Ситуация

Марш энтузиастов

Колумнист «Югополиса» Артем Беседин размышляет о том, зачем государство пытается взять волонтеров в Крымске под контроль.

13 июл 2012, 12:45
Артем Беседин
журналист

К

олумнист «Югополиса» Артем Беседин размышляет о том, зачем государство пытается взять волонтеров в Крымске под контроль. О прекраснодушии некие деятели теперь почему-то упоминают с презрительным оттенком. Об этом можно судить по утреннему эфиру Владимира Соловьева на «Вести FM».  А волонтеров планирует взять под контроль государство. Еще бы — появилось что-то, что  работает эффективно. Когда журналисты сидели над картой Крымского района и пытались понять, мог ли произойти слив из какого-нибудь водохранилища, когда чиновники всех уровней занимались возведением забора вокруг собственной ответственности, а тысячи жителей Крымска осторожно слазили с крыш и озирались вокруг — в это же время несколько краснодарцев взяли и запустили механизм, возможно, самый важный в стране за последние годы.
Марш энтузиастов

Константин Родчанин, Ульяна Кононович, Евгений и Анна Машкарины, Сергей Бурцев решили дать ответ на самый популярный в последние дни вопрос в социальных сетях. Люди хотели помочь пострадавшему Крымску и не знали, как. Хотели передать вещи, перевести деньги.

Были те, кто, не дожидаясь приказов или просьб, бросились туда — Сурен Газарян, например, и ребята из джиппинг-клуба «Скиф 4х4». Люди с опытом. Ульяна и Костя запустили важный триггер по вовлечению людей в этот процесс. Они решили принимать вещи у себя дома, Аня с Женей — у себя.

Вскоре к инициативе подключился Мирослав Валькович, директор магазина для аквариумистов, откуда в следующие три дня отправили более полусотни машин. В них были одежда, белье, техника, лекарства, детское питание, подгузники — то, что в первую очередь требовалось потерпевшим.

И вообще, работа волонтеров, говорил Соловьев, не могла никого спасти, в отличие от работы спасателей. Не вспомнив, что инсулин и детское питание, привезенные волонтерами в первые дни, спасли десятки жизней»

Чуть позже аналогичные штабы начали организовывать уже официальные структуры. И слава Богу — у них хотя бы свободных площадей и транспорта больше. Затем помощь начали собирать москвичи. И хорошо. Да, кстати, деньги первым, кажется, начал собирать депутат Госдумы Илья Пономарев (и молодец!), но о том, насколько россияне сейчас доверяют любым властям, в последние несколько дней не писал только ленивый. Уровень доверия им колеблется где-то между Почтой России и управляющими компаниями в отрасли ЖКХ — почему-то электоральные процедуры никак на него не повлияли.

В воскресенье, 8 июля, Крымск заполнили добровольцы отовсюду. Рука об руку работали и депутаты, и оппозиционеры, и рестораторы, и стартаперы, и простые люди отовсюду. В утреннем шоу Владимир Соловьев, беседуя с Мирославом Вальковичем, несколько раз пытался подчеркнуть, что эти сотни прекраснодушных людей старались напрасно, гораздо больше сделали бы профессионалы. И вообще, работа волонтеров, говорил Соловьев, не могла никого спасти, в отличие от работы спасателей. Не вспомнив, что инсулин и детское питание, привезенные волонтерами в первые дни, спасли десятки жизней. 

Я смотрел на работу Кости, Ульяны, Жени, Ани, Сережи, Мирослава, сотен других ребят и не мог поверить, что это та самая страна, в которой я жил год назад. Слушал шоу на «Вести FM» и не мог поверить, что можно всерьез утверждать, что волонтеры сейчас не нужны.

Марш энтузиастов

Государство базируется, как каждого из нас учили классе в восьмом, на социальном контракте между властью и обществом. Ну, то есть, это одна из теорий, объясняющая, на кой чёрт вообще нужно государство. В декабре, после выборов, московская интеллигенция решила на площадях напомнить об обществе как одном из субъектов этого договора. Государство даже не шелохнулось, потому что интеллигенция безуспешно апеллирует к власти еще со времен декабристов, и по сути все давно привыкли к политическому пинг-понгу.

Народ сейчас, как всегда, объединила беда. Объединила не против кого-то, а для помощи людям. Это была реальная и своевременная помощь. Оказалось, что граждане умеют объединяться для выполнения конкретных задач, для поддержки друг друга. Кого-то этот факт, видимо, сильно напрягает.

Оказалось, что граждане умеют объединяться для выполнения конкретных задач, для поддержки друг друга. Кого-то этот факт, видимо, сильно напрягает»

Позже, прочитав о законопроекте единоросса Торшина, посвященном волонтерам, я понял, к чему был эфир Соловьева. Горизонтальные структуры в обществе наконец-то осознали, что они не подчиняются вертикальным, а просто кое-где с ними пересекаются. И что-то в этом месте пересечения не так. Это понимание некоторым деятелям представляется опасным.

Я давно знаю Костю, Ульяну, Женю и Аню. Они не выйдут на митинги типа декабрьских. Они слишком добрые. Они отказываются принимать благодарность и похвалы — мол, это сеть и самоорганизация.

Тут дело в другом. Если ось ординат сама обрушится на ось абсцисс, никто, кажется, уже не удивится.

Первая полоса

Город Люди

Дом, где рождается жизнь

Всё, что нужно знать о первом на Кубани частном роддоме, который открыла в Краснодаре «Клиника Екатерининская».