"Ты помнишь, как все начиналось?
Все было впервые и вновь."

Песня группы «Машина Времени»

Ровно год назад, 31 марта 2020 года, в Краснодарском крае был объявлен карантин в связи с распространением новой коронавирусной инфекции. К тому моменту COVID-19 в регионе был подтвержден у 17 человек, еще около 200 находились в стационарах под наблюдением. Вечером того дня губернатор Вениамин Кондратьев выступил с видеообращением к гражданам, в котором просил оставаться дома и быть терпеливыми.

Терпение нам и правда пригодилось. В том числе и для того, чтобы понять самих себя и научиться жить друг с другом рядом в новых условиях, заново разграничить пространство и многое переоценить.

Вода путь найдёт

С того момента жизнь, как бы это патетично не звучало, разделилась на «до» и «после». В первой категории внезапно оказалось все то, к чему люди так привыкли: торговые центры, развлекательные заведения, встречи с друзьями. В общем, то, что даже не ассоциировалось со словом «свобода», а было простой повседневностью. «После» начались блокпосты, пропуска, запрет на выход из дома и все то, что любой кубанец вспоминает если не с содроганием, то уж точно с целым комплексом эмоций, которые с началом пандемии и сформулировать было сложно.

Предшествовали карантину заявление Всемирной организации здравоохранения о начале пандемии (11 марта) и позднее — 25 марта — объявленная президентом Владимиром Путиным отпускная неделя с сохранением заработка. К тому моменту эпидемия уже активно набирала ход не только в мире, но и вполне уверенно шагала по стране. Заразились как минимум 2 000 человек. А четких правил противостояния невидимому врагу еще не выработали. И вот, чтобы разорвать цепь передачи инфекции и, следовательно, выиграть время на подготовку системы здравоохранения к эпидемии, россиян решили распустить по домам. Сначала на неделю, потом на месяц.

Одновременно с этим полностью закрыли границы страны. И тысячи граждан вместо того, чтобы посидеть дома, ринулись на черноморские курорты. Одни изначально и планировали таким образом провести лето, другие видели в этом единственную альтернативу загранице. В любом случае общество вновь показало, что обязательно найдутся как те, кто не захочет жертвовать своим комфортом ради общества (по крайней мере, именно такая риторика была в ходу в те дни), так и те, кто готов на этом заработать. Новыми красками заиграла расхожая фраза «Кому война, а кому и мать родна».

Отдельной категорией приезжающих оказались обеспеченные жители столиц, которые принялись постить в социальных сетях фото и видео своего отдыха на юге. При этом они не скупились на призывы всех последовать их примеру и покинуть также ушедшие на самоизоляцию мегаполисы. В сети появились инструкции о том, как обойти кордоны и проверки. Жители Сочи ответили на это своим флешмобом, выкладывая фото с плакатами, надписи на которых просили не приезжать на курорт и не привозить на Кубань заразу из статистически менее благополучной Москвы.

Мэр Сочи сначала выступил с обращением и попросил россиян не ехать на побережье, затем власти запретили бронировать номера в гостиницах, позднее поручили владельцам отелей изолировать приезжающих в номерах. Но все это больше напоминало борьбу с ветряными мельницами. Поток туристов было не остановить. Видимо, это и подтолкнуло краевые власти к введению жесткого по сравнению с другими регионами карантина. Жёстким было даже само слово. Иные субъекты традиционно называли это «самоизоляцией». При этом в Москве не скупились на штрафы для тех, кто не понял, что префикс «само-» тут лишь для красоты.

Штрафы были и на Кубани. Оштрафовали даже коммунистов, вышедших возложить цветы к памятникам Ленину в день рождения вождя. Местами не обошлось без перегибов. Впрочем, в глаза бросающихся было значительно меньше, чем в столице. Однако в Геленджике успела оскандалиться и относительно известная сериальная актриса Анна Банщикова, которая повздорила по поводу карантина с казаками. «Я не девушка, я актриса Анна Банщикова», - возмущалась она тем, что её не узнали и не сделали исключение. Обе стороны потом извинились.

Ещё один интересный прецедент создал, в общем-то, невинный поступок местных байкеров, который многие сочли не иначе как проступком. Они в карантин прокатились большой колонной к традиционной для мотосообщества точки на море в районе Ольгинки. Пользователям соцсетей и так часто не нужен повод, чтобы полить «двухколёсных» грязью. Но здесь ситуация подбросила им гарантированный повод. Пока все сидят дома, те, мол, ездят на море. Ситуация краешком своим вынырнула даже не федеральный уровень. А дискурс несколько поменял свой вектор. Если раньше негатив был больше направлен в сторону людей, избегающих карантинных мер ввиду своей обеспеченности, тот тут же было трудно ограничиться этим аргументом. Общество заговорило о персональной ответственности каждого и вниманию к ближним. Организаторов пробега оштрафовали.

Забить закрома

Карантин был мерой радикальной и выглядел соответствующе. В крае ввели систему разноцветных пропусков (для передвижения по городу, между населенными пунктами и транзита), на въездах в города установили блокпосты, закрыли торговые центры, развлекательные заведения, общепит. Полностью заморозили сферу услуг, отменили спортивные соревнования и богослужения, школьников и студентов перевели на дистанционное обучение, органы власти и все фирмы, которые могли, перешли на удаленную работу. Новости стали напоминать сводки с фронта: отряды самоконтроля патрулируют улицы, машины не пускают в город, пойман нарушитель режима, эвакуационные рейсы вывозят россиян из-за рубежа и так далее.

Среди населения стал распространяться слух о том, что на складах якобы дефицит товаров. Кубанцы толпами ринулись в магазины, чтобы скупить все оставшееся. Первыми на себя приняли удар два традиционных для таких случаев товара: гречневая крупа и туалетная бумага. Если первую далеко не во всех странах потребляют так активно, то туалетная бумага во всём мире стала мемом.

С видеообращением пришлось выступить мэру Краснодара Евгению Первышову, который заверил, что недостатка в продовольствии нет. А если в магазинах и пустеют полки, то только потому, что товары не успевают подвозить и раскладывать. К слову, ритейлеры и правда быстро освоились в новой реальности. Ощутимого роста цен или нехватки товаров удалось избежать.

Впрок стали закупать также санитайзеры, маски и лекарства. При этом население совершенно не устраивали аргументы на тему того, как работает экономика. Любителей гречки и бумаги было не убедить, что если эти две пустые полки в магазинах не создают кризиса (скорее смешат), то дефицит лекарственных средств уже опасен. Многие предпочитали, чтобы у них дома был запас всего этого добра, ставя под угрозу жизнь и здоровье тех, кому данные товары нужны были здесь и сейчас. Однако благодаря краевым кредитам на увеличение производства необходимых товаров растущий спрос (по крайней мере на дезинфицирующие средства, маски и одноразовые халаты для медиков) удалось удовлетворить.

Обсерваторы обсервировали-обсервировали...

К «непослушным» туристам к тому времени вовсе стали относиться как к каким-то биологическим террористам. На всю Россию прогремели кубанские обсерваторы, куда отправляли людей, которые тем или иным способом, несмотря на запреты и приостановку ж/д- и авиасообщения, смогли проникнуть на курорты. Особенную славу получил обсерватор, развернутый в отеле «Бархатные сезоны». Охраняли прибывших не абы кто, а бойцы Росгвардии. Из номеров выходить запрещали, передачи от друзей и родственников тщательно досматривали.

И эта часть событий оказалась, пожалуй, наиболее интересной с точки зрения психологии и российской ментальности. Многие даже сравнивали это с известным Стэнфордским психологическим экспериментом, при котором студентов разделили на группы условных «заключенных» и «надзирателей». В итоге эксперимент был закрыт, так как и те, и другие так вжились в роль, что перешли к бесчинствам.

В нашей ситуации всё обошлось без «жести». Однако очень любопытно, как быстро обросла обсерваторная атмосфера вполне себе зоновским флёром, напомнив, как легко в нашей стране всё можно превратить в тюрьму, от которой здесь и зарекаться не принято. Прибывшие на курорт туристы оказались в курсе того, как можно пронести на территорию запрещённые продукты и напитки, а силовики научились их обнаруживать (будто коллеги с УФСИН помогли методичкой). Так в коробке сока «Добрый» пытались передать в обсерватор водку, перелитую в презерватив.

Кто-то пытался сбежать — их ловили и штрафовали (благо, хоть не срок отсидки увеличивали). В одном из случаев девушка, пытавшая сбежать, умоляла охранников ее отпустить из-за того, что дома остались малолетние дети. В другом — молодой москвич выбежал из корпуса обсерватора, якобы услышав пожарную сигнализацию. За ним гнались пятеро (!) росгвардейцев. «Заключенный», пробежав круг по двору, быстро забежал обратно, не позволив себя поймать. Но в итоге на него составили административный протокол и оштрафовали. Сбегание от силовиков, кстати, вообще превратилось в игру и повод для очередных мемов по всему миру. А что: нужно же как-то развлекаться, если других вариантов нет и уже понятно, что в такой парадигме придётся жить ещё долго, пройдя все стадии принятия неизбежного.

Неудержимые, Бог, Конституция

У любого материала есть свой предел прочности. Так и у человеческого терпения, и, особо, у российской экономики. Потому в мае 2020 года постепенно коронавирусные ограничения стали смягчаться. Хотя некоторые отрасли продолжали быть замороженными. Разморозка продолжается и по сей день: до сих пор действует ряд ограничений (к примеру, фудкорты и ночные клубы все еще закрыты).

Но тогда уже, кажется, всем было очевидно, что дальше невозможно в таком режиме «мариновать» ни экономику, ни граждан. Первая начинала трещать по швам как в масштабах страны/регионов, так и особенно в каждой отдельной семье. Бизнес принялся со всех возможных трибун просить об открытии.

Да и неугомонный российский менталитет отчаянно требовал помимо хлеба ещё и зрелищ. Участились случаи выявления подпольных тусовок в барах. Даже после отмены карантина гуляния по центральной улице — Красной — превращались в стихийные вечеринки с диджеями, работающими из багажников машин. Доходило и до конфликтов с силовиками: одна из «гуляющих» пробежалась по капоту полицейской машины под одобрительные крики, оскорбляющие правоохранителей. А это могло бы уже быть чревато русским бессмысленным и беспощадным бунтом: даже не по злому умыслу, а хотя бы из-за банально невыпущенной вовне энергии. Меж тем стоит заметить, что не случилось достаточно частых для Запада столкновений на этой почве с полицией.

Даже церковь не без грубых ноток в голосе возмущалась тем, что им не позволялось открыть храмы на фоне заработавших коммерческих объектов. Даже когда храмы и церкви оставались открытыми, богослужения проводились за закрытыми дверями, а верующим разрешалось только находиться на территории религиозных объектов. Власть отвечала, что время не настало, к тому же в монастырях бушевали очаги опасного заболевания. Вирус унёс жизни многих местных клириков, в том числе митрополита Исидора.

На фоне всех этих деприваций изменилось и отношение в обществе к вирусу. Даже уже пройдя через отрицание, гнев, торг и депрессию, россияне так и не смогли смириться с новой парадигмой, хотя уже и научились в ней жить. Эти настроения также совпали и с необходимостью провести голосование по поправкам в Конституцию, для которого пандемия оказалась не помехой. Так или иначе, 21 июня карантин был отменен.

Статистика и социология

Тяжелее всего весной 2020 года были даже не вводимые ограничения, а состояние неопределенности, которое довлело не только над обычными гражданами, но и над представителями власти, принимающими решения. Население, как и раньше на Руси, ждет от лиц властью наделённых (в данном случае - президента и губернатора) исключительно правильных и взвешенных решений. Но, к сожалению, в случае эпидемии, как тогда выразился губернатор Вениамин Кондратьев, "учебников по коронавирусу еще не написано". Поэтому и власти, и простым гражданам приходилось принимать решения на свой страх и риск.

Могли ли ограничения быть более мягкими? Могли. Могли ли обойтись без всех этих блокпостов и обсерваторов? Тоже могли. Обошлись же как-то другие регионы России. Вот, к примеру, соседняя Ростовская область провела локдаун в условиях значительно более мягких ограничений. И сняли их быстрее: кино, рестораны заработали. Казаки по улицам вовсе не ходили, блокпосты никто не выставлял.

Однако в эмоциональную оценку вклиниваются непреклонные цифры статистики. На Дону за все время эпидемии коронавирусом заболели 80 836 человек. Из них 72 661 выздоровели, а 3 577 - скончались. На Кубани заболели - 42 369 человек, из них 37 232 - выздоровели, 2 322 - скончались. Цифры отличаются почти в два раза при том, что официально в Краснодарском крае проживает на миллион людей больше, чем в Ростовской области. И ещё нужно добавить поток туристов в уравнение.

К годовщине карантинных мер почти все они уже спали. Но мир пока не стал прежним. И вряд ли этот процесс будет быстр. Тем не менее он дал нам очень интересный поведенческий срез среди членов нашего общество, тех, с кем мы живём бок о бок. И даже когда всё это закончится совсем, социологам будет в чём поразбираться из того, что не так просто описать сухими цифрами.

Первая полоса

Город Люди Ситуация

«Кто будет петь, если все будут спать?»

Депутат Гордумы Игорь Азаров предложил установить памятник Виктору Цою в Краснодаре. Нельзя сказать, чтобы известие об этом кого-либо сильно удивило. Память легендарного музыканта увековечили во многих городах нашей необъятной, но всё же несколько неожиданно и приятно, что теперь и на юге может появиться место скульптуре лидера «Кино».
Вячеслав Рыжков

Краснодар «обезглавлен», или Почему Первышов уходит в Госдуму

Несмотря на слухи, циркулировавшие среди политологов и журналистов с прошлого декабря, новость о выдвижении главы Краснодара в депутаты Государственной думы РФ стала громом среди ясного неба и сразу оживила нынешнюю политическую кампанию.

Бизнес

Корпоративный договор и устав – основа основ эффективного партнерства

Практика показывает, что большинство российских предпринимателей при создании партнерских взаимоотношений незаслуженно недооценивают важность корпоративного договора и устава. Многие не знают и не понимают отличие корпоративного договора от устава, а к подготовке самого устава подходят посредственно – скачивают первый удачный экземпляр из сети интернет или принимают без правок и замечаний подготовленный устав от фирмы, которая занимается сопровождением регистрации будущего предприятия.

Город Люди Ситуация

Годовщина карантина на Кубани

31 марта 2020 года губернатор Вениамин Кондратьев выступил с видеообращением к гражданам, в котором просил оставаться дома и быть терпеливыми. «Югополис» пытается вспомнить, как общество прошло все стадии принятия неизбежного.
Екатерина Пономарёва, Егор Харитонов
Город Люди Weekend

Всякому охота увидеть «Федота…»

Как звучит переложенная в рэп-частушки пьеса Леонида Филатова «Про Федота-стрельца, удалого молодца» и кто играет То-Чаво-Не-может-быть в новом спектакле Дворца искусств «Премьера» и Молодежного театра, оценил «Югополис».

Город Люди Ситуация

Начальник УМВД по Краснодару Дмитрий Остапенко: «Система выстроена так, что новые направления требуют не реформ, а адаптации»

​О том, как пандемия коронавируса изменила работу правоохранителей, об алгоритмах выявления фейковой информации, о методах борьбы с современной преступностью — в интервью с начальником Управления МВД России по городу Краснодару полковником полиции Дмитрием Остапенко.
Ситуация Бизнес

Сможет ли правительство обуздать рост цен на продукты? И чем нам это грозит, если да

В конце прошлого года президент Владимир Путин назвал недопустимой ситуацию, когда россиянам не хватает денег на продукты. Однако применение госрегулирования цен в качестве "лекарства" может оказаться куда хуже "болезни".
Анастасия Бабкина