Город

Доктор едет, едет, или История одной самоизоляции

Истерия вокруг коронавируса всё больше похожа на фарс с плохими актерами и терпеливыми зрителями

27 мар, 12:51
Ефим Жук

Д

ля большинства жителей нашей необъятной Родины день начинается со сводки о том, сколько россиян подхватило новейшую заразу. Это объединяет. Впрочем, мы всегда отличались способностью сплачиваться перед трудностями и грызться в краткие периоды благоденствия. Однако ситуация с пандемией коронавируса проявила сразу эти обе, казалось бы, взаимоисключающие особенности русского характера. Мы вместе противостоим беде и так же дружно боимся (ненавидим) тех, кто кашляет. Моя близкая знакомая, назовем ее Мария Н., вернулась из Германии 14 марта. На тот момент пандемия только набирала обороты в Европе, а у нас в стране так и вовсе больных не было. Однако волна народного беспокойства уже пошла. В самолете после посадки в Краснодаре всем пассажирам стюард сообщил о том, что в порту перед паспортным контролем им необходимо подойти к специальному человеку, который их будет ждать для заполнения анкет. Объяснили эту меру защитой от распространения инфекции.

Мария отличается редкой законопослушностью, поэтому пробыла в зале прилета более получаса — искала того самого специально обученного борца с пандемией. Не нашла, как, впрочем, и другие пассажиры того самого рейса.

Вернувшись домой, где ее встретила маленькая дочка, Мария чуть не с порога стала получать сообщения в мессенджерах и телефонные звонки: ее коллеги требовали не выходить на работу, чтобы всех не перезаражать. Руководствуясь многочисленными пожеланиями трудящихся и собственной высокой социальной ответственностью, Мария открыла больничный на две недели. Дочь, естественно, тоже в сад водить не стала: самоизоляция есть самоизоляция.

Спустя три дня с Марией связались по поводу дочки и сообщили, что теперь каждый день к ним будет приходить врач, чтобы мерить ребенку температуру. Забегая вперед: педиатр оказался единственным специалистом, который досконально выполнял свои обязанности. А вот о Марии словно забыли. Никто не звонил, не интересовался здоровьем и даже не запрещал выходить на улицу. Последний пункт самоизолированная законопослушная гражданка выполняла по собственному велению совести.

Кашель не приходил. Насморк — тоже. Сидение в четырех стенах из приятного отдыха превращалось в пытку. Тем временем в стране пошел процесс заражения коронавирусом. С экранов телевизоров неслось о необходимости усилить барьеры, ужесточить наказание, разъединиться для противостояния заразе. Ежечасно в теленовостях сообщали о всё новых мерах борьбы с пандемией, ловили даже врачей-инфекционистов на несоблюдении карантина и грозно их громили с экранов и в социальных сетях, а Мария всё сидела никому из борцов с вирусом неинтересная.

Власть проявилась лишь на девятый день самоизоляции в виде молодого человека и девушки, облаченных в перчатки и защитные маски.

— Мы из администрации округа. Не выходите. Дверь не открывайте. Мы здесь, на порожке, положим вам предписание — потом заберете,— срываясь на истерику, боялись молодые чиновники.

Таким образом Мария получила уведомление за подписью главы города о необходимости самоизоляции. Наконец-то блокада была пробита. Мария поняла, что о ней знают и что ее помнят. Что она всё так же является частью общества, хоть и не самой лучшей, если судить по реакции тех, кто это уведомление принес.

На следующий, десятый, день самоизоляции настала пора анализа на коронавирус. Прийти должны были из поликлиники, о чем Марии сообщили посредством телефонного звонка и тем самым еще более укрепили ее веру в добро и человеческое сочувствие.

Но на десятый день никто не пришел. Мария позвонила в поликлинику, и там ей ответили: типа, много вас и взять у всех анализ не успеваем, ждите, придем завтра. Но и на следующий день история повторилась. И на третий тоже. Тринадцатый день самоизоляции идет, а врачи — нет.

Кто-то скажет, что это частный пример. Мол, у врачей запредельная нагрузка в связи с пандемией и всех обследовать невозможно. Но что тогда будет дальше? Ведь все специалисты в один голос кричат, что пик эпидемии не пройден и количество заболевших будет только расти. Победим ли пандемию при таких исходных? Безусловно, победим. Нам не впервой. Просто запремся дома и для поддержания боевого духа будем тихо напевать: «Время — лучшее лекарство. Совесть — лучший контролер». Рецепт проверенный. Марии, по крайней мере, помог.

Первая полоса

Город Люди Ситуация Бизнес

Дыхни в монитор

Гуляем! Все, кто работает дистанционно, наконец-то могут расслабиться, слуги народа в обиду не дадут. Пей, кури, дыши.

Город Люди Ситуация

Чтобы учение не превратилось в лечение

Позади уже почти три первые недели нового учебного года. Мой пятиклассник Сашка с удовольствием учится, без напоминаний делает уроки и очень переживает, что школу могут закрыть на карантин.

Город Люди Ситуация Бизнес

СтРОительный комплекс

Польза делу, ответственность, знания Таковы принципы работы СРО Ассоциация «КубаньСтройИзыскания

Город Люди Бизнес Спорт

Прокачай мотивацию персонала

Пандемия коронавируса нанесла серьезный урон фитнес-индустрии. Самые слабые игроки ушли с рынка. Оставшиеся же предлагают эксклюзивные условия, равных которым не было многие годы.
Люди Ситуация Бизнес

Создатель юрфирмы «Золотое правило» Инна Арендаренко: «Триада наших требований — интеллект, знания, характер»

​Десять лет назад в Краснодаре была основана юридическая фирма «Золотое правило», которая стремительно вышла на этот рынок, постепенно став очень солидным игроком

Люди Ситуация Бизнес

Скандалисты от мировых автоконцернов проиграли в Верховном Суде

Краснодарские общественники, ранее огульно обвиненные лоббистами иностранных компаний в мошенничестве со взысканиями компенсаций за автомобильный брак, прошли проверку правоохранительными органами и в очередной раз отстояли права потребителя уже в Верховном Суде РФ.
Ибрагим Чумнов