В начале нулевых годов в соцсетях появилось множество пабликов с похожими названиями а-ля «Типичный Краснодар». Корни «Туподара» — они из этой же истории? Как и когда появился ваш проект?

— У нас всё началось с твиттера. Это был, по-моему, 2010 или 2011 год. Я тогда вдруг понял, что могу предложить контент или его интерпретацию интереснее и оперативнее, чем многие. Так что, да, мы из этой же истории. Но о существовании других «Типичных Краснодаров» мы понятия не имели, в VK меня никогда не было.

Когда узнали, возникла лёгкая паника, замешательство и стыд. Мы выглядели как воры, и назрел вопрос ребрендинга. Выбрали временное название «Туподар». Так нас называли подписчики, неверно транскрибируя название аккаунта – typodar. Чисто в шутку переименовывались, планируя, что потом придумаем другое название. Но привыкли к «Туподару» и решили не менять.

«Типичные Краснодары», кстати, и сейчас никуда не делись. Только в инстаграме есть пять крупных страниц с такими названиями, и число растёт.

— О чём вы писали в первые годы в твиттере? Насколько это похоже на современный облик «Туподара»?

— В принципе, о том же, что и сейчас. Конфликтные ситуации, чрезвычайные ситуации, урбанистика. То, чем живет город и люди.

— Сейчас «Туподар» представлен во всех популярных социальных сетях, в нём появилась реклама. Расскажите, когда и в связи с чем проект стал монетизироваться и вещать не только из «Твиттера»?

— Приносить деньги «Туподар» стал благодаря инстаграму. Только там аккаунт у нас монетизируется. Его мы завели осенью 2013 года. Сначала всё было довольно-таки вяло с точки зрения подписчиков и посещаемости. Тут надо подчеркнуть, что мы и не рассматривали «Туподар» как проект, который может приносить деньги. Это был проектик для души. Мы трудились в офисах, на работу ходили. Даже не понимали, зачем это нужно. Просто веселились.

А когда мне в офисе задолжали под 200 тысяч рублей, я плюнул и ушёл. Появилось больше свободного времени. Находясь дома, начал активнее вести инстаграм, больше уделять внимания «Туподару». Росло число подписчиков, люди стали спрашивать про рекламу. Такая вот история.

Сейчас мы есть во всех популярных соцсетях, да. Стараемся охватить всё. Даже сайт у нас есть. Но успешным можно назвать только твиттер и инстаграм. Твиттер — по количеству подписчиков. Инстаграм – по подписчикам и по коммерческому фактору.

Да, ещё, наверное, о телеграм-канале такое можно сказать. Он у нас один из самых популярных в крае. Подписчиков больше, по-моему, только у «Типичного Краснодара» – того самого, из «ВКонтакте».

Alt

Помните, как получили первое рекламное предложение? Сколько у вас тогда было подписчиков?

— Первые деньги мы вообще случайно получили. Нам написал человек из, по-моему, Карелии и попросил разместить рекламный пост с красивыми, якобы чудодейственными камушками. Мы тогда даже не знали расценки и прочее. Сторговались на какой-то сумме. Подписчиков у нас тогда было около десяти тысяч, по-моему.

После этого было долгое затишье в плане рекламы. Всё изменилось как раз тогда, когда я перестал работать в офисе и стал больше времени уделять «Туподару».

— И сколько вы стали зарабатывать?

— На среднюю краснодарскую зарплату вышли за три-четыре месяца. Сейчас сумму доходов наших называть не буду, но скажу, что два человека на эти деньги с ограничениями могут жить. Для нас это стало бизнес-проектом, который приносит деньги. И есть шанс, что это станет основным источником дохода.

— Получается, что пока ещё не стало? Какая доля дохода у вас приходится на «Туподар»?

— Пока не основная, но ощутимая. В офисах мы уже не сидим, но продолжаем удалённо оказывать профессиональные услуги. Я веду параллельно проекты в сфере разработки программного обеспечения. Но планирую отказаться и от этого. С «Туподаром» проще и приятнее работать. Мы же по нему вообще упарываемся. Встаём в семь утра, ложимся в два ночи. И всё — ради того, чтобы постоянно отслеживать новости, что-то интересное находить.

— Говоря о «Туподаре», вы произносите то «мы», то «я». «Туподар» — это вообще кто? Сколько человек трудятся над проектом?

— В данный момент нас четверо. Трое работают на постоянной основе. И ещё один человек нам помогает в рамках отдельных идей. А вообще проект мы создавали вдвоём — я и одна девушка. Третий человек в нашей команде появился уже после того, как «Туподар» вышел на коммерческие рельсы.

— Расскажите о вашей внутренней кухне? Кто за что отвечает? Часто ли возникают у вас разногласия?

— Практически всё в инстаграме и твиттере пишем мы с девочкой. Третий человек занимается страницами проекта в фейсбуке, «ВКонтакте» и «Одноклассниках». Об остальных подробностях я бы предпочёл не говорить.

Что касается разногласий, то чаще всего наша девочка критикует меня за то, что я грубо отвечаю кому-нибудь в комментариях. До ругани и ссор даже доходит. Или когда я публикую что-нибудь неподобающее, с её точки зрения. «Туподар» был бы намного резче и радикальнее, если бы не она. Ну иногда и я ругаюсь, если она что-то не так сделает.

— А чем вы вообще занимались до «Туподара»?

— По образованию я учитель. Но у меня с этим сразу не срослось. Практику в школе прошёл, и после института даже не решился туда идти. Ушёл в веб-разработку ещё на втором курсе, по рекомендации хорошего преподавателя.

После института работал в муниципальных органах. Тогда мне это казалось хорошим стартом. С перерывом на армию я там работал до 2010 года. Соскочил оттуда по ряду причин. К тому же, в те годы совсем стало плохо с зарплатой.

Потом работал в одном издательстве. До 2013 года в СМИ было относительно хорошо. Традиционные бумажные издания имели деньги на внешние проекты и развитие. А после кризиса всё стало разваливаться. Как я говорил, долг по зарплате вырос до 200 тысяч рублей (90 до сих пор не отдали). После этого я ушёл на вольные хлеба.

Alt

А в интернете, в социальных сетях у вас были какие-то проекты?

Да, знаете, был у меня один проект скандальный, немного схожий с «Туподаром». Как раз когда я работал в муниципалитете и имел прямой доступ к кухне пресс-службы — на потоке новостей. В какой-то момент пришло понимание, что через меня проходит большое количество интересной информации, которую почему-то не пропускало в свет начальство. Причём это была нормальная позитивная повестка. Например, о том, как какой-то бизнесмен вложил десятки миллионов в местный бизнес. Но такие инфоповоды не были нужны, начальство занималось только имиджем главы района, больше их ничего не интересовало.

И я решил сделать сайт. Начал писать туда в том числе вот эти «ненужные» новости. Никакую служебную информацию я, естественно, не сдавал, речь не о сливе компромата. В итоге через некоторое время мой сайт стал популярнее, чем все СМИ в муниципалитете. И уже сами читатели стали мне присылать различную интересную информацию. В том числе и негатив. Конечно, после этого власти заинтересовались моим сайтом.

— И чем закончилось эта история?

Я не особо прятался, и как-то нелепо спалился. Вызвали на ковёр. Мол, подставил нас, — предатель, кто тебе платит? Хотя я же ничего плохого не сделал. Этот сайт вообще можно было использовать в интересах той же администрации. Площадка для формирования позитивного имиджа — бери и пользуйся. Но это им даже в голову не пришло.

В итоге меня даже опрашивал местный куратор от спецслужб. Спрашивал, откуда у меня деньги, кто мне платит, в чьих интересах я работаю. Т.е. совсем не было понимания, что этим можно заниматься час-два после работы и для себя. Никаких вложений, кроме времени и желания, не требуется. В общем, в итоге сайт мне пришлось закрыть, чтобы не портить отношения.

— Давайте вернёмся к «Туподару». Вы говорили, что в 2010-м, когда только запустился твиттер-аккаунт, вы писали примерно о том же, о чём сейчас. А в чём и как «Туподар» всё-таки поменялся? Как отразилось на проекте его превращение из хобби в способ заработка?

— Плохо отразилось, конечно. Во-первых, из-за большого количества рекламы и попыток удовлетворить интересы рекламодателей мы часто публикуем ерундовину, которую в обычной ситуации не поставили бы. Красивые картинки с туповато-беспомощными подписями, ну вы понимаете. В общем, часто приходится забивать эфирную сетку всякой дрянью. Было бы меньше рекламы – такого бы не было.

Ну и к комментариям, к мнению нашей аудитории мы, естественно, прислушиваемся. Изначально мы вообще были немного дурнее, моложе и веселее. Был период, когда, например, регулярно обсуждали леопардовые наряды женщин. Постили фотки, люди ставили лайки, комментировали активно. А потом в комментариях стало появляться всё больше тех, кто к этому относился резко негативно. Писали, что так нельзя. В результате мы перестали такое публиковать.

Alt

Ещё что-нибудь можете привести в пример?

— Ну вот антикоррупционная акция Навального 26 марта. Мы понимали, что в стране что-то будет происходить, и ещё с ночи стали заглядывать в инстаграмы городов Дальнего Востока и Сибири, смотреть, как там у них. Увидели, что много людей на улицу выходят. Начали публиковать информацию об этом.

В комментариях сразу многие стали писать, что мы, мол, революционеры, чуть ли не погромы собираемся делать и т.д. И про июньскую акцию мы уже осторожнее писали. Т.е. у нас такой критерий: если подписчикам что-то прям очень не нравится, то мы это либо больше не публикуем, либо публикуем реже и более отстраненно, «прибивая» свои симпатии.

— А что скажете о своих симпатиях политических? Многие называют «Туподар» оппозиционным проектом, оплотом либеральных ценностей.

— Буду говорить только за себя. Я вообще не знаю, что такое либерализм. Как-то в «Википедии» прочитал о семи принципах либерализма. На этом мои познания, наверное, заканчиваются.

Я из другого исхожу. Я видел, как наша система работает изнутри. Видел, как много воруют в армии, как там всё плохо и насколько она небоеспособна. Во время службы я, например, занимался исправлением, а по факту составлением документации на списание топлива воинской части, командированной в Чечню во время второй кампании. Документация должна быть, но её не было. Мне сказали , по какому принципу нужно заполнять, и я заполнял.

Я видел, что всякие начальники по обеспечению кормят нас дрянью и тухлым хлебом, разруху в казармах. Мы с сослуживцами даже как-то раз пробрались в часть через дыру в периметре в 30 метрах от КПП.

Работая в администрации, я тоже на многое насмотрелся. Окунулся в муниципальное управление: денег ни на что нет, центр всё забирает себе, а муниципалитету ничего не достаётся. Вся классика: денег нет, аттестация служащих не проводится, компетенций у работников нет, куча ошибок, программы не исполняются. Люди там используются как расходный материал. Много дикого, этого не должно быть.

На основании этого опыта ко мне пришло понимание, что у нас государственные институты во многих сферах работают неэффективно. Это не из-за моего либерализма или каких-то политических взглядов. Я просто знаю изнутри, как всё печально устроено. Чтобы говорить об этом, не нужно быть либералом.

Да и всё это деление на либералов и провластных – я его не принимаю, оно слишком грубое. Людей же куча, у многих взгляды смешанные. Те, на кого вешают ярлык либерала, – они ведь во многих вещах могут сходиться с «охранителями». Глупо это всё, по-моему.

— Тут как раз можно перейти к следующей интересующей меня теме. Взаимоотношения «Туподара» с различными правоохранительными органами. Расскажите об этом. Я точно помню, что был случай после акции Кнедляковского с крестом и памятником Дзержинскому. Тогда сначала пришли именно к вам.

— Да, пришли ко мне, потому что мы запостили фото из фейсбука Виктора Чирикова. Мы скачали фото, запостили в твиттер. Силовики, видимо, не разобрались и подумали, что это первая публикация в интернете. И решили связаться со мной. Я в это время стригся в барбер-шопе. У меня начал активно вибрировать телефон. После пяти звонков я поднял трубку. Ко мне обратились по имени-отчеству, спросили, где я, потребовали срочной встречи. Оказалось, что опера уже стояли у моей квартиры и опросили соседей, кто я такой (те, наверное, теперь думают, что я уголовник).

В итоге я уговорил их встретиться где-нибудь в центре и кое-как достригся. Встретились, я им всё объяснил, больше по этому поводу не обращались.

Alt

— А первый раз на «Туподар» когда вышли?

— Прямо перед назначением нового губернатора. Мы тогда в твиттере переименовались в «Вениамина Кондратьева», поставили его фоточку и стали писать твиты смешные как бы от его имени. Уже через три часа мне звонит какой-то аноним, называет меня по фамилии-имени, намекает, где я живу и начинает угрожать. Мол, больше так не шути и переименуй аккаунт, у тебя же семья и т.д. Звонил с московского номера и демонстрировал недюжинную осведомлённость о моей жизни.

Мы и так продолжать всё это не собирались, так что сразу переименовали твиттер-аккаунт обратно в «Туподар». Но осадочек остался.

— Много людей знает, кто стоит за «Туподаром»?

— Сейчас – да. Рекламодатели, смм-щики всякие.

— Но вы тем не менее сохраняете анонимность…

— В таком режиме проще работать. У негативно настроенных людей меньше возможностей что-то сделать, как-то пытаться повлиять на нас. Это элемент свободы – мы не хотим общаться с неприятными людьми и, тем более, знакомиться с ними.

Тем не менее, анонимности в интернете нет вообще. От полиции мы никогда не прятались. И в СК, и в УВД ходили. Это, скорее, норма. Сейчас в интернете паника по поводу «закона Яровой». Но и без Яровой у нас были законы, которые регулируют оперативно-розыскную деятельность – они прямо обязывают провайдеров и владельцев сайтов и сервисов сообщать о многом.

— Угрозы часто бывают?

— Угрожают, но довольно редко. Пару раз в год какой-нибудь дурачок напишет: «Тварь, я тебя найду, удали» – что-то в этом духе. Но мы не тратим на них время, блокируем сразу, и всё. Может быть, когда-нибудь кто-то действительно придёт.

— Вы и в комментариях активно общаетесь с подписчиками. Что не совсем часто встретишь у подобных проектов...

— Это нецеленаправленно. Мы просто так проводим время в интернете. Это заменитель общения. Раньше на форумах сидели. Теперь в комментариях инстаграма и в твиттере. У нас же нет своих реальных аккаунтов. Вот мы и болтаем таким образом.

— Как бы вы определили, уж простите за пафос, миссию проекта? «Туподар» – это зачем?

— Изначально это было – чтобы повеселиться. А сейчас, наверное, – повеселиться и заработать. И в последнее время появился азарт – что-то выпустить раньше других. Как-то так.

Alt

— То есть низовая гражданская журналистика, соперничество с традиционными СМИ — это история не про вас?

— У нас были мысли о чём-то таком, да. Но есть понимание, что мы не сможем этого делать. Да, в отличие от традиционных СМИ мы более мобильны. Можем опубликовать жареную новость без фактчекинга, например. Но, в отличие от СМИ, мы многого и не можем.

Традиционные СМИ — это всё-таки издания, которые должны пользоваться авторитетом. Для нас же авторитет не так важен. Мы можем опубликовать новость, будучи не полностью уверенными в её правдивости. Если это окажется прямой ложью, то мы, конечно, удалим её. Но традиционные СМИ не могут так рисковать.

Фактор успеха городских и народных пабликов состоит в том, что там обсуждаются разные темы — в том числе и те, которые в СМИ как бы неприлично обсудить, такое редактор не пропустит. Как с теми же фотографиями женщин «леопардовых». Мы можем говорить, что это не совсем прилично и корректно, но всё равно каждый из нас об этом про себя думает. И мы давали возможность делать это в прямом эфире, открыто. Так что тут, несомненно, присутствует и игра на низменных чувствах, да.

— Мне немного странно слышать ваши рассуждения про авторитет, потому что, на мой взгляд, у «Туподара» авторитет выше, чем у многих местных СМИ. Пока некоторые из них публикуют новости про обиженных енотов, инопланетян и колосящийся рис, вы с раннего утра и до поздней ночи держите руку на пульсе городской жизни. Да и сам факт того, что редакция «Югополиса» попросила меня взять у вас интервью — это, по-моему, говорит о том, что многие люди воспринимают вас как серьёзный субъект новостного вещания.

Давайте откровенно, в чём ваш секрет?

— Наверное, мы просто пытаемся вести себя правильно, хотим жить в прекрасной России будущего и желаем, чтобы город и люди в нём стали лучше. Мы здесь живём, и хочется, чтобы вокруг нас всё было как-то нормально. Мы не пытаемся насаждать свои симпатии или политические взгляды, педалировать их. Просто рассказываем о том, что происходит в Краснодаре. И мягко склоняем людей к тому, чтобы и они задумались об этом.

Видимо, не только нас это интересует, и секрет лишь в совпадении наших взглядов со взглядами хороших людей.

10 комментариев

JC 05 окт, 10:56
Честно сказать, подписан на этот паблик, но 90% они пишут такую чушь. придуманную самим автором, более оскорбительного паблика в котором просто унижают и оскорбляют людей как приезжих так и местных, и на столько не грамотно изложена и преподнесена информация, я не видел нигде, и узнав что один из участников этого паблика преподаватель, для меня просто откровение. Спросили в чем их секрет? да просто работают на хайпе, и выкладывая очередное оскорбление в своих постах в адрес жителей, конечно это вызовет бурю негодования, кучу коментов, благодаря которым этот паблик и будет выскакивать в интересных новостях инсты... отписываться смысла нет, потому как остальные 10% хоть какой-то полезной информации о городе. подписаться на другой? да там по такому же принципу работают.
avatar
scaramouche 05 окт, 17:59
Денис Куренов мог бы ещё написать статью "Город Zеro" . Где некий командировочный попадает в сюрреалистичесий город , наполненный странными тенями. Деревянные куклы управляют городом. Повсюду развешаны плакаты : "Вместе всегда", "Депутат твой друг", "Потому что если", "Едим вместе". Выхода из этого города нет, возможности сбежать тоже. За всеми следит вертлявая тетка Шапокляк. У всех жителей есть вроде бы телефоны , но связи с внешним миром нет. Везде и всегда идет ремонт: ремонтируют всё - дороги, тротуары,переносят входы в квартиры с места на место, и отнимают деньги у граждан на эти ремонты. Граждане везде платят за все. Деньги берут только в долг у Великого Гудвина . По улицам постоянно ездит цирк Шапито , где тоже за деньги клоуны показывают , что всем хорошо. Везде, на каждом углу стоят резиновые благодетели и обыгрывают в наперстки проходящих граждан . Вокруг города непроходимое болото.
Paper Soldier 08 окт, 00:14
Скарамоч, нк куда не войдешь- везде ты... с какой-то чушью.
avatar
Ольга 08 окт, 11:07
А мне нравится Скарамоч. Такая "анархическая сатира", как я ее себе определяю. Все персонажи узнаваемы и .... смешно. А что еще остается делать? Все всё видят и все всё понимают. Говорить, призывать, стыдить - все уж было и толку нет никакого. Давай Скарамоч - "по улицам постоянно ездит цирк....." !!!
avatar
Игорь Ставицкий 11 окт, 23:23
JC, привет, это Туподар. Начнём с того, что вы лжёте. Конкретика будет? Что мы написали неграмотно или выдумали сами? Имейте в виду, что «90%» — это не конкретика, это чушь собачья.
JC 17 окт, 10:21
Игорь Ставицкий . Один пост про то что жители на улице Московской, фасуют брикеты мусара, и было принято решение к територии Драм театра пустить этот мусоропровод чтобы он там всплывал, именно по этому в городе плохо идет вода. (https://www.instagram.com/p/BTWR6nkBdWV/?taken-by=typodar) уже дорогого стоит. Блага что оскорбительное отношение к жителям города вы не отрицаете.
avatar
Игорь Ставицкий 17 окт, 13:25
JC (justin_cover), чувство юмора у вас совсем атрофировалось? Посмотрите в словаре слова: шутка, анекдот, сатира, гипербола. Мы действительно оскорбительно относимся ко всем полудуркам и воинственным аутистам. А вот интеллект нас обезоруживает, но это не про вас. Кстати, почему под тем постом вы поудаляли все свои глупые комментарии?
JC 17 окт, 13:41
Игорь Ставицкий. причем тут Джастин Бибер? под каким постом? в Югополисе нельзя удалять Коментарии вообще-то, почитайте выше, все мои Коментарии на месте. Юмор это когда смешно, а не когда вы весь район выставляете челядью, и делаете из них идиотов. об этом и было мое первое сообщения. "Это к вопросу об интеллект". Это только лишь одна выдержка из вашего паблика.
avatar
даниил мурашов 17 окт, 15:45
JC а как из них не делать идиотов? там квартиру можно купить только спьяну или по накурке.....
JC 17 окт, 16:21
даниил мурашов. это можете написать вы, но не как, паблик который позиционирует себя как, цитирую: "Мы не пытаемся насаждать свои симпатии или политические взгляды", уж извините за свои слова надо отвечать. Это в статье они все грамотно и красиво рассказали тут, а на практике, почитайте что они и как пишут, и не в адрес правительства, а в адрес конкретно людей которые там живут, как написал выше "это шутка", но мне не понятны такие высказывание, "Шанхайские жители", "Жители стоврапольского гетто", и уж хочется пожелать "Игорь Ставицкий" "Возвращаясь к интеллекту" , чтобы он почитал значения этого слова "ГЕТТ". Мне как кореному жителю города Краснодар, крайне омерзительны подобные высказывания в адресь жителей, и уж не важно, приезжие они или местные. Как я уже выше написал, это только одна из немногих выдержак данного паблика.
Авторизуйтесь, чтобы можно было оставлять комментарии.

Читайте также

Город Люди

Антон Смертин: «Хороших журналистов не любят все»

Экс-главред портала ЮГА.ру, в начале марта внезапно покинувший свой пост, рассказал «Югополису» о проблемах региональной журналистики, группах влияния в краевых СМИ и эволюции кубанских медиа.
Денис Куренов
Люди Ситуация

Профессия: журналюга

Выпускники журфака КубГУ разных лет поделились со спецкором «Югополиса» Денисом Куреновым своими впечатлениями об учебе на факультете и царящих там нравах.
Денис Куренов

Первая полоса

Люди Наука и техника

Остаться в живых

Руководитель Краснодарского бюро Русфонда Светлана Петропавловская рассказала «Югополису», как собирают уникальную базу доноров костного мозга на Кубани.