Громада органа на сцене муниципального концертного зала, если подойти к ней вплотную, тихо урчит электромоторчиками воздухонагнетательного механизма внутри корпуса: когда органист за кафедрой (она же — игральный стол) жмет на клавиши двух клавиатур-мануалов, они открывают и закрывают клапаны внутри труб, чтобы те звучали.

«Голос» краснодарского инструмента — это именно трубы, а не полупроводники и транзисторы, как в электронных органах. И наш орган, как автомобиль, заводится ключом — тогда на пульте игрального стола начинают светиться огоньки над кнопками регистров: каждый из них пронумерован и подписан. Внизу кафедры — педали и вытертая по центру, где сидит музыкант, скамья.

Обратная сторона органа

— Михаил Иванович, органы стареют, как фортепиано, или от времени звучат лучше, как скрипки и рояли?

— Если сравнивать с историческими органами времен Баха, а краснодарский орган по устройству - классический, как в храмах Европы, что такое 24 года жизни инструмента? Закрыв глаза, можно сказать: он почти как новый. Будь орган марки попроще, уже были бы проблемы: вспомогательные механизмы изнашиваются.

Органы тоже стареют, как фортепиано и скрипки: разбивается механика. Одно дело, когда инструмент все время в пользовании, а другое - эталон Страдивари, Амати и Гварнери, на котором играют раз в год. Так что ни органы, ни рояли, ни скрипки от возраста лучше не делаются.


— У органиста должна быть координация космонавта? Вы же играете еще и ногами.

— Это так, потому что орган — не только самый большой музыкальный инструмент, но и единственный из существующих, на котором играют и руками, и ногами. Педали, они же басовые клавиши, - это две с половиной октавы. Как классическая фуга исполняется? Она четырехголосная: три голоса играются руками, четвертый — ногами. Или другой пример: токката ре-минор Иоганна Себастьяна Баха, где такое выдержанное, басовое, рычащее «ре» - вот оно и играется ногой.

Обратная сторона органа

Дубовый корпус нашего органа как-то влияет на его звук?

— Почти никак, разве что не дает звуку «разбегаться» по пространству зала. Зато дуб «сожрал» третий мануал, а чем больше мануалов, тем богаче «голос» органа. Кто-то посоветовал основателю Краснодарского творческого объединения «Премьера» Леонарду Гатову, что орган в дубе будет лучше звучать. Но на звук влияет не корпус, будь он хоть из опилок, а акустика зала!

Немцы из гамбургской фирмы «Рудольф фон Беккерат» предложили отличный трехмануальный орган чуть ли не в полтора раза больше, чем этот. А на дворе 1993-1994 годы, сами понимаете, какая была финансовая ситуация, хотя мэр города Валерий Самойленко «Премьеру» во всем поддерживал - вот дубовые панели и «съели» третий мануал. Когда одумались и стали слать факсы, процентов на 70 инструмент уже был готов…

Немцы все сделали в Гамбурге, а в зале только собирали орган. Знаете, из чего сделана его задняя стена? Из красного знамени, что висело над сценой — здесь же раньше был зал заседаний горкома КПСС. Вот из знамени и решили сделать «спину» органа, чтобы дать вторую жизнь материалу.

Alt
— Уход за инструментом — ваших рук дело?

— В 1994 году ради этого ездил стажироваться в Гамбург на «Беккерат», где, признаться, были удивлены уровнем владения предметом: думали, что у нас в России медведи по улицам с балалайками бегают… Есть запасные части, но пока они без надобности: «Беккерат» не зря одна из самых дорогих, если не самая дорогая, фирма в мире — все качественно сделано.
В органе больше тысячи труб из специального сплава и разных пород дерева — от дуба до сосны, у каждой свой тембр: настроить все с нуля займет больше пяти часов.
Когда играю и чувствую, что где-то что-то расстроилось, подстраиваю, не откладывая в долгий ящик: орган как организм — все взаимосвязано.


— Неужели за четверть века ничего не ломалось?

— Не ломалось, а ломали. Таких музыкантов стараемся второй раз не приглашать ни с концертами, ни на Международный фестиваль органной музыки, чтоб не остаться без органа. Как-то приезжал небезызвестный советский органист, наша звезда, с женой-ассистентом с очень зацепучими руками: она провернула включающий орган ключ так мощно и по-свойски, что он вылетел из игрального стола с проводами. Пришлось на будущее сделать табличку: «Включать, не прилагая усилий».


— Краснодарский орган выдерживает сравнение с «соседями» в Сочи и Пицунде?

— В Пицунде орган стоит там, где надо, — в храме IX века: после снятия звука эхо звучит еще пять-семь секунд. Он сделан добротной фирмой «Александр Шуке» из ГДР, но наш «Беккерат» выше классом. И в Сочи чешский орган неплохой, но один из лучших в России инструментов — тот, который в Краснодаре. Наш инструмент интонирован настолько здорово, что на нем любая музыка любой эпохи звучит отлично. Органы ведь тоже разные — окраской «голоса»: французского или немецкого барокко, романтизма, современные. В Краснодаре универсальный, но ближе к «немцам».
Обратная сторона органа

А если сравнить наш инструмент с органами Европы?

— Инструмент-то не уступит, а вот акустика… На Западе органный концерт в концертном зале — полный абсурд. В прошлом году у меня было два концерта в Германии и один в Польше. Фестиваль в городе Крефельде под Дюссельдорфом, после реставрации открывают орган фирмы «Кляйс» (большущий орган в международном Доме музыки в Москве — это тоже «Кляйс»: в общем, эталонная, как и «Беккерат», марка). Где концерт? В церкви. Второй концерт в Бремене на летнем мини-фестивале. Где выступаю? В церкви. И Международный органный фестиваль в Варшаве проходил в кафедральном соборе.

…В каждом боку краснодарского органа есть две дверцы: верхняя и нижняя. Нижняя скрывает механическую часть, влагомер (инструменту нужно от 20 до 98 градусов влажности, и меняться она должна плавно) и раскладную лестницу, чтобы подниматься наверх. За верхней дверцей - играющая часть: группы труб разных регистров разделены деревянными створками. Когда створки закрыты, орган звучит глуше, открыты - громче. Настраивается инструмент по основному регистру специальным ключом: внутри каждой трубы стоит язычок, который бьет по мембране, - от его длины и местоположения зависит высота звука. Когда язычок проседает, органист поднимает его специальным приспособлением.


Михаил Иванович, а когда вы впервые услышали орган?

— В детстве. Я родился и вырос в Эстонии — в Тарту, где старейший в Европе университет, который заканчивали Пирогов, Бурденко, Даль и еще много кто. У меня в крови гремучая смесь: литовцы, поляки, немцы и русские — получается, что и в лютеранских, и в католических храмах как у себя дома находишься.

Мы жили рядом с храмом, где звучал орган: сначала слушал и слушал, а потом заинтересовался. Основы местный органист заложил, потом стал два раза в месяц ездить в Ригу к солистке Рижского Домского собора Евгении Лисицыной.


— Вы же были первым выпускником Санкт-Петербургской консерватории по классу органа, правильно?

— Учебные планы создавались на моей шкуре. Прежде консерватория выпускала пианиста, дирижера или теоретика со второй специальностью — орган. Прекрасный аккомпаниатор, заслуженная артистка России профессор Нина Оксентян, у которой я учился, разработала специальную программу на фортепианном факультете для органистов — это сейчас есть отдельная кафедра.

Хотя поначалу меня впихнули сдавать концертмейстерский класс на рояле вместе с пианистами - играть арии из опер. Комиссия услышала и, конечно, обалдела: у пианистов же другие требования. А госэкзамены были уже на органе.

Alt

Какую музыку нельзя сыграть на органе?

— Технически возможно все: хоть джаз, хоть «Собачий вальс», но выглядеть это будет, словно советская чиновница венчает вас в православной церкви. Зачем изобретать? Органной музыки хватает: от Баха, не любить которого за совершенство нот невозможно, до Макса Регера, чья музыка — с ну очень своеобразным языком, и ее нельзя представить в исполнении другого инструмента, кроме органа.

Для органа писали весь ХХ век — и Шостакович, и Свиридов, и другие русские, советские и западные композиторы. Писали даже краснодарцы, и талантливо: наш Вадим Малюченко сочинил очень симпатичную вещь «Постскриптум» — я играл ее во многих городах России, в Абхазии, Германии, Польше и Финляндии.

Alt

У вас есть ученики?

— Я преподавал во второй половине 1990-х в Краснодарском музыкальном училище им. Н. А. Римского-Корсакова, но эта затея немножко попахивала профанацией. В училище зал все время занят, приходилось студентов таскать сюда, в муниципальный концертный зал.

Допустим, кто-то действительно хочет заниматься, но во вкладыш к его диплому о среднем специальном образовании впишут: факультативно прослушал курс органа. Что ничего не дает - ни права поступления в консерваторию по классу органа, ни работу.

Платили копейки, а за каждый час урока надо отчитаться целой поэмой, отрывая время от своих репетиций.


— С далекого 1994 года вы каждое воскресенье играете в Сочи: как все начиналось?

— После консерватории меня распределили на Западную Украину в город Ровно, где я проработал три года, пока не узнал, что в Краснодаре будет орган, не прошел собеседование и не привез сюда в октябре 1993 года трудовую книжку.

Инструмент еще строили и я, чтоб не болтаться без дела, пошел к заместителю Леонарда Гатова Александру Наконечному: «Может, куда сосватаете?» — «В Сочи нет органиста». Наконечный созвонился с директором сочинского зала органной и камерной музыки Алисой Дебольской, она пригласила дать концерт, потом еще один, потом долго присматривалась, как у меня сложатся отношения с коллективом, и предложила работать у них. А потом мы нашли такую формулу — еженедельные концерты в Сочи по договору...

Обратная сторона органа

6 мая будет ровно 23 года, как я играю в сочинском органном зале, который носит теперь имя Алисы Федоровны. Иногда я не могу понять, где я живу: в Сочи, Краснодаре или в поезде — по-моему, в поезде. Сейчас я в интернете билеты беру, а раньше все кассирши на вокзале знали меня в лицо, проводники Адлерского вагонного депо — тоже.

Теперь потихоньку начинают узнавать проводники не только западносибирских, но и восточносибирских поездов — Красноярск, Хабаровск: «Что-то у вас лицо знакомое» — «Так я две недели назад с вами ездил».


— Сочинская публика отличается от краснодарской?

— В Краснодаре, где не без моего участия сложилась органная культура, своя постоянная публика. И если я вдруг позволю себе (чего быть не может в принципе) сыграть здесь чуть расслабленно, меня мои слушатели поймут и простят: музыкант не в настроении.

А в Сочи этого делать категорически нельзя, потому что ты не знаешь, кто в зале: сочинцы или профессора консерватории на отдыхе. Там нужно играть точно так же, как в Москве, Питере и Европе — как в последний раз в жизни.

1 комментарий

Ohsher 21 мар 2016, 18:38
Помню, с большим энтузиазмом ждал, когда же орган установят, и какое же у меня было разочарование, когда его услышал впервые. Акустика ужасная в зале. Орган звучит глухо. Из-за этого, к сожалению, на органные концерты у нас в Краснодаре не хожу.

Читайте также

Люди

Господин вдохновитель

Ведущий актер Молодежного театра Станислав Слободянюк рассказал «Югополису» о том, можно ли назвать Краснодар театральным городом и каким он видит будущее «Молодежки».
Сабина Бабаева
Город Люди

Пчёлы Баха и вертолёты Штокхаузена

В Краснодаре стартует второй сезон проекта «Партитуры ХХ века». Автор проекта, дирижёр Кубанского симфонического оркестра Денис Ивенский рассказал «Югополису» о его программе и о музыкальном ландшафте прошлого столетия.
Денис Куренов
Люди

Творческие союзы

«Югополис» познакомился с артистическими парами Краснодарского творческого объединения «Премьера».
Анастасия Куропатченко

Первая полоса

Последние новости

Город Люди Спорт

От баскетбола до сап-серфинга: в Краснодаре отметили День физкультурника

Кубанская столица присоединилась к празднованию Дня физкультурника – мероприятия на 18 локациях организовал городской департамент по физической культуре и спорту. Кадры турниров, матчей, мастер-классов и конкурсов – в фоторепортаже «Югополиса»

Люди Ситуация

Телеканал «Россия 1» запускает новое шоу «Классная тема!»

На российском телевидении начинают делать упор на просветительский контент. Ещё со времён запуска на ТВ интеллектуальной игры «Что? Где? Когда?» россияне любили и уважали познавательные передачи, и этот тренд в последние годы обретает новую жизнь и новую форму, что не может не радовать.
Вячеслав Рыжков
Ситуация

Тот же никотин, только модный: чем электронные сигареты напугали Минздрав

Эксперты министерства вышли с предложением если не запретить полностью, то хотя бы ограничить в России свободную продажу электронных сигарет, вейпов и прочих популярных курительных гаджетов для курения. Иначе бороться с вредной привычкой не получится. Ирония же в том, что все эти устройства рекламируются как «помощь» тем, кто хочет бросить.
Елена Шумовская
Бизнес

Уникальная гравитационная винодельня «Скалистый берег» открылась в Анапе

Это событие долго ждали, и результат превзошел самые смелые ожидания. Винодельня «Скалистый берег» стала настоящей архитектурной достопримечательностью, а производимые здесь напитки - искусство, несущее философию гармонии с природой.

Люди Бизнес

«Сила России в неравнодушных людях»

Насколько популярна благотворительность в современном мире? Многие ли готовы жертвовать своим временем, имуществом, деньгам ради других, нуждающихся в помощи людей? Куда обращаться, если вам нужна помощь, и куда – если вы тот, кто может помочь? О благотворительности в Краснодаре и крае, волонтерстве, трудных судьбах и добрых делах «Югополис» поговорил с Игорем Пирог.
Анастасия Клейменова
Город Спорт Weekend

Невероятный накал страстей: в Краснодаре прошли скачки на Кубок губернатора

В кубанской столице состоялось центральное событие скакового сезона: на городском ипподроме в течение дня состязались лучшие лошади России чистокровных английской, ахалтекинской, арабской пород. Яркие кадры мероприятия – в фоторепортаже «Югополиса»

Люди Weekend

«Мы планировали сделать кино для всех»: Роман Котков об экранизации «Майора Грома», российских комиксах и киновселенной BUBBLE

В парке «Краснодар» состоялся показ при поддержке «КиноПоиска» – фильм «Майор Гром: Чумной Доктор» представили его создатели: исполнитель одной из ролей Александр Сетейкин, а также сценарист, продюсер и главный редактор издательства BUBBLE Comics Роман Котков. «Югополис» поговорил с Котковым о комикс-индустрии, режиссёрской версии блокбастера и российском кино.
Люди Ситуация Бизнес Weekend

Дмитрий Анфиногенов: «Российскому игорному бизнесу понадобится полгода, чтобы адаптироваться к новым условиям»

Председатель Ассоциации операторов индустрии развлечений и спортивно-зрелищных мероприятий (АИРИС) Дмитрий Анфиногенов - о развитии игровых зон в нынешнее непростое для всей экономики время, о принципах стратегии ответственной игры, тесной взаимосвязи игрового и туристического бизнеса и его перспективах в России
Ситуация

​Андрей Сасин: «Сказал — сделай»

Кубань-житница сильна земледельцами. Их лица не мелькают на экранах. Об их судьбах неизвестно широкой публике. Они не кричат о своих проблемах, а решают их, зная, что только трудом можно добиться победы. Герои вечной битвы за урожай достойны, чтобы о них знали. Андрей Сасин — один из них.