полотнах выяснить не удалось.

Профессор Виктор Чумаченко объясняет потерю наследия Петра Косолапа тем, что он почти не выставлялся при жизни и его работы практически полностью осели в частных коллекциях.

В поисках потерянных картин

Косолап не доучился в академии живописи. Войско отозвало его в Екатеринодар, и ему пришлось служить еще несколько лет. Причины этого решения не ясны. Художник стал есаулом, был награжден орденом святого Станислава III степени, святой Анны IV степени, медалями «За храбрость», «За покорение Кавказа». После увольнения со службы он три десятилетия преподавал чистописание и каллиграфию в Кубанском Мариинском женском училище. Умер в 76 лет.

В 1872 году во время торжеств в честь двухсотлетия Петра I Косолап представлял на выставке в Москве рисунки обмундирования нижних чинов и казачьих офицеров и картину схватки пластунов с горцами. Кроме того Петр Косолап победил в конкурсе на проект памятника сотнику Гречишкину, отряд которого в сентябре 1829 года вступил в неравный бой с горцами в ущелье Волчьи ворота близ станицы Тбилисской.

Екатеринодарская анимация XIX века

Одно из упоминаний о Петре Косолапе можно найти в «Кубанских областных ведомостях» за июнь 1899 года. Тогда по всей стране массово праздновалось столетие Пушкина. В Екатеринодаре пушкинский вечер прошел в Летнем театре, располагавшемся в Городском саду. В программе были лекции, выступления хора, оркестра, драматического кружка. В газете также сообщалось, что «художник Косолап демонстрировал поставленные им «живые картины» на пушкинские темы».

«Живые картины» – распространенное в то время развлечение, придуманное англичанином Эдвардом Мейбриджем. Это кинематограф до кинематографа. Фотограф делал несколько снимков какого-либо объекта в движении. Потом устанавливал их по кругу в специальном аппарате. Круг вращался, и зритель, заглянув через специальное окошко, мог увидеть в каждом аппарате по одной движущейся картине: марширующих солдат, скачущую лошадь, бегущую собачку и пр.

В Екатеринодаре первые сеансы «живых картин» с фотопластинами проводил еще в 1894 году местный изобретатель Алексей Самарский. Скорее всего, аппараты для представления («хронографы») Косолап одолжил у Самарского. Что показывал художник, мы никогда точно не узнаем, но рискнем предположить, что это была анимация из жизни поэта: Пушкин прогуливался по Невскому, читал стихи в салоне, кружился в танце на балу и падал на снег, сраженный пулей Дантеса. Более сложные сюжеты с помощью той техники показать было невозможно.

В тот день в Летнем театре сбор вечера по данным «Кубанских областных ведомостей» превысил цифру, «какой давно не достигало ни одно театральное представление в городе за последние четыре-пять лет».

Грандиозный монумент

Последний проект, в котором участвовал художник, стал его самым известным творением на Кубани. В 1892 году в Тамани решили установить памятник в честь столетия высадки запорожцев на дарованные им императрицей земли. В конкурсе победил рисунок Петра Косолапа. Впоследствии эскиз утвердил император.

Alt

Но работа над монументом затянулась, не хватало средств, необходимые 25 тысяч рублей собирались по городам и станицам. Памятник высадки запорожцев на Тамань был открыт и освящен только в 1911 году. Художник умер годом раньше.

В музеях Кубани нет ни одной работы Петра Косолапа, сохранился лишь памятник запорожцам в Тамани, выполненный по его рисунку.


Репрессированный авангардист

Звонок дочери «врага народа»

Сначала наступило разочарование. На электронную почту пришло письмо: «Владимир, к сожалению, номер телефона дочери Исидора Строкуна прислать не могу, нашла только ее черниговский адрес…»

Да, смотаться на Украину, чтобы закончить материал, у меня возможности нет, подумал я и пошел обедать. А когда вернулся, нашел еще одно письмо: «Оказалось, что живет она совсем рядом, – писала Виктория Александровна, секретарь Черниговского областного художественного музея. – Когда я шла на обед, зашла к ней и взяла номер телефона».

Звоню.

– Людмила Исидоровна, добрый день, я журналист из Краснодара, пишу о вашем отце…

– Владимир, мне приятно, что о творчестве отца узнают в Краснодаре. Он же там у вас и похоронен, на Всесвятском кладбище. Когда отец умер, мне было пять лет, информацию о нём я собирала по крупицам…

Ученик Малевича

Исидор Строкун творил позже Косолапа, в 1930 – 1940-е годы. На Кубани нет его картин, а вот на Украине, в Черниговском областном художественном музее им. Г. П. Галагана три года назад прошла его большая персональная выставка. На нее съехались родственники художника из России и Украины.

В красноармейской книжке бойца Исидора Строкуна записано, что он родился 4 февраля 1900 года в станице Пашковской Екатеринодарского отделения Кубанской области.

Отец будущего художника был кустарем-ремесленником. Исидор был старшим из семи детей. Учился он сначала в художественной школе, потом в сельхозучилище, затем в Кубанском политехническом институте. В самом конце Гражданской войны двадцатилетний парень поступил добровольцем в Красную армию. Когда Советская власть победила, Строкун вернулся к учебе. Закончил Краснодарский художественно-педагогический техникум по специальности «художник-педагог» и педагогический факультет музейного отделения Киевского художественного института. В это время в институте преподавал Казимир Малевич. Строкун увлекался живописью и не мог не посещать лекции основоположника супрематизма. В некоторых картинах Исидора Строкуна чувствуется влияние автора «Чёрного квадрата».

В поисках потерянных картин
Исидор Строкун с семьей (1936 г.)

Защитник черниговских церквей

После учебы художник сначала работал сотрудником Краснодарского исторического музея, а в июне 1931 года Наркомпрос Украины назначил его директором Черниговского государственного музея-заповедника. Связано это назначение было с тем, что Строкун во время учебы в Киеве успешно работал научным сотрудником сразу нескольких музеев.

Художник включился в работу: проводил лекции в клубах и на предприятиях, водил экскурсии, но основные его усилия были направлены на сохранение памятников в то страшное время.

Исидор Васильевич добился включения в состав заповедника нескольких церквей и монастырей, находившихся на грани уничтожения. В изданной на украинском языке монографии Данило Риги «Строкун – защитник памятников государственного Черниговского историко-культурного заповедника в 30-х годах XX века» рассказывается, что на тот момент хозяином одного из монастырей Чернигова стал учебно-строительный комбинат. Руководство комбината перестраивало монастырский комплекс на свой лад. В другом монастыре зоостанция устроила силосные ямы, снесла многие исторические захоронения. Строкуну удалось включить эти объекты в состав заповедника, поставить на консервацию одну из церквей, ещё одну передать под архивохранилище и таким образом спасти от уничтожения.

В поисках потерянных картин
Исидор Строкун за работой (1936 г.)

Местные власти всячески противодействовали этой работе, однажды директора заповедника даже арестовали, и он провел в камере двадцать дней. Подробности этого ареста рассказывает дочь художника:

«Власти хотели церкви превратить в зернохранилища, а отец был против. Вот его и посадили. Пока он сидел, власти все равно сделали по-своему. До коллективизации ведь каждый крестьянин у себя дома зерно хранил. После образования колхозов понадобились огромные хранилища. Под них церкви и приспосабливали. Зерно в таких больших объемах в неприспособленном помещении слеживалось и начинало гореть. Фрески уничтожались. Отец был категорически против такого варварства, но кто его слушал?»

В 1933 году черниговский заповедник ликвидировали, и Исидор Строкун уехал в Сочи, где прожил несколько лет.

Потерянный сочинский Сталин

Самые ранние сохранившиеся картины Строкуна относятся к черниговскому периоду. Работал он, помимо господствующего тогда в СССР соцреализма, в стиле «буржуазных» конструктивизма и ар-деко. Были в его творчестве и этнические мотивы, эскизы ковров.

В поисках потерянных картин
Исидор Строкун. «Двое» (1930-е)

В Сочи, по воспоминаниям дочери художника, Строкун написал два пятиметровых жанровых полотна, его жена София работала в санатории «Кавказская ривьера», у них на тот момент было двое детей – дочь Сусанна пяти лет и сын Ларион двух лет. Последнее перед арестом упоминание о художнике находим в «Курортной газете» от 10 февраля 1939 года в заметке о выставке сочинских художников: «И. Строкун в настоящее время работает над большим полотном – “И.В. Сталин – инициатор реконструкции курорта Сочи-Мацеста”». Строкуну не помогла работа над полотном, возвеличивающим вождя народов. В том же 1939 году вместе с семьей художник был выслан в Якутию по обвинению в принадлежности к «контрреволюционной националистической организации, клевете на ВКП(б) и советское правительство». Сама картина про Сталина как в воду канула.

«То, что картин Строкуна нет в кубанских музеях, – вполне объяснимо, – говорит профессор Виктор Чумаченко. – Во время войны кубанские музеи планировали эвакуировать в последнюю очередь и не успели. Они были разграблены, и все их коллекции в послевоенные годы практически начали собирать заново».

Картина из ссылки

Художник был арестован в апреле 1939 года. По тем времена Строкуну повезло – дали всего лишь пять лет ссылки. Жену «врага народа» переселили из хорошей квартиры в маленькую комнатушку, которую через несколько дней ограбили. Помыкавшись, собрав детей, София Строкун подобно женам декабристов поехала к мужу в Якутию.

В исправительном лагере города Алдан, куда отправили художника, Строкун работал скульптором-технологом по керамике на производстве посуды. Сохранился пейзаж того периода. В этом есть своя символика: картина свободного художника - гимн Сталину потерялась, а написанный ссыльным незамысловатый пейзаж жив.

Чем только ни занимался Исидор Строкун за свою жизнь: преподавал рисование и французский язык, писал картины, ставил памятники, спасал музеи, а в 1943 году ему пришлось проектировать и запускать печь для плавки свинца. На соседнем прииске Лебединый начали строить завод, кадров не хватало, шла война. Художник освоил технологию и даже внедрил свои разработки в производство свинца из местного галенита.

Вернулся из ссылки Исидор Васильевич после войны, поселился в Чернигове, занимался скульптурой. Среди его работ – бюст красному командиру гражданской войны Николаю Щорсу и героине Великой Отечественной Зое Космодемьянской. По воспоминаниям дочери, Исидор Строкун восстанавливал в Чернигове разрушенный во время войны памятник Ленину.

«Имя отца нельзя было упоминать, – вспоминает Людмила Строкун. – Я ходила в школу в селе Старый Белоус Черниговской области мимо памятника одиннадцати мирным жителям, заживо сожженным гитлеровцами. То, что автор этого памятника – мой отец, я узнала только в возрасте 37 лет».

В то голодное время вместо гонорара скульптору за этот памятник колхоз выделил огород, где художник сеял просо.

В Черниговое Строкун работал художником в историческом музее и вел художественный кружок в Доме пионеров. В конце жизни вернулся в Краснодар и устроился завучем в художественное училище.

«С директрисой у него были натянутые отношения, она его терпеть не могла,– рассказывает Людмила Исидоровна. – Отец страдал от этого и до конца жизни носил клеймо “врага народа”».

Alt
Могила Исидора Строкуна (крайняя справа) в Краснодаре

Умер художник 8 декабря 1953 года. Во время подготовки материала выяснилось, что могила Исидора Строкуна сохранилась. Краснодарские родственники стараются поддерживать ее в порядке, хотя кладбище постоянно зарастает и часто к могиле художника путь в зарослях приходится прорубать в прямом смысле этого слова.


Автор выражает признательность за помощь в подготовке материала Государственной Третьяковской галерее и Черниговскому областному художественному музею им. Г. П. Галагана. Фото картин Исидора Строкуна, которые мы сегодня публикуем, предоставлены заместителем директора Черниговского областного художественного музея им. Г. П. Галагана по научной работе Еленой Пономаревской.

Читайте также

Город Люди

История в деталях

Ситечко точь-в-точь как у мадам Грицацуевой, старинное кресло, снимавшееся в сериалах нулевых, итальянский буфет из гевеи: в большом спецпроекте краснодарские антиквары рассказали «Югополису» о любимом деле и увлечении материальной историей.
Сабина Бабаева
Город Weekend

Авангард музея Коваленко

Хранители Краснодарского краевого художественного музея имени Ф. А. Коваленко позволили «Югополису» заглянуть в запасники музея, показали коллекцию русского авангарда — Малевича, Кандинского, Шагала — и рассказали, как картины проверяются на подлинность и приносят прибыль музею.
Сабина Бабаева

Первая полоса