Факультет управления и психологии Кубанского госуниверситета (ФУП) в этом году отмечает свое 25-летие. В этой связи хочется поговорить о том, кто сегодня приходит к вам учиться, и том, какими выпускники выходят из стен вуза. Сейчас ФУП уверенно держится в тройке самых престижных факультетов КубГУ. На ваш взгляд, почему?

— Действительно, из тех семи направлений подготовки, которые у нас есть, государственное и муниципальное управление на протяжении всех 25 лет вызывает стабильно высокий интерес. Я думаю, это связано с тем, что государственная служба довольно престижна в обществе. Я на первом курсе провожу анкетирование студентов, и престижность, а также возможность трудоустройства — это то, чем они мотивируют свой выбор. Следующая по популярности профессия — психология.

По вашим ощущениям, люди выбирают эту специальность, чтобы «Управлять! Помогать! Делать жизнь лучше!», как сказано в вашем девизе, или чтобы присоединиться к привилегированному классу? Чего больше в абитуриентах — идеализма или расчета?

— Я бы не сводил все к одному направлению. У абитуриентов стабильный интерес вызывают и социальная работа, и организация работы с молодежью и управление персоналом. Что касается муниципального и государственного управления, то меня радует при общении с будущими управленцами, что с каждым годом увеличивается количество студентов, которые говорят, что они хотят принести пользу тому населенному пункту, откуда они приехали, а также краю и государству. Да, в этом есть что-то идеалистическое, и этот идеализм отражен в нашем слогане.

Alt

Сегодня в России крайне сложная политическая жизнь. Что вы рассказываете студентам о современном политическом укладе? Как удерживаетесь от того, чтобы все обучение не превратилось в пропаганду каких-то одних популярных во власти воззрений?

— Есть определенная разница между тем, что наши студенты, приходя домой и включая гаджеты, видят в сетях (телевизор они практически не смотрят), и тем, что происходит в наших учебных аудиториях. В самых широких смыслах, есть определенные расхождения. Я хочу напомнить, наша принципиальная позиция — вуз не является местом, где ведется политическая агитация. Мы ориентированы на то, чтобы студенты умели искать информацию и с ней работать, имели критический подход к информации. Тут сказывается проблема базы. Мои коллеги, особенно психологи, обращают внимание на то, что к нам приходят ребята из школ, которые почти не умеют критически воспринимать информацию и критически мыслить. И мы эту ситуацию пытаемся скорректировать.

Кроме того, вы же понимаете, что в составе студентов есть разные люди. Есть те, кто хочет сдать сессии, получить диплом и все, а есть и те, кто, как бы пафосно это ни звучало, пришел за знаниями. И найти баланс между этими двумя противоположными категориями очень сложно. Для преподавателя, который идет в аудиторию, это проблема. Но, тем не менее, мы хотели бы, чтобы думающих ребят становилось больше. Я считаю, что наши учебные планы помогают этому процессу.

Есть запрос со стороны властей на людей, мыслящих определенным образом?

— Чтобы это было связано с организацией учебного процесса — нет. Наверное, можно к этому фактору отнести случаи, когда нам предлагают прислать определенное количество студентов на какое-либо мероприятие. Здесь я усматриваю некое давление. Отзывы студентов по этому поводу разные. Но мы стараемся направлять на мероприятия людей в соответствии с их профилем. Например, на съезд молодых депутатов мы отправили будущих управленцев и политологов. Им это могло быть интересно.

Alt

По интернету гуляло много роликов о том, как в вузах и школах проходили уроки политагитации. Студентам зачитывали списки врагов народа и пр. Были ли у вас разнарядки на этот счет?

— Не было.

А если бы были, какова была бы ваша реакция?

— Она, безусловно, была бы негативной.

Сейчас в обществе разразилась бурная дискуссия об участии молодежи в политике. Особенно после событий 26 марта. Вы человек, у которого есть шанс услышать, что люди в возрасте до 23 лет реально думают. Какое у студентов отношение к происходящему в политической жизни страны?

— Я преподаю первокурсникам факультета, и у меня есть с ними некий контакт не только в качестве декана. За несколько месяцев до 26 марта я получил только один вопрос от студентов о том, что я думаю по поводу публикаций Навального. То есть или они не проявляют интереса, или они осторожны, так как не все готовы задавать вопросы по таким темам декану публично. Знаете, один из наших студентов на практике в ЗСК при знакомстве с куратором рассказал, что увлекается чтением Ницше и слушает Вагнера. Я хочу сказать, что у них очень разные интересы, и мне реально не хватает информации, чтобы вам ответить полностью.

Но тем не менее, среди студентов есть ребята, которые интересуются политикой. Наши преподаватели, которые работают с будущими политологами, отмечают, что действия власти, не конкретные, а в целом, вызывают у студентов определенную настороженность и опасения.

Вашим студентам читают курс «Государственная молодежная политика». Они и есть те люди, которые будут определять эту самую политику. На сегодня, какие вы видите ошибки в молодежной политике властей?

— Очень мало диалога с молодежью. Сбербанк недавно провел фундаментальное исследование на эту тему, и характеристики нового поколения, которые там даны, отражают то, что у нас действительно происходит. Диалог идет с молодой аудиторией, которая разделяет ценности с властью. С остальными диалога не ведется.

Alt

На 9-м семестре студенты проходят курс «Актуальные проблемы современного политического процесса в России». Каковы, на ваш взгляд, сегодняшние актуальные проблемы, если говорить коротко?

— Я вижу проблему в разрыве между властью и населением. Это проявляется в разных формах. Очень похожая ситуация была в 80-е годы, и это была одна из причин, почему рухнул СССР, на мой взгляд. Я считаю, что это очень опасная ситуация. Чем больше пропасть, тем сложнее ее преодолеть, тем более что никто не предпринимает усилий, чтобы ее сократить. А из актуальных проблем — это выборы 2018 года.

Думаете, молодежь будет активна на этих выборах?

— Молодежь все же в основном политически пассивна.

Но сейчас, похоже, ситуация меняется...

— Да. Есть какие-то шевеления. 26 марта показало, что если не вести с молодыми людьми диалог, то через несколько лет, когда они будут политически активны, это будет большая проблема для власти.

Я знаю, что ФУП одним из первых в России создал систему студенческого самоуправления. Как студенты проявляют себя в этой системе?

— Я могу этим даже гордиться. С 2006 года мы проводим выборы президента студенческого самоуправления. У нас есть конституция ФУП. В какой-то степени во всем этом проявляются особенности молодежи. Президент и студенческий совет занимаются внеучебной деятельностью. Организуют различные мероприятия, квесты, фестивали, дни факультета и прочее. И в основном инициатива идет от них. Но президент, председатель студенческого профсоюза, а также представители от магистрантов и аспирантов входят также в состав ученого совета факультета. И при том, что у них есть такая возможность, они не вторгаются в учебную деятельность. Они могут поднимать вопросы по качеству преподавания, даже могут влиять на структуру учебного плана.

Alt

Одним из проектов, посвященных 25-летнему юбилею факультета, стало создание и регистрация «Ассоциации выпускников и партнеров ФУП КубГУ». Что послужило толчком к созданию ассоциации?

— Мы с 1997 проводим дни факультета и приглашаем выпускников. В сетях есть группа выпускников ФУП. При подготовке к 25-летию мы решили, что все это надо формализовать. Сейчас в органах юстиции регистрируются документы для открытия ассоциации. Мы рассчитываем, что это поможет трудоустраивать наших выпускников. Кроме того, мы сможем реализовывать и другие программы. Хотим попробовать сделать программу именных стипендий.

У вас на сайте сказано: «Мы учим искусству управления!» Как вы считаете, вам удается дать студентам адекватные сегодняшнему дню знания? Часто бизнес высказывает мнение, что качество знаний у выпускников вузов низкое. А что говорят в администрациях?

— Смотрите, на мой взгляд, ситуация здесь такая: те, кто идет в бизнес, сталкиваются с этой проблемой. Бизнес требует специалиста, который здесь и сейчас принесет реальную прибыль, который разбирается в ситуации в настоящий момент. Но мы готовим наших специалистов 4 года минимум. И всегда есть разрыв между тем, что они изучали, и тем, что происходит на момент, когда они выпускаются. Но те, кто попадает в органы муниципальной или государственной власти, специального дополнительного обучения не требуют. Это отзывы тех коллег, которые там работают.

Еще во времена СССР считалось, что человек должен получить профессию, поработать, а потом идти в управление. Мы же исходим из того, что должна быть базовая подготовка, чтобы люди понимали, как работает система государственного управления, как она функционирует. Они же приходят не на руководящие должности, а на должности, где требуются голова, руки, а иногда и ноги. И нет времени на то, чтобы вникнуть в какие-то основания. У нас мощный правовой блок при подготовке. Студенты изучают конституционное, административное, гражданское, трудовое право. На рабочем месте они уже понимают, какими правилами должны руководствоваться. Более того, мы стараемся, чтобы практики у нас были в тех местах, где можно получить реальный опыт — ЗСК, администрации и департаменты.

Alt

Какой процент ваших выпускников идет работать по специальности?

— Все мы знаем, что системы распределения нет, но от нас требуют, чтобы мы содействовали трудоустройству. Я скажу так: в первый год, если устраивается больше 50%, мы считаем, что это неплохо. Не все умеют искать работу. Есть и те, кто идет не по профилю. И если через пару лет мы знаем, что у нас 80% трудоустроены, мы считаем, что работаем нормально. Хотя не всегда с этим согласно Минобразования.

— Каким вы видите будущее факультета?

— Стратегическая цель — налаживание партнерских отношений с теми, кто хочет с нами работать. Организация качественных практик и трудоустройство выпускников. Из-за аккредитации Рособрнадзора в 2018 году мы решили пока ввести мораторий на новые дисциплины, но у нас есть планы и на этот счет. Сейчас же мы развиваем, и будем делать это в дальнейшем, внеучебную активность. Например, совсем недавно у нас прошли курсы по медиации, слушателям выдали сертификаты. Работает школа грантового проектирования, которая учит студентов оформлять заявки на гранты.

Читайте также

Люди

Антон Смертин: «Кубанская журналистика чрезмерно увлечена обслуживанием власти»

Главред портала ЮГА.ру рассказал «Югополису», почему он не вступает в Союз журналистов, на что похожи отношения прессы и власти, зачем губернатору микроблог в Твиттере и о своих сложных отношениях с Еленой Мизулиной.
Валентина Артюхина
Люди Ситуация

Профессия: журналюга

Выпускники журфака КубГУ разных лет поделились со спецкором «Югополиса» Денисом Куреновым своими впечатлениями об учебе на факультете и царящих там нравах.
Денис Куренов
Люди Ситуация

«Пусть власть сначала запретит воровать себе»

Краснодарские одиннадцатиклассники на условиях анонимности рассказали «Югополису» о своих политических взглядах, Навальном, Путине и «тайной империи» Медведева.
Денис Куренов

Первая полоса

Последние новости

Люди Ситуация

Свои и чужие. Вера Сидорова (Краснодар — Нью-Вестминстер)

Редактор Вера Сидорова, около трех лет назад уехавшая в Канаду из Краснодара, о своей эмиграции, жизни в Канаде, красотах Британской Колумбии, канадцах, их привычках и устройстве жизни, а также о ценах на жилье, еду и медуслуги.

Weekend

Премьера недели. «Темная башня»

Сабина Бабаева о том, почему новую экранизацию произведений Стивена Кинга лучше не смотреть, если вы их не читали, и не смотреть, если читали.

Люди

Ручное управление: конструктор от Yota

Мобильный оператор Yota запустил новую гибкую линейку пакетов для смартфонов: «Югополис» изучил ее и нашел три причины пересмотреть расходы на связь.

Город Weekend

Спектакль окончен

По просьбе «Югополиса» руководители площадок Краснодарского муниципального творческого объединения «Премьера» подводят итоги минувшего театрально-концертного сезона.

Город Люди Ситуация Weekend

«Краснодарский край много потерял, когда отказался от фестиваля Kubana»

Мэр Риги Нил Ушаков, Евгений Хавтан («Браво»), Александр Ф. Скляр («Ва-БанкЪ»), Лев Лещенко, а также другие артисты, музыкальные продюсеры и журналисты рассказали «Югополису» о том, почему «Кубана» не просто фестиваль, а событие в мире музыки.