Weekend

«Ной»: все умрут, а я останусь

Кинообозреватель «Югополиса» Алексей Двоеглазов оценил подвиги библейского дежурного по экологической вахте.

29 мар 2014, 10:40 Алексей Двоеглазов

Кинообозреватель «Югополиса» Алексей Двоеглазов оценил подвиги библейского дежурного по экологической вахте.

Даррен Аронофски всерьёз озаботился состоянием планеты, разумным природопользованием и демографией. Простым языком созданного им ветхозаветного фэнтези «Ной» режиссёр пытается донести актуальные проблемы человечества до простого зрителя.

Аронофски не единственный, кого волнует экологическая тема. Кэмерон, например, показал в «Аватаре» разграбление недр в угоду экономической выгоде, перенеся действие в будущее, на вымышленную планету, где у синих аборигенов, живших в гармонии с природой, золото на бусы выменяли...

Режиссёр «Ноя», он же автор графической новеллы, по которой поставлен одноимённый фильм, ничего фантастического придумывать не стал, а использовал библейские мотивы. Сильно тревоживший Аронофски рассказ, умещающийся в Книге Бытия в четырёх небольших главах, оброс межличностными конфликтами, проблемами нравственного выбора и вызовом Создателю.

Здесь Ной не просто библейский персонаж, нарисованный пунктиром, он – личность неоднозначная. В нём идёт непрерывная борьба – сможет ли он довести вверенное ему дело до конца, даже если придётся совершить нелицеприятный поступок? Ной не просто борется с сокрушающей стихией как главным антагонистом – здесь у главного злодея есть вполне человеческое лицо. Это потомок Каина – воин-завоеватель, который считает, что Бог проклял землю, покинул людей, его род покинул. Считает, что «мужчина не по воле небес, а по своей воле», и теперь он сам в праве бесцеремонно брать то, в чём нуждается.

«Ной»: все умрут, а я останусь

Появляются и любовные линии. С Ноем и его женой всё понятно. Сыновья же, вступившие в период полового созревания, в связи с чем испытывающие резкую потребность к размножению, стали требовать у отца жён. Блуждая в размышлениях о сути человеческой, глава семейства это начинание не поддерживает и женщин детородного возраста на ковчег брать не собирается. Со стороны отпрысков понимания не находит. Мол, звери, которых в ковчег штабелями складывают (каждой твари по паре) ни в чём не виноваты и будут спасены, мы за них в ответе. А вот люди изначально греховны и ослеплены страстями – нет им (нам) места на Земле.

Блуждая в размышлениях о сути человеческой, глава семейства это начинание не поддерживает и женщин детородного возраста на ковчег брать не собирается»

Доживём своё и сгинем – к таким выводам он пришёл после видений, в которых с ним говорил Создатель. Он так понял, и теперь полон решимости помочь сбыться предначертанному. И томится он, и мается, и просит Бога ответить, уразумел ли он истину или заблуждается. Бог безмолвствует, предоставляя сделать выбор самому Ною.

Берегите природу – мать вашу. Она ни в чём не виновата. Людям выпадает последний шанс, и мы должны его использовать. Дед Ноя Мафусаил (Энтони Хопкинс) убеждает внука, что Бог говорит с ним на доступном ему (Ною) языке, чтоб тот всё правильно понял. Аронофски также использует эту схему со зрителями – он говорит о важных проблемах на языке, понятном аудитории. Пусть с надуманными сюжетными ходами, фэнтезийными персонажами и нереальными животными, фильм поднимает глобальные проблемы в обёртке блокбастера.

«Ной»: все умрут, а я останусь

Школьники, коих в дни каникул в зале было предостаточно и которые пришли по обыкновению коллективно подурковать и пошелестеть пакетами от чипсов, на удивление сменили своё хамское поведение на внемлющее оцепенение. Кстати, рейтинг у фильма 12+. До них, видимо, что-то дошло, а вот взрослые будут тыкать носом в «исторические» несоответствия, комиксовую эстетику и раздутый бюджет. Конечно, изучение Библии по фильмам – не самый академический способ, но, как хочется верить, он заставит обратиться к первоисточнику и сделать выводы из увиденного.

Тем более смотреть есть на что. Раздутый Рассел Кроу и состаренная Дженнифер Коннели играют надрывно – чувствуется вселенская драма, проходящая бульдозером по их судьбам. Стоп-моушн вставки… Это и растекание вод от гор Араратских, и демонстрация воинов рода каинова всех времён, в том числе современных. Особого упоминания заслуживают падшие ангелы, они же Стражники, превращённые в каменных монстров. Как тут не вспомнить троллей или прочее фэнтезийное народонаселение. Их происхождение (вначале они были сияющими ангелами) тоже обросло новыми мифами – и в их настоящем существовании виноваты люди. Когда «всё началось» и звери стали прибывать в ковчег (кстати, имеющий форму параллелепипеда, а не лодки), мы увидели не совсем тех зверей, что на канале Discovery. Немного они отличаются. Аронофски тем самым лишний раз подчёркивает метафоричность истории. Где не надо цепляться за факты и физику процесса, а надо лишь на эмоциональном уровне видеть глубину.

«Ной»: все умрут, а я останусь

«Огонь уничтожает, а вода очищает», – говорит Ной. Экологический блокбастер тоже призван смыть всех непонимающих. Интересен тот факт, что Папа Римский всё же благословил фильм, а вот некоторые мусульманские страны не пустили в прокат из-за запрета изображения пророков.

Ветхозаветные времена возвращаются – об этом нам с экрана вторит дежурный по экологической вахте Даррен Аронофски. И он достаточно резок в своём заявлении. «Время милосердия прошло – настал час расплаты». Режиссёр также не забывает несколько раз напомнить о важности размножения и о непростых отношениях человека с Богом. Всё сделано на доступном для прочтения уровне.

Читайте также

Первая полоса

Weekend

Премьера недели. «мама!»

Сабина Бабаева о том, почему слово «хоррор» к новому роскошному на вид фильму Даррена Аронофски с Дженнифер Лоуренс и Хавьером Бардемом малоприменимо — как и любое другое определение.

Люди Ситуация

Школа злословия

Колумнист «Югополиса» Сабина Бабаева о том, что новая инициатива краевого министерства образования по пересказу новостей Первого канала заслуживает намного меньше внимания, чем школьники.

Weekend

Что смотреть осенью: главные кинопремьеры

«Бегущий по лезвию 2049» Дени Вильнева, «Убийство священного оленя» Йоргоса Лантимоса, «Снеговик» Томаса Альфредсона, «Матильда» Алексея Учителя, фильмы Франсуа Озона, Михаеля Ханеке, Стивена Содерберга, Джорджа Клуни и другие важные премьеры этой осени.

Город Люди Ситуация

Первый раз в первый «Ф»

1 сентября в краснодарской школе № 66, в которой сформировано 20 первых классов – от «А» до «Ф». Фоторепортаж «Югополиса».