По данным управления здравоохранения Краснодара, сегодня в городе проживает 7078 долгожителей — людей, достигших 90-летия, из них 352 тех, кто перешагнул 100-летний рубеж. «Югополис» встретился с одной из долгожительниц — Анной Константиновной Кутановой, которая в мае этого года отметила свой 101-й день рождения, и попросил ее рассказать о своей долгой жизни. Пробелы в памяти пожилой женщины заполняла ее 80-летняя племянница Нина Александровна Бондаренко — представительница многочисленной родни Анны Константиновны.

 

Анна Константиновна: — Я родилась 22 мая 1915 года в деревне Новоселки Владимирской губернии Суздальского уезда. Сейчас это Камешковский район Владимирской области. Наш домик стоял у реки Печуги, а через речку была церковь. Отец, Константин Иванович, работал мастером на ткацкой фабрике, мама, Матрена Савельевна, была домохозяйкой. У них было двенадцать детей: шесть мальчиков, шесть девочек, я — одиннадцатая по счету.

Родители имели свою землю — большой надел, с которого мы все и кормились. Мама была рукодельницей, и меня шить-вязать научила. Вот, смотрите, видите полосатую дорожку на входе в комнату? Ей 120 лет, ее мама ткала, а она почти как новая.

В восемь лет я пошла в начальную школу, окончила четыре класса. Потом работала дома, помогала маме по хозяйству, в поле. В 18 лет уехала к старшей сестре Пелагее в Камешки, в двенадцати километрах от нашей деревни. Она замуж вышла за местного парня, он ее увез, у них родилась дочка Ниночка, я помогала ее нянчить, пока они работали.

Позже устроилась на работу на местную ткацкую фабрику имени Свердлова банкаброшницей (банкаброша — машина в бумагопрядильном производстве, разбивающая массу хлопкового волокна на отдельные, более тонкие жгуты. — Авт.). Была активисткой, комсомолкой, ходила на разные собрания, и меня избрали депутатом поселка. Только я не собиралась прожить там всю жизнь, хотела уехать к брату Ивану в Краснодар, он был военным, жил с женой Ниной в Пашковке.

Пришла за расчетом на фабрику, а меня не хотят отпускать — мол, ценный сотрудник. Тогда я специально «проспала» свою смену, пришла позже — в то время за это увольняли. Но меня не уволили — говорят, устроим тебя на фабрику в другом городе, а потом снова к нам вернешься. Но я была упрямой — бросила все и сбежала к брату. Это было в 1941 году, еще до войны.




 
Alt

Родившиеся в 1915 году

Орсон Уэллс, американский режиссёр (1915 — 1985)
Фрэнк Синатра, американский певец (1915 — 1998)
Владимир Зельдин, советский и российский актёр (1915)
Эдит Пиаф, французская певица (1915 — 1963)
Юл Бриннер, американский актёр (1915 — 1985)

Иван устроил меня в колхоз им. Кагановича учетчиком. В начале августа 1942 года колхозниц попросили охранять военкомат. Стоим с подругами, навстречу идет мужчина: «Девчата, что вы тут делаете?» — «Как что - охраняем!» — «Бегите отсюда, немец уже в Краснодаре!» И мы побежали. В чем были, не заходя домой. Бежали через Пашковскую переправу, тогда уже взрывали мосты. Невестка Ниночка осталась в Краснодаре вместе с ребенком, которого она взяла к себе на воспитание. Его вместе с другими детьми привезли из блокадного Ленинграда, краснодарцы разобрали детей по домам, и я, помню, еще обиделась, что Нина для меня никого не взяла…

Я ее больше не видела: во время оккупации города она помогала партизанам, ее выдали, и немцы Нину повесили. Брат, вернувшись с фронта, выяснил, кто ее предал (это была соседка), но не стал мстить. А что стало с ребенком, мальчиком, мы так и не узнали.

Мы с подругами добежали до самого Горячего Ключа. Меня причислили к штабу 196-го дорожно-строительного батальона. Была интендантом и писарем, по-нашему — учетчиком и секретарем, заодно поваром. До сих пор удивляюсь тому, как меня, с образованием в четыре класса, взяли в штаб, а моих подруг с институтским образованием — нет. Штаб размещался в деревянной школе. Однажды наши поехали за продуктами, а я осталась в штабе готовить и встречать их. Прислонилась к стене, а она вдруг упала, погребя меня под собой — школа сложилась как карточный домик из-за того, что ее по досточке растащили на обогрев. Меня из завала достали: хорошо, я в шинели была — она смягчила удары упавших на меня досок.

Alt

Потом была Малая земля. Я выписывала продукты, обеспечивала ими солдат. Во время выдачи бывали обстрелы. Иногда стоишь, выдаешь крупу и думаешь: «Меня же сейчас убьют, упаду здесь среди продуктов». Часто случались передислокации. Во время одной из них я осталась без ничего — не успела вернуться в свою землянку, чтобы вещи собрать.

Помню, на косе Чушке на Керченской переправе была очень большая бойня. Но мне нужно было доставлять продукты, несмотря на сильные обстрелы. Как-то ехали с извозчиком к своим и едва к немцам не попали — вовремя заметили, повернули оглобли.

В 1945-м, когда война закончилась, я вернулась в Пашковку, снова устроилась учетчиком в колхоз.

Нина Александровна : — Тетя не помнит таких подробностей, но если судить из ее же автобиографии, писаной для кого-то и сохранившейся до сих пор, в мае 1938 года она поступила в школу комиссаров в городе Иванове, окончила ее два года спустя, а потом, судя по всему, снова вернулась на фабрику. В 1941 году приехала в ст. Пашковскую, а в августе 1942-го ушла с истребительным батальоном в горы. Потом уже ее причислили к штабу 196-го дорожно-строительного батальона. В апреле 1944 года вступила в партию. Победу встретила в Прибалтике. Младший сержант Кутанова награждена орденом Отечественной войны II степени и медалью «За оборону Кавказа».


А.К.: — В колхозе я проработала недолго, меня взяли на работу в Краснодарский пединститут. Назначили комендантом первого общежития, оно тогда на улице Орджоникидзе размещалось, в здании бывшего табачного склада. Студенты жили в комнатах по 10-20 человек.

Тут пришло известие о смерти сестры Поли (Пелагеи). Незадолго до этого я ее навестила, видела, что сестра долго не протянет, увезла с собой младшего племянника Славу, ему 6 лет было. После смерти матери остальные дети остались сиротами, муж Поли погиб на фронте. Поэтому я забрала к себе Нину, ей было 14 лет. Мы все ютились в 15-метровой комнате при общежитии. Из мебели были только кровати и стол, на остальное места не хватало. Племянники были детьми войны, рассказывали мне, как по ночам ходили на колхозные поля, копали картошку — есть вообще нечего было. Нина бросила школу после 7 класса, работала курьером на фабрике, смогла скопить денег и приехала ко мне через полстраны.

352

краснодарца,

перешагнувших 100-летний рубеж, проживает в городе

Н.А.: — Тетя была и комендантом, и сестрой-хозяйкой, и паспортисткой. Уходила на работу в 6 утра, возвращалась около 11 вечера. Уборка, стирка и готовка еды были на нас с братом. Мы со Славой варили суп с макаронами — вся наша еда. Тетя получала 42 рубля, на них можно было купить хлеб, молоко, макароны. Обычная зарплата была 80 рублей, солидная — 120. Сами шили. Анна Константиновна переделывала свои платья для меня, перешивала пальто и шапки, а я их украшала вышивкой. А что тогда было — штапель и ситец. Магазины были полупустые, но нам и не на что было ткань купить. Мне было 18 лет, все ходят на танцы, а мне не в чем. Как-то пошли с тетей в клуб строителей на какое-то мероприятие, и меня пригласили танцевать. Она посмотрела, во что я одета, и тогда в первый раз купила мне креп-сатин, сшили выходное платье.

Уже учась в техникуме, я навестила старшую сестру Валю в Камешках. Она к тому времени вышла замуж, родила дочку. А муж у нее алкашом был. Прихожу домой — нет ее. Смотрю, идет с базара — босиком, как голодранка какая-то. Тогда я решила забрать ее с ребенком в Краснодар к тете. Бежали по-тихому, не беря с собой никаких вещей, чтобы ее муж ничего не заподозрил. Но он через время их разыскал, и они с Валей снова стали жить вместе. Она тогда прачкой при общежитии работала, поэтому ей комнату дали. Тетя ругать ее не стала — ну живите, что с вами делать. Она вообще никогда не ругается.
Alt

А.К.: — Примерно пять лет спустя меня перевели комендантом в новое общежитие на Постовую. Там нам дали три комнаты, но не в самом общежитии, а в домике во дворе — сейчас это Литературный музей Кубани. К тому времени Нина вышла замуж, а Слава женился, у него ребенок родился. Жили все вместе.

Со студентами жили дружно, одного возраста были-то, меня саму за студентку принимали. Когда мои студенты уезжали в колхоз, я выставляла в коридор столы, накрывала их, встречала. Дни рождения все вместе справляли. Некоторые из них стали профессорами, докторами наук. Племянников тоже выучила: Нина окончила медтехникум, стала фельдшером-акушером, а Люба — институт.

Н.А.: — Тетя Аня была единственной, к кому после смерти мамы мы могли приехать. У тети Лиды муж был не подарок, у тети Клавы супруг погиб на войне, и она одна воспитывала троих детей, еще и мою маму досматривала. Трое дядей погибли на фронте, дядя Вася, которого не призвали из-за хромоты, сам нуждался в помощи, ну и так далее. К тому же нас никто к себе не звал, а Анна Константиновна позвала.

А.К.: — Студенческое общежитие на Постовой дважды признавалось лучшим в Союзе, к нам даже Фурцева приезжала — переночевала, со студентами общалась. Ходила на речку с ребятами, хорошая такая. Когда наше общежитие во второй раз признали лучшим, я даже возмутилась: а что же Москва? И мы со студентами поехали «инспектировать» столичные общежития. Выяснилось — обыкновенные, как везде. Но только мое было намного чище, потому что сами студенты его убирали. Комнаты между собой даже соревнования устраивали — у кого чище и красивее. И студенты мне говорили: «Анна Константиновна, не беспокойтесь — мы же всех знаем. Если кто-то в чем-то провинится, мы ж его…» Если меня не было в общежитии и приходила какая-то комиссия, они никогда ее не допускали: «Коменданта нет, ждите». А сами в это время бегали по комнатам и наводили порядок там, где нужно было. Ректора Петриченко однажды даже не пустили. Дежурный его в лицо не знал, поэтому не пустил без коменданта. Так он потом благодарность вынес за хорошую работу.


Хотя в общежитиях были и скандалы, и воровство — но конфликты быстро улаживали, а воров находили. Стыдили, да и отпускали с миром. Вообще жили дружно, как одна большая семья. Однажды ко мне пришел студент и говорит: «Мне негде жить и платить нечем». Ну что мне делать? Я его поселила у себя в кабинете, выдала ему постель. А потом, когда у него деньги появились, переселила в комнату.

Когда построили два общежития на Ставропольской, перевели меня комендантом уже сюда. Проработала я здесь до 1995 года и вышла на пенсию в 80 лет, потом еще года три работала нянечкой в детском саду и уборщицей на ХБК. Я вот только одному удивляюсь: как я, малограмотная, прошла комендантом через четыре общежития, как мне руководство не боялось доверить? Ведь сколько на мне было имущества, документов…


 

А.К.: — Замуж я так и не вышла. Еще когда в колхозе работала, у меня был кавалер Мишка, жениться хотел. Но однажды я узнала, что он спекулянт и бросила его, хотя встречались долго, у меня даже сохранились его фотография и открытки. Когда работала комендантом, много молодых людей из общежития пытались за мной ухаживать, но я всем давала от ворот поворот — какой замуж, когда на мне столько детей, их же надо было поднимать.

Я ни о чем не жалею. Лучше меня никто не живет. В 1971 году университет дал мне квартиру (поблизости от вуза, на ул. Ставропольской. — Авт.), с тех пор я живу в ней одна, хотя родственники все время зовут к себе. Но я никому не хочу мешать. Я сама и готовлю, и стираю, и убираю. По утрам делаю гимнастику, купаюсь под холодным душем. Покупаю и ем, что мне нужно, а с ними не могу — у них деликатесы, а мне нужен черный хлеб, каша. На базар каждый день хожу пешочком, покупаю пару огурчиков, несколько картошек, луковицу. Ко мне женщина из соцзащиты приходит, я прошу ее иногда купить мне что-нибудь, полкило картошки, например, а она мне килограмм приносит. Зачем — картошка же пропадет? В супермаркетах и торговых центрах я никогда не была, а вот в местном «Магните» меня уже все знают. Беру там молоко, творог, сыр, колбасу. Но сыр и колбаса уже не такие, как раньше, чем-то начиненные, вкус не тот.

Я часто езжу на трамвае. Сажусь на любой маршрут и доезжаю до конечной остановки. Кондуктора меня спрашивают: «Бабушка, вы не заблудились?» Я говорю, нет. «А чего ж вы до самого конца доехали и не выходите?» — «Мне хочется посмотреть, как наш город вырос». Краснодар мне очень нравится. Когда я сюда приехала, это был маленький городишко. Из парков только нынешний Городской сад был, горожане отдыхали там и еще на Затоне. В Комсомольском микрорайоне я уже три юбилея отметила, и с каждым годом удивляюсь, как он растет вширь и ввысь. Но все равно все не переделаешь, недостатки есть. Но город изменился.




 
Когда была в последний раз в поликлинике, не помню. Ничем не страдаю, ни на что не жалуюсь. «Скорую» никогда не вызывала. Слышу только плохо, в голове шумит по ночам.
Аптечные лекарства не пью, сама готовлю — завариваю из травок, шиповника, вон у меня на балконе алоэ растет — первый помощник от всех болезней.

Мое любимое здание в городе на Красной, 5 — это бывший крайком партии, нынешнее Законодательное собрание Кубани. Почему? Потому что там недалеко наше общежитие на Постовой было, и мы там со студентами часто гуляли. А фильмы смотреть ходили в «Кубанькино» (здание напротив Музтеатра, бывший РЦ «Квартал». — Авт.) - сейчас в нем магазин одежды. Рядом с ЗСК храм святого Александра Невского построили, я туда по праздникам на службы езжу. А после иду пешком по Красной до Кооперативного рынка. Смотрю, как все изменилось — красиво стало.

Я как-то упала с кровати, ударилась боком. Сначала не болело, а потом сильно прихватило. К врачу не пошла — зачем? Взяла алоэ, приложила, перевязала, все прошло. Выписываю газету «ЗОЖ», читаю в очках и с лупой, ничего не выбрасываю. Здесь много полезных рецептов.

Смотрю телевизор — новости с субтитрами и «Давай поженимся» — но не понимаю, о чем говорят, просто людей рассматриваю. А так мне некогда. Почему? Убрать, постирать, приготовить, цветы полить, на рынок или в магазин сходить, прессу всю перечитать, гимнастику сделать. Полно работы.

3 комментария

avatar
Умник 17 авг 2016, 17:56
Впечатляющее интервью!только название несправедливое - какое одиночество,если человек посвятил себя воспитанию детей, да и работа всю жизнь - заботиться о людях) так что Маркес тут не к месту. Ужаснула судьба невестки - и такие соседки в Краснодаре и по сей день не перевелись, по моим личным наблюдениям. Героине интервью здоровья еще на сто лет, впечатляющая женщина.
JJJJJ 19 авг 2016, 09:02
Аплодисменты инициатору этой статьи. Аплодирую стоя Анне Константиновне
Ohsher 19 авг 2016, 12:12
Дай Б-г здоровья Анне Константиновне до 120! Человек живет достойной жизнью до сих пор, несмотря на свой почтеннейший возраст.

Читайте также

Город Люди

История в деталях

Ситечко точь-в-точь как у мадам Грицацуевой, старинное кресло, снимавшееся в сериалах нулевых, итальянский буфет из гевеи: в большом спецпроекте краснодарские антиквары рассказали «Югополису» о любимом деле и увлечении материальной историей.
Сабина Бабаева
Город Люди

Ничего личного

Скелеты под полом, бетон в трубах и воровство на кухне — «Югополис» поговорил с обитателями коммунальных квартир в центре Краснодара.
Денис Яковлев

Первая полоса

Последние новости

Город Люди Спорт

От баскетбола до сап-серфинга: в Краснодаре отметили День физкультурника

Кубанская столица присоединилась к празднованию Дня физкультурника – мероприятия на 18 локациях организовал городской департамент по физической культуре и спорту. Кадры турниров, матчей, мастер-классов и конкурсов – в фоторепортаже «Югополиса»

Люди Ситуация

Телеканал «Россия 1» запускает новое шоу «Классная тема!»

На российском телевидении начинают делать упор на просветительский контент. Ещё со времён запуска на ТВ интеллектуальной игры «Что? Где? Когда?» россияне любили и уважали познавательные передачи, и этот тренд в последние годы обретает новую жизнь и новую форму, что не может не радовать.
Вячеслав Рыжков
Ситуация

Тот же никотин, только модный: чем электронные сигареты напугали Минздрав

Эксперты министерства вышли с предложением если не запретить полностью, то хотя бы ограничить в России свободную продажу электронных сигарет, вейпов и прочих популярных курительных гаджетов для курения. Иначе бороться с вредной привычкой не получится. Ирония же в том, что все эти устройства рекламируются как «помощь» тем, кто хочет бросить.
Елена Шумовская
Бизнес

Уникальная гравитационная винодельня «Скалистый берег» открылась в Анапе

Это событие долго ждали, и результат превзошел самые смелые ожидания. Винодельня «Скалистый берег» стала настоящей архитектурной достопримечательностью, а производимые здесь напитки - искусство, несущее философию гармонии с природой.

Люди Бизнес

«Сила России в неравнодушных людях»

Насколько популярна благотворительность в современном мире? Многие ли готовы жертвовать своим временем, имуществом, деньгам ради других, нуждающихся в помощи людей? Куда обращаться, если вам нужна помощь, и куда – если вы тот, кто может помочь? О благотворительности в Краснодаре и крае, волонтерстве, трудных судьбах и добрых делах «Югополис» поговорил с Игорем Пирог.
Анастасия Клейменова
Город Спорт Weekend

Невероятный накал страстей: в Краснодаре прошли скачки на Кубок губернатора

В кубанской столице состоялось центральное событие скакового сезона: на городском ипподроме в течение дня состязались лучшие лошади России чистокровных английской, ахалтекинской, арабской пород. Яркие кадры мероприятия – в фоторепортаже «Югополиса»

Люди Weekend

«Мы планировали сделать кино для всех»: Роман Котков об экранизации «Майора Грома», российских комиксах и киновселенной BUBBLE

В парке «Краснодар» состоялся показ при поддержке «КиноПоиска» – фильм «Майор Гром: Чумной Доктор» представили его создатели: исполнитель одной из ролей Александр Сетейкин, а также сценарист, продюсер и главный редактор издательства BUBBLE Comics Роман Котков. «Югополис» поговорил с Котковым о комикс-индустрии, режиссёрской версии блокбастера и российском кино.
Люди Ситуация Бизнес Weekend

Дмитрий Анфиногенов: «Российскому игорному бизнесу понадобится полгода, чтобы адаптироваться к новым условиям»

Председатель Ассоциации операторов индустрии развлечений и спортивно-зрелищных мероприятий (АИРИС) Дмитрий Анфиногенов - о развитии игровых зон в нынешнее непростое для всей экономики время, о принципах стратегии ответственной игры, тесной взаимосвязи игрового и туристического бизнеса и его перспективах в России
Ситуация

​Андрей Сасин: «Сказал — сделай»

Кубань-житница сильна земледельцами. Их лица не мелькают на экранах. Об их судьбах неизвестно широкой публике. Они не кричат о своих проблемах, а решают их, зная, что только трудом можно добиться победы. Герои вечной битвы за урожай достойны, чтобы о них знали. Андрей Сасин — один из них.
18+

Дизайн Worksterdam