Тина Юрьевна и творческие люди - Югополис
Закрыть

Тина Юрьевна и творческие люди

Сегодня юбилей отмечает генеральный директор КМТО «Премьера» заслуженный работник культуры Краснодарского края Тина Лысова.

25 лет и два года Тина Юрьевна служит в «Премьере» и знает о ней всё.

А что мы знаем о ней? Кто она, этот успешный руководитель крупнейшего учреждения культуры Краснодарского края, под чьим началом трудятся, работают и, не побоимся этого слова, вдохновенно творят порядка шестисот человек?

Нам удалось задать юбиляру несколько вопросов.

– Леонард Григорьевич Гатов, особенно перед Новым годом, ощущал себя Дедом Морозом. А кем чувствуете себя вы?

– Я не Леонард Григорьевич. Он человек творческий, имперского мышления. С каждым годом всё больше ощущаешь масштаб его личности. Я полная его противоположность. По первому образованию я инженер-технолог. Я хорошо знаю, что такое процесс, никогда ничего не делаю внезапно. Он, по Пушкину, «трепетная лань». Я – …Наверное, такие тандемы рабочие. Он меня называл «зам по всем непонятным вопросам».

– Как в «Цахесе», последней премьере Молодёжного театра: вы — профессор Мош Терпин, который ничему не удивляется.

– Главное в общении с Гатовым было не стушеваться. Например, идёт он по коридору: «Тина, надо написать письмо мэру Нью-Йорка. А кстати, кто сейчас там мэр?»

– Я думала, вы скажете, что надо написать письмо турецкому султану.

– Почти.

– Когда вокруг тебя одни творческие люди, трудно ли сохранить… здравый смысл, трезвость мышления, ощущение реальности? И как вас убеждают эти «творческие дети», любимое слово которых – «надо»?

– Мне это сложно. Но обычно их убеждаю я.

– Как из нормального человека получаются руководители культуры?

– Я мечтала стать директором завода. Ну, по большому счёту, я им и стала. Я не учу коллег творчеству. Если я пойду дирижировать, это смешно. Но если им в руки попадут документы, будет страшно… Моя профессия предполагает юридическую ответственность. А их – не предполагает.

– Вы любите рассказывать историю, как попали в «Премьеру». В июле 1997-го вы шли по улице Ленина с рублём в кармане…

– У меня было три адреса, все по улице Ленина. Но дом по Ленина, 53, оказался ближе. Я зашла. Меня встретил Александр Георгиевич Наконечный, заместитель Гатова. Я спросила: «Вы зарплату платите или только начисляете?» Потому что на стекольном заводе, где я работала, только начисляли. Он ответил: «Платим. И даже аванс». Это и был мой мотив остаться. Год я не могла привыкнуть. К творческим людям. Пока я не поняла, что надо воспринимать их такими, какие они есть.

– Тогда и сейчас – вы один и тот же человек?

– Нет. Раньше я была хохотушкой, сейчас люблю тишину и вязать тонким крючком салфетки.

– Чему вы научились?

– Терпению. Уважению к творческому труду. Он очень сложный. Мне достаточно быть умной. А им необходимо быть ещё и красивыми.

– Жизнь в культуре вырабатывает интуицию. Что вам помогает принять правильное решение?

– Интуиция – это предвидение, помноженное на опыт. Вот мой жизненный и профессиональный юридический опыт подсказывают, что я должна осознавать наступление неблагоприятных последствий. Я много езжу, учусь. Не жалею ни времени, ни сил.

– Говорят, однажды вы прослушали все русские оперы. Правда? Это, наверное, было страшно…

– Если честно, да. Собрались мы слушать «Риголетто», я и две творческие личности. Я по простоте душевной и говорю, что знаю только песенку герцога. Вы бы видели их взгляд в ответ! Я всю ночь не спала. Наутро знала о «Риголетто» всё, вплоть до истории постановок… А потом переслушала все русские оперы!

– Кто для вас эффективный менеджер в культуре? Основатель школы театральных менеджеров Григорий Дадамян? Общались?

– Немного. Он приглашал в свою школу. Но вместо меня поехал Коля Табашников (Николай Табашников – директор Молодёжного театра – прим. авт.). Все руководители подразделений в «Премьере» – успешные менеджеры. И та «детвора», которая пришла к нам после институтов, консерваторий – они сегодня мастера.

– Есть ли особенности управления учреждением культуры в провинции?

– У нас проблема с кадрами. Нам нужны художники, бутафоры, звуковики, постижёры. Всё это в дефиците.

– Я думала, вы скажете, что мы не ездим на гастроли.

– Почему не ездим? Иногда ездим. Нас всегда хорошо принимают! Достойно вывезти людей, имущество – дорого. Когда-то были обменные гастроли. Сейчас их нет.

– Я искренне порадовалась, когда наш Кубанский симфонический выступил на Viva Maestro в Сочи. Фестиваль, придуманный в Старом Осколе, собрал звёзд отечественной культуры, и мы там «рулили».

– И оркестр был в восторге! Надеемся получить приглашение на следующий год. Нам не привыкать. Мы отработали два международных саммита перед первыми лицами мира (саммит стран АСЕАН и саммит Россия – Африка – прим. авт.).

– Ну, сыграть перед дипломатами – это не перед музыкантами. Они дипломатично промолчат, если что.

– Не факт! Нам сказали сделать программу на 53 минуты. И она длилась ровно 53 минуты! Требования, которые озвучил народный артист, худрук Кремлёвского дворца Пётр Шаболтай, режиссёр культурной программы, невероятно высоки.

– Юрий Хатуевич Темирканов, светлая ему память, сказал: «Единственное искусство, которое не врёт, это музыка». Согласны?

– «Спасибо, музыка, тебе, что мы с тобою так безгрешны, что в этом мире безутешном я свято верю лишь тебе». Тамара Гвердцители. Все, кто работает в искусстве, счастливые люди. Они дарят радость. Музыка – это искренность. Нас Господь Бог поцеловал в лоб, что дал такую работу.

– Нам, зрителям, очень грустно, когда в органном зале пустует 11-е место в шестом ряду. Так же грустят работники Дворца искусств, когда не видят вас в 11-м ряду… Думаем: а не случилось ли чего?

–«Премьера» даёт 988 мероприятий в год. Я при всём своём желании не смогу быть везде.

– А 24-го на «Фантастической симфонии» Берлиоза будете? Владимир Понькин дирижирует!

– Нет! У меня день рождения! Меня отпустили!

– Любая творческая организация – это единство формы и содержания. С содержанием понятно. А что подправить «в форме»?

– Во Дворце искусств мы закончили обследование здания. В следующем году нам выделят средства на проектирование капитального ремонта. Также занимаются с Новым театром кукол. Мы не брошены на произвол судьбы нашим учредителем. Всё идет по плану.

– Ежегодно на Новый год вокруг билетов на «Щелкунчик» в Большой театр возникает скандал. Купить билеты невозможно! Принято решение продавать их через портал «Госуслуги». С Молодёжным театром – та же проблема… Купить билеты невозможно!

– Мы не можем работать больше. Мы достигли пика мощности. Молодёжный театр иногда даёт по два спектакля в день. Да, мы популярны. Но мы над этим работали. Раньше Кубанский симфонический давал 8 концертов в год, а сейчас — 80.

– Хотелось бы больше.

– Культурно-оздоровительный центр в Анапе. Сегодня в сфере организации детского отдыха большая конкуренция. Есть уровень комфорта, к которому привыкли современные дети…

– У нас все условия для комфортного проживания. Не пять звёзд, но и задача иная. Вопрос в творческом наполнении лагерных смен. Ребёнок должен уметь общаться. Это то, чего сегодня у современных детей нет. Я выросла во дворе, сын тоже. Там быстро расскажут, что «по-пацански», а что нет. У нас лагерь расписан на следующий год. Команда хорошая работает.

– А теперь маленький блиц. Кофе или чай?

– Утром кофе, днём чай.

– Кошка или собака?

– Соба-а-ака! У меня две было, осталась старенькая лайка, любимый пёс по кличке Рэм, член семьи.

– Электронные книги, аудио или бумажные?

– Сейчас электронные. Но засыпать с бумажной книгой – ни с чем несравнимое счастье.

– О чём мечтала девочка Тина?

– Мороженое продавать хотела. А потом хотела в киоске «Союзпечать» продавать журналы.

– Вам не говорили, что у вас хороший голос и вам надо петь?

– Боже упаси! В пятом классе я последний раз со сцены прочитала стихи и сказала: всё, никогда больше.

– Правда ли, что ваше любимое произведение – «Прощание славянки»?

– Одно из самых любимых. Плачу всегда, когда его слушаю, это музыка детства. Я вообще патриот, из семьи военных. Жили по военным городкам. Объединяло нас то, что мы русские, военные, советские. Я люблю русские песни. Люблю Зыкину. Люблю слушать, когда Раиса Ильинична поёт (народная артистка России Раиса Гончарова, художественный руководитель РВХА «Родник» – прим. авт.).

– Расскажите о родителях.

– Папа военный, полковник инженерных войск в отставке, ему 87, живёт в Майкопе. Воспитывает меня. Мамы почти 20 лет нет. Мама была… фундаментальная и очень красивая, а папа служил Родине. Жена военного – это призвание.

– Есть ли жизнь без «Премьеры»?

– Меняются руководители – «Премьера» остаётся. Да, я хороший работник. Но придёт время, я поклонюсь в пояс и, как в мультике, «велосипед куплю и новую жизнь начну». К счастью, у нас в «Премьере» эволюционный путь развития, без революций. Главное – не потерять качество.

– А я думала, вы скажете: «Жизнь-то есть. Но разве это жизнь?»

– Храните, девочки, «Премьеру»…

Фото – Алексей Петров

Самые интересные концерты кубанской столицы на ближайшие две недели – в обзоре «Югополиса».

Подписаться на нас