Люди

Команданте

«Югополис» поговорил с продюсером фестиваля Kubana Ильей Островским о надеждах, провокациях и том, как антибизнес-модели позволяют оставаться свободным.

23 июл 2014, 10:10 Артем Беседин

Илья Островский за свои 34 года успел организовывать антиалкогольные, антинаркотические и другие социальные акции (в том числе, руководил профилактическими программами Российского Благотворительного Фонда «Нет Алкоголизму и Наркомании»), поработать менеджером групп «Кирпичи», «Элизиум», «Приключения Электроников», «Тараканы!», а также воплотить в жизнь несколько масштабных музыкальных фестивалей. С одним из них — KUBANA (проводится на территории Краснодарского края) — связана история жизни Ильи вот уже шесть лет.

«Югополис» поговорил с Команданте, как его называют все, кто связаны с этим самым летним, морским и неординарным фестивалем в России, о надеждах, провокациях и том, как антибизнес-модели позволяют оставаться свободным.

— Илья, как скоро после окончания фестиваля вы приступаете к подготовке следующего?

— Еще до начала предыдущего фестиваля — по крайней мере, в голове, в мыслях, в рамках строящихся планов. Непосредственная подготовка начинается примерно через месяц после окончания предыдущего фестиваля.

— На отдых-то время остается?

— Всё бывает очень по-разному. Если бы всё в организации шло по течению и не было никаких противодействующих факторов, по большому счету, тогда и длительного отдыха бы не требовалось. Но с учетом того, что в последние годы мы сталкиваемся всё с большим количеством проблем, организация начинает носить достаточно стрессовый характер. Тем не менее, я всё-таки стараюсь находить время на отдых и в процессе подготовки, разрывая его. С учетом того, что на сегодняшний день KUBANA стала неотъемлемой частью моей жизни, я привык совмещать работу по фестивалю и свои личные планы.

Команданте

— Максимальным стрессом, насколько я понимаю, для вас стал прошлый год? Что вы сейчас делаете, чтобы избежать повторения подобных эксцессов? С чем они были связаны?

— Я раньше очень не любил об этом говорить, а сейчас уже не вижу смысла молчать. Совершенно очевидно, что большинству людей, которые следят за судьбой KUBANA, это известно. В последние года три мы сталкиваемся с противодействием проведению нашего фестиваля со стороны неких активистов. Не будем уточнять, каких. Первое время для меня это был дикий стресс. Мне казалось, что я делаю однозначно позитивное — имиджево, эмоционально, организационно, как угодно еще — мероприятие. Я даже не мог предположить, что у этого музыкального праздника могут возникнуть противники.

Когда ты делаешь то, во что однозначно веришь как во что-то очень хорошее, и вдруг кто-то совершенно серьезно начинает говорить, что нет, это плохо, — первое время пытаешься доказать обратное, переубедить, найти аргументы»

Когда ты делаешь то, во что однозначно веришь как во что-то очень хорошее, и вдруг кто-то совершенно серьезно начинает говорить, что нет, это плохо, — первое время пытаешься доказать обратное, переубедить, найти аргументы. Через три года стало очевидно, что эти люди безнадежны. Нужно было просто научиться с этим жить.

Это идет фоном, как хроническое заболевание, у которого бывают обострения, но в целом ты с ним смирился. Ты понимаешь, что, наверное, оно подтачивает твой организм в целом, но при этом живешь и пытаешься продолжать находить какие-то радости в жизни — без оглядки на то, что оно существует.

— Что касается оглядки на современную ситуацию в России, ее новые законы — вы, когда общаетесь с артистами, специально оговариваете, например, отсутствие мата на сцене? Другие какие-то вещи - отсутствие лозунгов?

— Совсем недавно мы все видели эксперимент под названием «Выступление группы «Ленинград» на фестивале «Нашествие». Я с замиранием сердца включил интернет-трансляцию, специально чтобы посмотреть именно это выступление. Сергей Шнуров выбрал первые три или четыре песни, состоящие исключительно из приличных слов, без нецензурных. Я подумал: ну всё, сломали Серегу, видимо, там жесткая договоренность. Но после четвертой песни Сережа вошел в свое обычное русло.

И, насколько я понимаю, с точки зрения тех реальных проблем, которые возникли у организаторов, штраф около 50 тысяч рублей, который они заплатили… если этот закон будет действовать так, я буду его воспринимать как еще один способ пополнить бюджет Российской Федерации, почему нет? Мне не жалко.

Если же говорить в приложении к KUBANA — мы уже давно изменили вектор нашего движения, хотя это не является аргументами в убеждении пресловутых активистов. В этом году KUBANA, на мой взгляд, носит девственно чистый с музыкальной точки зрения характер. Не могу сказать, что это было продиктовано ими: у меня в целом всегда было желание потихоньку уходить из «маргинального» русла в более мейнстримовое.

Я четко понимаю, что ни KUBANA, ни вся окружающая инфраструктура в районе Веселовки на сегодняшний день не способны удовлетворить запросы требовательной аудитории»

Вопрос в том, что аудитория, особенно молодежная, так или иначе больше предана «маргинальным» музыкальным стилистикам. За счет этого ее можно перемещать в пространстве и во времени — например, из Новосибирска или с Дальнего Востока в Краснодарский край. Если же говорить о мейнстримовой или более интеллектуальной аудитории, понятно, что она менее мобильна и более придирчива. Я четко понимаю, что ни KUBANA, ни вся окружающая инфраструктура в районе Веселовки на сегодняшний день не способны удовлетворить запросы требовательной аудитории.

 

Команданте

 

В этом году, повторюсь, мы отошли полностью от «маргинальной» составляющей, если не считать таковой Валерия Леонтьева, и стараемся привлечь чуть более модную, более взрослую и спокойную аудиторию. Поэтому в рамках сегодняшней ситуации мне сложно опасаться чего бы то ни было: все артисты такие, что их могут слушать и бабушки, и маленькие дети.

Музыканты, которые занимают какую-то активную политическую позицию на сегодняшний день — неважно, какую, пророссийскую или антироссийскую, — они сразу об этом сообщают и либо отказываются от выступления, либо как-то это декларируют. Но большинство артистов понимают, что их бизнес в первую очередь завязан на том, какое количество раз они выйдут на ту или иную сцену, и поэтому они, может быть, и имеют какое-то свое мнение, но они его оставляют при себе. Я не думаю, что в этом году мы будем иметь какие-то громкие политические высказывания — неважно, в каком направлении.

Музыканты, которые занимают какую-то активную политическую позицию на сегодняшний день — неважно, какую, пророссийскую или антироссийскую, — они сразу об этом сообщают и либо отказываются от выступления, либо как-то это декларируют»

Специальные беседы, на мой взгляд, должны проводить специальные службы, а не продюсеры фестивалей. Если такая практика на сегодняшний день существует, наверное, кто-нибудь проведет. Если такой практики нет — мне сложно сказать, я стараюсь не вступать в политические дискуссии, у меня нет своего четкого мнения, я никогда не делил мир на черное и белое. Я понимаю, что есть огромное количество разных больших интересов, влияний, которые схлестнулись, и делать резкие однозначные выводы, наверное, ограниченно и примитивно.

Что касается зарубежных артистов — если они едут в Россию в такое время, однозначно, они относятся с определенной симпатией если не к всей стране в целом, то как минимум к российской аудитории. Мне этого достаточно для того, чтобы мероприятие сделать успешным.

— Вы сталкивались в этом году с отказами от участия в фестивале именно по политическим причинам?

— Да. Отказалось несколько коллективов, уже заявленных. Я не знаю, насколько это прямо политические причины: вполне возможно, что это были в большей степени некие соображения безопасности. Конечно же, для американцев или европейцев Краснодарский край и Анапа — это все где-то рядом с Крымом, а Краснодар — это где-то рядом с Ростовом, а Ростов — с Донецком, а там, по их мнению, война и стоят танки.

Я знаю совершенно точно, что зарубежные страховые компании отказываются сейчас страховать поездки, особенно на юг России, а иногда и в Россию в целом. Естественно, когда привыкший к стерильности музыкант вдруг получает ответ от страховой компании, что ее руководство приняло решение в связи с напряженной ситуацией в том или ином регионе перестать страховать грузы, поездки, жизнь и здоровье, ему становится не по себе. Поэтому в этом году у нас есть в том числе и повторяющиеся музыкальные коллективы, которые уже выступали на KUBANA — с ними есть контакт и диалог, и они нам доверяют.

— Кого вы можете назвать из наиболее интересных новых, не повторяющихся артистов?

Много новинок, причем есть новинки очень, на мой взгляд, интересные со всех точек зрения. В первую очередь для меня это группа Bastille. Это, наверное, сейчас самое громкое и яркое явление в новой британской музыке, победитель всех возможных конкурсов. Когда я в последний раз был в Лондоне, композиции этой группы звучали из каждого утюга и холодильника. Они находятся во всех топовых хит-парадах, и, конечно же, это интересно, потому что они впервые приезжают не только на KUBANA, но и в Россию в целом.

Также я бы выделил группу Madness. Смело можно заявлять, что это первая настоящая большая легенда мировой рок-музыки, приезжающая на KUBANA. Это прямо столпы, монстры.

Еще бы отметил группу Volbeat, которая тоже впервые приезжает в Россию, при этом являясь хедлайнером крупнейших европейских фестивалей. В России она не слишком известна, что для меня удивительно, ведь это большая по европейским меркам группа, которую удалось затащить на наш маленький скромный фестиваль.

Команданте

— Уже объявлен весь лайнап или вы еще что-то приберегли?

— Я очень не люблю этот вопрос. Как только скажу, что лайнап закрыт, вдруг что-то случается, что заставляет изменить решение. KUBANA с точки зрения бизнеса — достаточно сомнительное предприятие. Очень много рисков, факторов, которые могут повлиять на его успех, и добиться результатов удается огромной кровью, с привлечением большого количества инвестиций, спонсоров и т.п.

Во многом это связано с тем, что я и моя команда часто принимаем «антибизнес-решения». С финансовой точки зрения они никогда не будут окупаться и носят в большей степени имиджевый характер. Тем не менее, при помощи этих вещей и делается мероприятие.

— В чем идея «тайной вечеринки», которую вы организуете?

— Эта идея уже трансформировалась с того момента, как я ее придумал. А придумал я ее по простой причине: есть у нас абонементы LIBRE, типа VIP. При этом на открытом воздухе в чистом поле мы не можем организовать какие-то существенные дополнительные бонусы. Поле — оно и есть поле. Или пляж. Я сказал: давайте еще сделаем для этих людей секретные вечеринки. Чтобы они чувствовали себя немножко более приобщенными к фестивалю, что у них есть какая-то дополнительная опция.

Есть несколько музыкантов, которых я хотел бы пригласить на KUBANA, придав такому событию определенный оттенок. Я совершенно точно знаю, что некоторые участники этих секретных вечеринок будут как минимум неожиданны для гостей KUBANA, станут очень приятным сюрпризом и даже смелым экспериментом.

Сегодня, возможно, это выглядит как разводка: приедет какой-то сельский диджей, устроит нам дискотэку, а мы за это переплатим денег. Обещаю, что всё будет не так»

Возвращаясь к вопросу о коммерческой составляющей: эти вечеринки — не коммерческий ход. Многие люди, перед которыми приоткрыта завеса секретных вечеринок, крутят пальцем у виска. «Илья, ну ты чё, ну хотя бы за неделю, за две откроешь карты?» И я еще не могу зарекаться, что я этого не сделаю. У меня было много соблазнов. Пока удается с ними бороться. С коммерческой точки зрения я давно должен был открыть лайнап этих секретных вечеринок и продавать как можно больше абонементов LIBRE, и все были бы счастливы. Но мы, как известно, не ищем легких путей.

Плюс шесть коллективов в лайнапе скорее всего могли бы увеличить продажи. Сегодня, возможно, это выглядит как разводка: приедет какой-то сельский диджей, устроит нам дискотэку, а мы за это переплатим денег. Обещаю, что всё будет не так.

— Чем был продиктован отказ от Благовещенской, помимо соседства с игорной зоной, которая, так и непонятно, будет там или нет?

— Мы столкнулись с противодействием проверяющих структур. Если бы этот участок был у нас в долгосрочном пользовании, даже проблему пыли можно было бы решить совершенно легко. Через какое-то время эта площадка стала бы идеальной. Мне она очень нравилась — с точки зрения подъездов, логистики, возможностей реализации любых технических фантазий. На огромном пространстве можно ставить сцены любого размера. Да, пыль была жуткой — но даже она бы меня не остановила, если бы стоял выбор между Веселовкой и Благовещенской. Но серьезные затраты нецелесообразны в рамках одного года.

Команданте
Выступление Korn на фестивале Kubana

— А в Веселовке вас ждут?

— Я бы сказал так: Веселовка вообще перестала без KUBANA существовать. Я вчера был на площадке и обнаружил, что, хотя на дворе середина июля, почти пик сезона, все кафе закрыты. И на вопрос, почему не открываются-то, они отвечают: мы «Кубану» ждем. Там идет строительство временных кафе, еще чего-то — в общем, Веселовка готовится.

— Вы всегда положительно отзываетесь о губернаторе Краснодарского края. Какова его роль в том, что Кубана по-прежнему остается здесь, несмотря на все противодействия?

— Ключевая. Если бы не было поддержки со стороны Александра Ткачева, я думаю, что KUBANA закончила бы свое существование если не после первого года, то после второго совершенно точно. Нужно понимать, что я хоть и занимаюсь организационными моментами, все равно в первую очередь человек творческий. Как это ни банально звучит, - человек ранимый. Если бы не было почвы, поддержки, некой точки опоры, я бы уже давно расстроился, развернулся и пошел в другую сторону.

Я никогда в жизни не планировал общаться с какими-то активистами, правоохранительными органами. Мне интересно делать красивые шоу, продумывать какие-то фишки для фестиваля, а всё остальное, что происходит вокруг KUBANA, — совсем не для меня. Если бы мы в этих вопросах не чувствовали помощи и поддержки, думаю, это предприятие очень быстро бы накрылось.

 Впрочем, любое крупное массовое мероприятие в России не может существовать без поддержки официальных властей. Или это существование будет достаточно жалким и неуспешным.

— Не было мысли делать фестиваль в Крыму?

— Мне глобально всё равно, где делать фестивали. Хоть в Крыму, хоть в Сибири, хоть в Новой Зеландии — это совершенно не важно. Если есть зрители, обоюдное желание и какая-то поддержка — я буду делать. Это очень затягивающее чувство, когда из ничего на пустом месте появляется город, а еще через неделю он исчезает. Я готов строить такие города там, где мне это предложат.

— Сейчас есть предложения?

— Да, и достаточно большое количество. Есть очень много «но». В первую очередь, для меня важна творческая свобода. Даже в рамках KUBANA мне сейчас уже приходится маневрировать и быть всячески корректным в своих творческих посылах и помыслах. Во многих предложениях есть очень серьезные ограничения на эту тему. Из серии «давай делать фестиваль, но мы хотим, чтобы это был фестиваль вот такой и никакой другой». Но это мне неинтересно. Вообще я думаю, что в ближайшее время появится еще несколько проектов, которыми я буду серьезно заниматься.

Команданте

— Как вы относитесь к решению организаторов «Казантипа» о переезде в Грузию?

— С пониманием. Они хотят сохранить свое детище, которому уже больше 20 лет, в том виде и с теми идеями, которые в нем были изначально заложены. Я объективно понимаю, что по крайней мере в ближайшие год-два в Крыму это будет сделать достаточно сложно. По множеству причин. Сработал инстинкт самосохранения. Помимо этого, я так понимаю, российская сторона, у которой сейчас есть более важные заботы, чем думать о фестивале «Казантип», не сделала никакого предложения, интересного для организаторов этого мероприятия. А Грузия сделала.

Очень сложно думать о «Кубане» мечты, когда каждый год может стать последним»

С учетом того, что «Казантип», так же, как и KUBANA, это в первую очередь тусовка на море, а в Грузии море есть — это достаточно интересный и смелый эксперимент, и я с удовольствием в этом году съезжу и понаблюдаю, что у них получилось.

— KUBANA вашей мечты — какая она?

— Она чуть было не случилась в 2013 году. Точнее, в 2013-м это была разгоночная полоса, и уже в этом году она могла бы таковой стать, но, к сожалению, прошлогодние проблемы подкорректировали планы. Скажем так: внутренний огонек, который рано или поздно перерастает в пламя, в моем случае довольно серьезно притушили.

Наверное, это как с ребенком. У меня нет детей, но я так предполагаю. Ты в любом случае его любишь, независимо ни от чего, но при этом, если он себя хорошо ведет и приносит хорошие отметки из школы, тебе приятно об этом думать. А если он хулиганит, плохо учится и, не дай Бог, начал употреблять наркотики, ты всё равно его любишь, естественно, но при этом думать и как-то дополнительно существовать в этой ситуации уже нет такого кайфа. Для меня этот кайф пропал. Потому что мне показали: какой бы у тебя ни был фестиваль, как бы он ни развивался и сколько бы у него поклонников ни было, может прийти какой-то дядя и в один момент всё закрыть.

Как можно говорить о стратегическом развитии и планировать «Кубану» мечты? В идеале KUBANA уже должна была бы осесть на какой-то одной площадке, начать ее развивать, вкладываться в инфраструктуру, потихоньку это бы рано или поздно выросло в полноценный европейский опен-эйр. У нас это не получается сделать уже шестой раз. Мы все время переезжаем, у нас нет гарантии, что завтра будет хотя бы так, как сегодня.

Очень сложно думать о «Кубане» мечты, когда каждый год может стать последним.

Читайте также

Архив

Korn выступит на Kubana-2014

Знаменитая ню-метал-группа будет участвовать в фестивале, который в августе пройдет в Краснодарском крае.

Первая полоса

Последние новости

Город Люди Ситуация Weekend

Ингушетия зовёт, или Зухра уже приготовила чапильгаш

Коронавирус сделал недоступными многие туристические направления. Потому на майские праздники россияне принялись осваивать внутренние направления, чему поспособствовала и денежная компенсация, предложенная правительством. Наш корреспондент отправилась по одному из таких направлений - в Ингушетию. И рассказывает о своих впечатлениях.
Оксана Пономаренко
Ситуация Наука и техника Weekend

«Голубой огонек» киноакадемии

В минувший понедельник в Лос-Анджелесе завершилась 93-я церемония вручения наград Американской киноакадемии «Оскар», прошедшая в этом году без особых сюрпризов и скандалов. Чем запомнилась первая после череды локдаунов кинопремия и почему главным триумфатором стала драма о современных кочевниках?

Люди Ситуация Бизнес

Святыня с видом на свалку

Ситуация со строительством мусорного полигона рядом с подворьем Свято-Духова монастыря в Тимашевске грозит взрывом народного возмущения

Город Люди Ситуация

К 100-летию КубГАУ появится Студенческий сквер

Такой подарок нынешние студенты Кубанского государственного аграрного университета решили преподнести к вековому юбилею альма-матер, который будет отмечаться в марте следующего года. Этот проект не просто плод инициативы молодых, поддержанной ректоратом. Студенты выступают и авторами проекта, готовы участвовать и в закладке сквера.

Город Люди Ситуация Бизнес

«Ориону» больше не помогать

Почему практически полностью готовые жилищные комплексы в Новороссийске «Орион 2» и «Орион 3» уже год не подключают к коммунальным сетям, не давая возможности сдать дома в эксплуатацию и обеспечить жильем обманутых дольщиков?
Сергей Сергеев
Город Люди Ситуация

Выборы – онлайн, все кандидаты – зеленые

26 апреля в Краснодаре стартует онлайн-голосование по благоустройству зеленых зон города. Принять в нем участие могут все, кому исполнилось 14 лет. Благодаря аналогичному голосованию прошлого года в 2021 году в кубанской столице приведут в порядок городской сад «Сосновый», Маринский бульвар, а также скверы имени Льва Толстого и Героев-Разведчиков.

Город Люди Ситуация Weekend

Не расплескать пасхальную радость в ковидной суете

До Светлого праздника Пасхи остались считанные дни. О том, как в нынешнем году на Кубани пройдут пасхальные богослужения и что нужно делать прихожанам кубанских храмов, чтобы сохранить светлое праздничное настроение, «Югополису» рассказал руководитель отдела по взаимодействию со СМИ Кубанской Митрополии диакон Михаил Степанков.

Город Люди Ситуация Бизнес

Хорошие вести от «Весты»

​Наверное, во всем крае нет человека, который бы не знал о строительстве трамвайных путей на Московской. К этому проекту подступались долго и трудно: одна процедура возвращения в муниципальную собственность земли заняла несколько лет. И теперь, впервые за три десятилетия, в Краснодаре появятся новые трамвайные пути. Восемьдесят процентов всех работ по этому объекту, включая строительство дороги и всей инфраструктуры (пути будут укладывать другие специалисты) – зона ответственности крупной дорожной компании «Веста», базирующейся в столице Кубани.
Иван Прытыка