Люди

Физик-клирик

Отец Алексий Касатиков откровенно рассказал о долгом пути к вере, о подоплеке нападок на церковь и о своем «художественном» плевке в Гельмана.

06 янв 2013, 00:05 Святослав Касавченко

Отец Алексий Касатиков откровенно рассказал о долгом пути к вере, о подоплеке нападок на церковь и о своем «художественном» плевке в Гельмана.

 …Отец Алексий встречает вопросом: «Интервью для газеты или для эфира?» И поясняет: «У меня с телевизионщиками последнее время какие-то неувязки. Зададут вопрос, запишут ответ, а потом его так обрежут, что смысл перевернется. Спрашиваю: «Почему?», отвечают: «Эфир короткий, пришлось резать». Так что теперь я сразу спрашиваю – сколько секунд пойдет в эфир? И ровно такой даю комментарий. Чтобы ничего не вырезали».

Во дворе заходится лаем грозного вида пес.

- Не бойтесь, - батюшка сажает сторожа на цепь, - это он на себя внимание обращает. Общаться хочешь, да? – и кладет руку псине на пасть: - А как с тобой общаться с такими-то лапами?

Смысл последней фразы становится ясен, едва я пытаюсь потрепать кобелька за холку. Блаженно скуля, он встает на задние, лижет меня в нос и оставляет на светлом джемперочке внятные отпечатки широких лап. Терять мне уже нечего. Обнимаюсь с псом в свое удовольствие.

Отец Алексий Касатиков

Родился в 1966 году в семье горного инженера и учительницы физики. Вырос в Гулькевичском районе Краснодарского края. Учился охотно. Читал постоянно и без разбору. Очень много читал научно– популярной литературы – обычное дело для советского школьника. Школу закончил на отлично. С подачи родителей увлекался туризмом. После школы поступил на физфак КубГУ, потому что знал - при факультете действует сильная секция туризма. А еще потому что запомнил слова друга: «Все можно выучить самостоятельно и только физику нужно постигать под руководством». С первого курса призван в погранвойска. После двух лет службы (демобилизован в звании сержанта) завершил обучение в университете. Три года преподавал физику в школе, два года - совмещая это с послушанием при храме. В 1993 рукоположен в дьяконы, а потом в священники. С 1994 года – настоятель храма во имя иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость». Заочно окончил Московскую духовную семинарию. Кандидат педагогических наук. Преподаватель КубГУ и Екатеринодарской духовной семинарии. Женат. Трое детей.

В последнее время вокруг православия разворачивалось немало скандалов – тут и пляски в храме с последовавшим судом и реальными сроками заключения, и исчезающие часы патриарха, и пьяные попы на мерседесах, и кафедра теологии в МИФИ»

…К отцу Алексию Касатикову – настоятелю старейшего из существующих краснодарских храмов - во имя иконы «Всех скорбящих Радость» - мы пришли поговорить о вере и ее месте в современном мире. В последнее время вокруг православия разворачивалось немало скандалов – тут и пляски в храме с последовавшим судом и реальными сроками заключения, и исчезающие часы патриарха, и пьяные попы на мерседесах, и кафедра теологии в МИФИ. И «художественный перфоманс» самого отца Алексия, плюнувшего в галериста Марата Гельмана в день открытия в Краснодаре выставки ICONS. После этой «арт-акции» кубанские власти заявили, что не будут сотрудничать с галеристом, репутация которого вызывает столь острую реакцию общественности. А идея с Центром современного искусства, ради создания которого Гельмана изначально приглашали на Кубань, повисла в воздухе.

Впрочем, разговор мы начали с иного.

Витязь на распутье

- Отец Алексий, люди, знавшие вас четверть века назад, рассказывают разное. Говорят, вы были анархистом и, как Махно, ходили в черном пальто. Были буддистом, поэтом, студентом-физиком. Что тут правда, и как из всего этого появился священник?

- Физику изучал и стихами баловался, даже с друзьями организовал в университете Демократическую ассоциацию разумных графоманов - это было весело. Но поэтом никогда себя не считал и не считаю.

Физик-клирик

Взгляды анархистов никогда не разделял, но с ними знался - они были интересны как экзотика. Мы пересекались в одной тусовке: тогда в Краснодаре неформалы встречались в «Стекляшке» - кафе на пересечении Красной и Северной. Мне было интересно наблюдать происходящее, слушать людей.

Черное пальто носил не ради сходства с Махно, а потому что другого не было. Даже не знаю, носил ли Махно черное пальто? В акциях протеста я участвовал неоднократно, но тогда в них участвовали все, не только анархисты. Буддистом не был, а вот книжки Общества международного сознания Кришны проштудировал всерьез. Это была пора духовных исканий. Я искал себя.

В акциях протеста я участвовал неоднократно, но тогда в них участвовали все, не только анархисты»

- Интерес к религии – родом из детства?

- Нет, я как типичный советский ребенок церковь воспринимал отрицательно, хотя и снисходительно – как пережиток прошлого, который рано или поздно отомрет за ненадобностью. В старших классах сделался активным членом атеистического кружка. Тогда я считал, что религия – опиум для народа и активно ей противостоял как досадному заблуждению и недоразумению.

Я как типичный советский ребенок церковь воспринимал отрицательно, хотя и снисходительно – как пережиток прошлого, который рано или поздно отомрет за ненадобностью. Тогда я считал, что религия – опиум для народа и активно ей противостоял как досадному заблуждению и недоразумению»

- В чем это заключалось?

- Участвовал в сценках. Кстати со мной вышел очень поучительный случай. Постановок было две. В первой мне поручили сыграть некоего прохиндея– сектанта, морочившего голову доверчивым старушкам. Эта роль мне далась легко. Во второй сценке мне выпало сыграть философа-просветителя Дени Дидро. Причем, когда он умер и встречается с Богом. К Богу я должен был обратиться с гневной обличающей речью. Дескать куда Бог смотрит, в мире столько несправедливости, а Он… Но тут у меня, только что с успехом выступившего в роли сектанта-проповедника, приключился ступор. Я не смог сказать ни единого слова. Пришлось, помолчав, уйти со сцены.

А сейчас думаю, что это Бог меня избавил от публичного богохульства. Избавил от греха, хотя в ту пору я еще в Бога и не верил.

- А с чего вдруг поверили?

- Все началось, когда свято место оказалось пусто. Я же очень серьезно относился к идеям коммунизма и сопряженного с ним научного атеизма. Я верил в непременную победу человеческого разума. Но с началом перестройки светлое будущее оказалось недостижимым. Нам пояснили, что не такое уж оно и светлое. Потом предложили ознакомиться с темным прошлым. Очарование идеями коммунизма пропало. Но потребность стремиться к чему-то большему осталось. Начались поиски.

С началом перестройки светлое будущее оказалось недостижимым. Нам пояснили, что не такое уж оно и светлое. Очарование идеями коммунизма пропало. Но потребность стремиться к чему-то большему осталось. Начались поиски»

В то время в Краснодаре на улице Чапаева образовался «Арбатик». Там собирались художники, продавцы сувениров и книг. Толклись различные пассионарии – как политические, так и религиозные. Там я встретил баптистов, к которым, в силу моего атеистичесткого прошлого, испытывал предубеждение.

Гораздо больше меня привлек первый кришнаит нашего города, бывший зек. Это распространенный зачин сектантского рассказа: «Раньше я был негодяем, но благодаря правильной вере изменился». Но это сейчас я научился понимать, а тогда все было внове, и сам проповедник отличался искренностью. А еще книги, которые он продавал, имели огромное преимущество перед баптизмом - за ними стояла многовековая традиция. Это была «Бхагават-гита». Я заинтересовался, много читал, тратил на эти книги суммы, сравнимые со своей стипендией.

Физик-клирик

Вопрос определения идейных координат для меня тогда встал уже всерьез. Я понимал, что должен определиться с выбором веры. Установить определённые отношения с Богом. Но какие? Широта возможного выбора уже тогда после некоторых размышлений была сужена.

Вопрос определения идейных координат для меня тогда встал уже всерьез. Я понимал, что должен определиться с выбором веры. Установить определённые отношения с Богом. Но какие?»

Я выбирал между кришнаитством и православием, хотя ничего еще о православии по сути не знал. Но благодаря своим родителям, да и вообще советскому строю, я был настроен весьма патриотически. Я и сейчас порой просматриваю фильмы-сказки советских лет и вижу, как много брали их авторы из православия. Думаю, это было не вопросом веры, а скорее данью общекультурной русской традиции. Вот эта традиция меня тогда в православии и привлекала. Но и учение Кришны было интересно.

Я посоветовался с отцом. Он обстоятельно, аргументированно и подробно разбирал тему выбора веры и объяснил, что если уж я хочу «вдариться в религию», то делать это нужно традиционно, по-русски. Если без веры я не могу, то мне - русскому - пристало быть православным. Отец думал, что предлагает мне наименьшее зло, а оказалось – наибольшее благо. Это я к тому, что родителей надо чтить.

Если без веры я не могу, то мне - русскому - пристало быть православным. Отец думал, что предлагает мне наименьшее зло, а оказалось – наибольшее благо»

- И после это выбор пал на православие?

- Я еще посомневался. Но все же прислушался к отцу. Принял крещение, и по воскресеньям стал ходить в храм.

Настоятель Свято–Ильинского храма отец Николай Щербаков стал обращаться ко мне с небольшими просьбами и поручениями. Потом руководитель хора спросила, не хочу ли я помочь ей на клиросе? Отец Николай благословил, одели меня в стихарь. Правда, сразу же выяснилось, что на клиросе мне еще делать нечего –ни петь, ни читать по-церковному я не умел. И определили пономарем – на безмолвное послушание. Так началась моя церковная служба. Весь тот день я провел в храме, и это было удивительно и радостно. Вот так я и оказался на послушании в церкви, совмещая его с преподаванием в школе. Без малого через три года меня рукоположили в дьяконы, потом - в священники. Год прослужил в родном Свято–Ильинском храме, а потом владыка Исидор благословил меня служить во вновь открывавшемся храме «Всех скорбящих Радость». И вот уже 19 лет служу священником, из них 18 – настоятелем храма.

Идеал и возможности

- Изменились ли за постсоветские двадцать лет прихожане?

- Типологически, пожалуй, да. Стало больше молодых. Повысился общий образовательный уровень. В то же время духовные проблемы у людей остались теми же. И думаю, они не только за 20 лет, но и за 20 столетий не изменились. Знаете, поломал человек ногу, упав с мотоцикла или с лошади, – врач лечить его будет одинаково. Вот и в приходе так же. Беды внешне случаются по разным причинам, но суть их одинакова, и лечить страждущих нужно одними и теми же средствами.

Духовные проблемы у людей остались теми же. И думаю, они не только за 20 лет, но и за 20 столетий не изменились»

- О молодых прихожанах. Неоднократно слышал, что ваш храм молодые выбирают еще и потому, что в нем не существует проблемы «строгих бабушек»? Это так?

- Строгими бывают не только бабушки. Любой человек, ощутивший значимость своего служения, подвержен соблазну эту значимость демонстрировать.

- И как с этим бороться?

- А бабушки, они ведь не только строгие. Они ведь еще и добрые! Им нужно только подсказать, какие качества лучше проявить. Достаточно обратить внимание: чего это вы на прихожанок набрасываетесь? Они ж не к вам пришли, а к Богу.

Ведь важно не то, в каком виде человек в храм пришел. Важно, чтобы он из храма лучшим вышел. Люди в церковь приходят в надежде исцелить свою душу. Вот и начинай разговор с того, что для человека важно, больно, а не с платка или длины юбки.

Важно не то, в каком виде человек в храм пришел. Важно, чтобы он из храма лучшим вышел. Люди в церковь приходят в надежде исцелить свою душу. Вот и начинай разговор с того, что для человека важно, больно, а не с платка или длины юбки»

- Много ли сейчас желающих работать в церкви?

- Не скажу, что берем по конкурсу, но места вакантными не остаются. Но это в Краснодаре, где и церквей и людей много. А в небольших населенных пунктах труднее. Там одна церковь, один батюшка, и если у тебя с ним в чем-то не заладилось перейти некуда.

Физик-клирик

- Ну да, каков поп… Кстати, как вы оцениваете молодое поколение священников? Вы же преподаете в семинарии.

- Мне нравится та молодежь, с которой я встречаюсь. Я же не только в семинарии преподаю, но и в светских вузах.

- Историю религий?

- Историю религий и сектоведение в семинарии. В светских вузах – педагогику, теорию и методику воспитания. Могу сравнивать уровень семинаристов и светских студентов. У семинаристов он зачастую повыше. Но вообще я доволен молодежью. Думают – уже хорошо. Способны к созидательной деятельности - еще лучше.

- Кстати, я наслышан, вы любите и готовить, и поесть. Как это сочетается с обязательными для священника постами?

- Если по-настоящему любишь поесть, то рад и немногому.

- А семья тоже безропотно постится, за компанию с батюшкой?

- Проблем нет, может быть, потому, что дети родились, когда мы уже так жили. Ксюша (самый первый ребенок) - ровесница моего рукоположения в сан. Сережа (старший из сыновей) – хронометр службы во «Всех скорбящих Радости». Конечно, я понимаю, что вне дома дети могут есть, что захотят. Потому даю такое наставление: ешьте то, что позволяет совесть. Поступок может быть любым, но соотнести его с совестью всегда полезно.

Физик-клирик

А вообще, говоря о посте, надо понимать, что есть идеал, а есть наши возможности. Желание взойти на гору не означает, что мы непременно окажемся на вершине. Оно означает только то, что нужно, не торопясь, постоянно идти по тропинке к назначенной цели. Преодолевая трудности, останавливаясь для отдыха, иногда и спускаясь по необходимости.

Желание взойти на гору не означает, что мы непременно окажемся на вершине. Оно означает только то, что нужно, не торопясь, постоянно идти по тропинке к назначенной цели»

- Судя по последней метафоре, вы по-прежнему ходите в горы?

- Есть такое. Иногда. Красиво там. Но в первую очередь все же я предпринимаю походы, чтобы дать нагрузку организму, утрудить его. Городская жизнь располагает к лени и расслабленности. А надо и тело поддерживать в форме, не только душу.

Камни в церковный огород

- В минувшем году православной церкви досталось немало камней. Что это, на ваш взгляд, - чья-то злая воля или церковь сама дает поводы?

- Касательно того, что церковь сама подставляется, я категорически не согласен с формулировкой. Церковь свята и непорочна. А под удар ее подставляем мы, грешные люди. В том числе и носящие священнический сан. А в остальном – коллизия из разряда вечных. С одной стороны, есть силы, желающие ударить по церкви. За ними стоит только злоба, та самая, что когда-то повелела и Христа распять. С другой стороны, мы своим несовершенством позволяем этой силе создавать видимость, что все это – поделом.

Церковь свята и непорочна. А под удар ее подставляем мы, грешные люди. В том числе и носящие священнический сан»

- Но не злоба же сажает священника за руль «Мерседеса», и бросает его в аварию? А потом миряне думают: и вот эти люди призывают нас к смирению, к бессребреничеству...

- Такие обобщения обычно делают те, кто и в церковь-то не ходит. Ну разве что свечку поставить раз в год. По большому счету, отношения к церкви эти люди не имеют. И еще их стоит разделить на две части: индукторы, которые наводят истерию, и индуктируемые, которые повторяют обвинения. То есть часть ведает, что творит. Часть же, не вдумываясь, повторяет. И совершенно искренне возмущается. Так было и в тридцатые годы, когда шли антицерковные компании. Все повторяется.

Я не склонен оправдывать священников, которые позорят церковь, но предложил бы задуматься о фактах. А они таковы. Пастырей, лихачивших на «Мерседесах», пока выявлено только двое. На всю Россию. То есть их еще поискать надо. Но зачем их искать? Может, лучше поискать других пастырей, которые так не поступают? Таких больше, их и найти легче. А вообще, каждый всегда находит именно то, что ищет. Это закон.

Пастырей-лихачей наши СМИ обнаружили. А вот тому, что оба были церковью наказаны, отстранены от служения, внимания уделили гораздо меньше. Или посчитали это недостаточным наказанием. Но церковь не накладывает уголовных наказаний. Она может наложить епитимию, запретить священнику служение, лишить его сана, может даже отлучить от церкви. Но уголовное наказание налагает светская власть. Спрашивайте с государства.

- РПЦ сегодня часто ставят в упрек то, что она срослась с государством.

- А можно сказать иначе: государство срослось с церковью. Почему тогда нападки на церковь, а не на государство? И что за странный термин – «сращивание»? А в девяностых годах государство срослось с организованной преступностью. Что ж тогда не вопили? И если уж мы приняли как данность это туманное понятие – «сращивание», то пусть уж лучше государство сращивается с церковью. Может оно лучше станет? А то с чем ему, несчастному, еще сращиваться? С Гельманом? Или с этими «плясуньями»? В конце концов, в церкви человек может стать лучше. Имеет шанс. А вот если он срастется с какими-то охальниками, то станет только хуже.

Пусть уж лучше государство сращивается с церковью. Может оно лучше станет? А то с чем ему, несчастному, еще сращиваться? С Гельманом?»

- К слову об охальниках. Как бы вы поступили с «Пусси Райот»?

- Я против произнесения вслух этого названия. По английски оно звучит крайне неприлично. А как бы поступил? Да как поступили, так и хорошо.

- Почему?

- Потому что при всех воплях — кстати, уже затихших, потому что никому на самом деле эти девочки-дурочки неинтересны, – никто не предъявил претензий к процессуальной стороне. То есть все было по закону.

Я, может быть, по своей порывистости хотел бы дать им и больше. А может быть - и по мордасам… Но нельзя. Есть закон. И слава Богу. Кстати, этот же закон одной из участниц смягчил приговор сразу после того, как она извинилась. Искренне ли она это сделала, формально ли, но сделала. И ей сразу заменили наказание на условное. Но остальные-то этого делать не хотят. Тогда о чем говорить?

- То есть, с вашей точки зрения, наказание адекватно преступлению?

- Знаете, эти несчастные девицы очень долго и настойчиво совершали поступки, которые в конце–концов привели их в то общество, в котором эти поступки, скажем так, допустимы. В тюрьму. Пускай поживут в этом обществе и подумают – к тому ли они стремятся?

Эти несчастные девицы очень долго и настойчиво совершали поступки, которые в конце–концов привели их в то общество, в котором эти поступки, скажем так, допустимы. В тюрьму»

Они несчастные, конечно. Особенно Толоконникова. Она жалость вызывает. Толоконникова - несчастный человек, выросший в уродливой семье. И у нее на лице написана эта олигофреническая радость от готовности к совокуплению с кем угодно, вплоть до тараканов. Есть у неё и такой перфоманс.

Но у человека есть свобода, делающая его богоподобным. Покаяние, признание ошибки – это выбор. Но они предпочитают упорствовать в грехе, губить свою душу. И именно поэтому мне их жалко.

- Еще один скандал года - кафедра теологии в МИФИ. Скажите как физик - зачем?

- Честно говоря, вообще проблемы тут не вижу. Почему бы и нет? Существуют же в МИФИ кафедры общественных наук, не имеющие прямого отношения к физике. Есть кафедры иностранных языков, философии, психологии. Они не помогут физику опыты ставить. Но до того, как ставить опыты, нужно определяться с задачами.

Наука, вопреки устоявшемуся мнению, не может быть мерилом всему. Она сама вырастает в некоем лоне, вне которого бессильна. Наука – это способ познания, который оперирует только данными человеческого опыта. Наука не способна сама ставить себе задачи. Эти задачи вырастают из наднаучной парадигмы. Именно к этой парадигме относится и теология. И она нужна физику именно для того, чтобы расширить кругозор и определить направление поиска.

Физик-клирик

Тот же Ньютон был глубоко верующим человеком и считал, что все законы природы установлены Богом. А задача исследователя – эти законы выявлять. А вообще, вся наука Нового времени напрямую связана с христианским мировоззрением. Наука, которая принесла столько плодов человечеству, так преобразила мир и человека, не родилась ни у мусульман, ни у буддистов, ни у индуистов. Эти цивилизации тоже имеют очень значимые собственные прикладные достижения. Но они, почти все, лежат вне научного поля. Так что теология в МИФИ, причем на правах факультатива, – это всего лишь расширение кругозора студентов, без которого серьезному ученому никак.

- Тем не менее, многие видят в этом лишь очередную победу мракобесов. Сначала были основы религиозной культуры в школе, теперь до вузов добрались.

- Повторюсь: каждый всегда найдет только то, что хочет найти. Те же основы религиозной культуры - в общем–то, это возможность привить детям хоть что-нибудь хорошее. Кстати и бороться с мракобесием можно только с помощью Бога. Но обычно говорят о другом - о перспективах неправильного использования этой возможности.

Вопрос же в конце-концов в личности преподавателя, учителя. А во всех регионах России, и на Кубани, давно ведется подготовка преподавателей православной культуры.

- Но на Кубани живут не только православные.

- Но традиционно их здесь большинство. И если ты, не православный, познакомишься с местными обычаями и традициями, худа не будет. Если бы я жил среди мусульман, я был бы рад познакомиться с культурой местного населения, и своих детей бы этому учил, чтобы жить и общаться, не попадая в нелепые ситуации, ни оскорбляя чувств собеседников.

Плевок в вечность

- Переходя к оскорблению чувств, невозможно обойтись без товарища Гельмана…

- Я понимал, что вопрос об этом будет. Но что я нового скажу?

- А давайте не сводить плевок к красивому жесту: «Прошу рассматривать это как акт современного искусства». Многие, конечно, ему аплодировали, но довольно и тех, кто считает это фиглярством и «переводом стрелок» после позорной выходки.

- Я действительно говорил с Гельманом на языке современного искусства. Это момент истины: готов ли человек к себе применить то, что применяет к остальным? Свое сало к своим мусалам.

Я действительно говорил с Гельманом на языке современного искусства. Это момент истины: готов ли человек к себе применить то, что применяет к остальным? Свое сало к своим мусалам»

Я подчеркиваю – это не отговорка. Это именно так.

- Но тогда почему вам можно своим «творчеством» оскорблять чувства Гельмана и тех, кому интересно современное искусство, а ему ваше — нельзя? Двойные стандарты.

- Никаких противоречий. Я не собирался оскорблять Гельмана. И он как современный художник не имеет права обижаться. Кто склонен усмотреть в моих действиях оскорбление, тот по совести должен усмотреть его же в действиях Гельмана. В его предыдущих выставках, высказываниях, заявлениях. И призвать того к ответу – он ведь первый начал. Если же в акциях Гельмана ничего предосудительного не усматривается (а именно это – логика современного искусства), то и в моем художественном плевке ничего оскорбительного нет. Я предлагаю просто быть последовательными.

Я не собирался оскорблять Гельмана. И он как современный художник не имеет права обижаться. Кто склонен усмотреть в моих действиях оскорбление, тот по совести должен усмотреть его же в действиях Гельмана»

- Прилично ли служителю церкви в дискуссии – какой бы острой она ни была – опускаться до методов базарной торговки?

- Повторюсь. Это не дискуссия на базаре, а диалог на языке современного искусства. Если бы у него язык был другим, меня стоило бы поправить. Но коль язык таков – в чем проблема? Гельман этот диалог принял, значит, проблемы не существует. По логике, вам стоит спросить, прилично ли служителю церкви заниматься актуальным искусством? Но у нас им протоиерей Всеволод Чаплин занимается, галереи при храме открывая, Иван Охлобыстин современному искусству не чужд. Я со своим творческим актом, можно сказать, в тренде.

- Я слышу иронию, но не понимаю ее причины.

- Апостол Павел говорил: «Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены словом или посланием нашим». Церковь на любом уровне должна держаться истины Христовой и стоять за нее. Когда христиане сами не соблюдают своих правил, тогда и усиливаются нападки на церковь. Так что не нужно приноравливаться к этому миру. Мир этот нужно любить, но приспосабливаться к его неправде не стоит. Нужно заботиться об избавлении мира от греха, но не подражать ему в грехе.

Не нужно приноравливаться к этому миру. Мир этот нужно любить, но приспосабливаться к его неправде не стоит. Нужно заботиться об избавлении мира от греха, но не подражать ему в грехе»

Моя ирония адресована некоторым миссионерским подходам, мол, давайте станем, как они, и они к нам пойдут. Не-ет, никто к нам не пойдет. Это мы к ним пойдем. И не придем ни к чему хорошему.

Проповедовать нужно среди всех, но при этом важно заботиться, чтобы они удалялись от греха, а не мы приближались к нему.

Мы интересны только как христиане. Придерживающиеся странного, чудного, непонятного учения о любви, жертве и добре. Стоящие на своем, как на камне»

Мы не интересны миру в качестве дилетантов в грехе. И даже как мастера греха не интересны. Мы интересны только как христиане. Придерживающиеся странного, чудного, непонятного учения о любви, жертве и добре. Стоящие на своем, как на камне.

- Стоит ли понимать, что больше вы заниматься современным искусством не намерены?

- Да… Плюнул я на это дело.

16 комментариев

avatar
Ekaterinodarman 10 янв 2013, 12:15
Хорошо всё говорит...
avatar
Макарыч 11 янв 2013, 12:24
Святослав, Вы хорошо справились с ролью беспристрастного интервьюера, браво. Такой подход даёт возможность "раскрутить" персонаж по полной, раскрепостить его, разговорить, - и вот тут-то, в хлынувшем потоке сознания (или, как любят шутить, "бессознания"), и получается момент истины. Г-н Касатиков блестяще разоблачился, выказав профессиональные навыки клирика - говорить много и многозначительно, недоговаривать там, где это ему выгодно, и наоборот, заваливать слушателя гладкими формулировками прописных истин. Прекрасны, к примеру, пассажи о его "трудном и долгом" (кавычки мои) пути к православной вере, лёгкие передёргивания фактов, жонглирование морально-этическими понятиями. Ах, честно Вам скажу: когда он упивается тем, как, вроде бы изящно, перевёл рассказ о своём плевке в лицо Гельману в сферу "диалога на языке современного искусства", становится искренне жаль, что галерист не продолжил начавшийся диалог ударом в личико г-на Касатикова, что в предложенных клириком обстоятельствах можно было не менее удачно назвать частью глубокомысленного перфоманса. Надо отдать должное Гельману: он-то повёл себя как настоящий советский интеллигент, приученный утираться по семь раз на дню, а не как быдло в подворотне. Я понимаю, оппонировать человеку, вроде Касатикова, с его весьма несложными представлениями о ведении диалога - дело безнадёжное. Замечу только, что роль клирика ему так же мало подходит, как и физика. Иначе он не стал бы апеллировать в своём мировоззренческом анализе к религиозности сэра Исаака Ньютона. Тот ведь был протестантом, то есть, с точки зрения православия, е р е т и к о м (так же, как и многие другие глубоко верующие учёные, такие как Лейбниц, Фарадей, Кеплер, Бойль и т.д.). "Ирония истории состоит в том, что дорогу будущей модернистской экспериментальной науке, породившей картину мира, в которой нет места богу, предложил именно Ньютон - богослов, алхимик и маг". Интересно, как к подобной похвале ереси относятся патроны г-на Касатикова по служебной линии?
avatar
Поручик 11 янв 2013, 14:24
Юрий, я не понял, к кому у вас вопросы - ко мне, к Касатикову или к мирозданию. Строить предположения не хочу. С этим вы и сами прекрасно справляетесь. Что же касается похвалы ереси, отношения патронов и манер быдла... Столь неприятный вам Касатиков выступает в открытую, в отличие от вас, Юрий без фамилии.
avatar
Макарыч 11 янв 2013, 15:19
Поручик, что-то вы горячитесь. Холоднокровнее надо быть, как советовал один литературный персонаж. Кажется, я ошибся, приняв за профессионализм обычное единомыслие с героем интервью, которое оставляет за рамками работы вопросы, могущие оказаться неудобными для героя. Объясняю: лично вас в моём комментарии касаются лишь два первых предложения. Остальное - касается г-на клирика. Вопросов, как вы изволили выразиться, я не задаю, один-единственный в конце адресован, если вы не поняли, патронам героя. Похоже, что вы обвинили меня в трусости на основании того, что, пользуясь правилами игры, я скрываюсь за псевдонимом? Возьмите у меня интервью - и я всё, что опубликовал в комментарии - и ещё много чего другого - скажу вам под диктофон. А фамилия моя очень простая, - да вы её прекрасно знали, когда попытались ущипнуть меня, назвав "Юрий без фамилии": Гречко моя фамилия, можно с приставкой Старший. Честь имею.
avatar
Поручик 11 янв 2013, 15:39
Не обвинил, но заподозрил. Не в трусости, а в унылом троллинге с использованием анонимности. После вашего представления мои подозрения снимаются, Юрий Сергеевич.
avatar
Персик 11 янв 2013, 20:44
А по-моему, интервью хорошее. Нормальные, острые вопросы, вменяемые ответы. На фоне некоторых оголтелых церковных талибановцев Касатиков - оплот здравомыслия.
avatar
vladicko 11 янв 2013, 21:34
Психологи утверждают, что говоря о других или о другом, мы всё равно и всегда говорим и себе. Потому что в них, других, мы отражаемся. А другого просто не видим - потому что в нас его нет. Замечательный дискурс в одиозного (во всех смыслах) г-на Касатикова. Ничего личного, подчёркиваю. Просто взгляд глубоко в глаза. В т.ч. и на службах. И вне них. Я не клирик и не одновременно не считаю себя секулярным персонажем. Я просто против деформаций. Причём винеровских. Г-ну Касатикову это должно быть понятно. Оттуда же рекомендовал бы прочесть и другие пассажи. Про гештальт, в частности и универсалии. И про другое тоже. И вспомнить про всеразрушающую энтропию и когда она становится всеразрушающей.
mono-polist 11 янв 2013, 21:46
Интересное интервью ) А комментарии к статье еще интереснее ))
avatar
Михаил_КМ 14 янв 2013, 12:27
Уважаемый Юрий, у Вас, видимо, обуял полемический запал, и в антикасатиковской филиппике Вы всё валили в кучу – и к месту, и не очень. "Перо его местию дышит…)))" Вот одна из таких позиций: "..передёргивания фактов, жонглирование морально-этическими по-нятиями… он упивается тем, как, вроде бы изящно, перевёл рассказ о своём плевке в лицо Гельману в сферу "диалога на языке современного искусства"…" Да перечтите текст интер-вью, всё нормально и логически обосновано! Касатиков совершенно прав в своих диагно-зах: поступок типа плевка в лицо духовно конгруэнтен той сфере деятельности, что само-вольно присвоила себе наименование "современного искусства". Вопрос лишь в том, стоило ли ему пытаться говорить на одном языке? Шутили же советское время: "Кесарю-кесарево, слесарю-слесарево…" В свое время Салтыков Щедрин писал про инфляционные процессы в России, что, дескать, если за рубль сегодня дают всего 50 пфеннингов, то это полбеды. Ху-же, когда за рубль начнут давать в морду. Мне сдаётся, касатиковский плевок - это те самые 50 пфеннингов, т.е. жесткий minimum minimorum, которым благодарное общество могло бы оценить и Гельмана, и представляемое им направление. Если считаете, что я не прав - про-верьте экспериментально. Попробуйте полистать качественный альбом (в идеале, конечно же, было бы "в живую", в музее) кого-нибудь из мастеров Возрождения. Лучше не первых номеров - на образах Леонардо, Рафаэля у нас "глаза замылены". Или кого-то из наших Мас-теров - Куинджи, Нестерова… А после сразу, по принципу контрастного душа, перейдите к "современному искусству". Думаю, после этого Ваши разногласия с Касатиковым значи-тельно сгладятся, а может даже и у самого возникнет желание разориться на билет в Пермь, чтобы повторить его поступок. На мой взгляд, само употребление Вами термина "интеллигент" (безотносительно к прилагательному - советский ли, не советский)по отношнию к Гельману - шутка, площе и примитивнее петросяновской. Несмотря на возраст, это представитель другой социальной группы, которую я бы определил как "медийные баблорубы". Я побывал на этой выставке. И сейчас у меня мороз по коже продирает при мысли о том, что у нас вдобавок ко всяким ба-сект-холлам может волевым решением одной персоны (и ценой строительства дюжины детсадов) прибавится ещё и музей его имени.
avatar
Михаил_КМ 14 янв 2013, 16:39
Рискну предположить: за плевок г-н Гельман отцу Касатикову просто должен и "по жизни обязан"! Ибо что такое плевок в сравнении с итоговыми дивидендами в виде публичного скандала и шумихи с оттенком образа мученичества? Это всё имеет - будет иметь через какое-то время - свою цену. В работе галериста есть прямая экономическая зависимость в виде функции 2х переменных-частоты публикаций и объёмов продаж. Поэтому-то и "творческих личностей" мазохистского толка сейчас хоть пруд пруди - эпатаж общественности стал давно не приметой личного бескультурья а ля Джигурда, а способом зарабатывания денежек. С такой же мотивацией шли в храм и девочки-пуськи. Они обеспечили себя на будущее гастрольными контрактами и гонорарами от издания книжек, которые за них напишут нанятые лит-негры. И выйдут эти книжки тиражами большими, чем записки Анны Франк или Юлиуса Фучика. Ну, а судебное преследование, отсидка - незапланированные издержки гешефта…которые с лихвой окупятся будущими бонусами.
avatar
Макарыч 14 янв 2013, 22:39
Уважаемый Михаил_КМ, с неохотой сажусь за клавиатуру, так как понимаю, какая мировоззренческая пропасть разделяет нас с Вами. Такая, знаете, что любой наш диалог грозит превратиться в глас двух вопиющих в пустыне. Благодарю за совет "полистать альбом... кого нибудь из мастеров Возрождения... лучше не первых номеров". И т.д, вплоть до " контрастного душа" перехода к современному искусству. Видите ли, я уже позволял себе неоднократно "разориться на билеты", правда не до Перми, а до Дрездена, Берлина, Рима, Москвы и Санкт-Петербурга, чтобы воочию увидеть то, о чём Вы упомянули, - полотна не только первых, но и вторых и третьих (следуя предложенной терминологии) номеров, особенно поразивших меня своим обилием в Дрезденской галерее, где я был дважды. Но увы, должен Вас разочаровать: параллельное посещение выставок современного искусства, приобретение качественных альбомов Дали, Малевича, Ван Гога, Гогена, Энди Уорхола, Пикассо, Кандинского, Мунка - не стану утомлять Вас дальнейшим перечислением того, что стоит у меня на полках, - не стало для меня контрастным душем, не прошибло на желание, фигурально говоря, плюнуть в автопортреты этих людей. Как ни странно, то же самое происходит у меня с литературой: с юных лет люблю русскую классику 18-19 веков, обожаю Бунина, Набокова, Мережковского, - не поверите: два фадеевских романа знаю почти наизусть! - и при этом обожаю литературный модерн - Пруста, Джойса, Дос Пассоса, очень неприличного Генри Миллера... да что там говорить: наших постмодернистов Сорокина, Ерофеева, Пелевина с удовольствием читаю! А знаете почему? Потому, что искусство никогда не было и не будет священной коровой. В нём, хотим мы этого или нет, постоянно случаются революции, перевороты, скандалы со сбрасыванием с корабля современности устаревших эстетических корсетов вместе с облечёнными в них кумирами, посягательства на всяческие устои. Грубо говоря, по настоящему новое - это всегда сквозняк, ломка, деформация старого, привычного, уютно-тёплого. И это не прихоть обожравшихся красотой и покоем творцов, а настоятельное требование каждого нового времени: найти адекватную форму его выражения. Знаете, что написал бы Рафаэль Санти, окажись он в Испании 1937 года? Разорванную в клочья фашистской бомбой Мадонну Конестабиле, опередив Пикассо с его чудовищной "Герникой". А куда деваться от Иеронима Босха, на пять столетий опередившего наш сюрреализм, что делало его пугалом для тогдашнего зрителя, - хотя мог бы писать мельницы и запруды, окружённые толпами танцующих пейзанов? Порою мне кажется, когда я на них смотрю, что эти художники каким-то внутренним зрением видели даже Хиросиму... Ну, и ещё раз возвращаясь к плевку в лицо. Как-то легко Вам удаётся вывести за скобки рассуждения главное: что этот, унижающий не столько Гельмана, сколько Касатикова и хохочущую от восторга толпу, акт совершило лицо д у х о в н о е, - чувствуете, какой возвышенный смысл вложен в это определение? Мне довелось прочесть некоторые священные книги, в том числе Евангелие. Но что-то я нигде не встречал упоминаний о Христе, плюющем в лицо оппонента. Даже в ходе изгнания торгующих из храма. Есть, правда, некоторые подробности о личности и поступках Спасителя, содержащиеся в апокрифических евангелиях и рисующие его не столь благостными красками. Но ведь эти книги не включены церковью в канонический свод, а значит и любое приближение к дискурсу о воинственности христианской проповеди - ересь? Кстати, и Касатиковская и Ваша оценка ситуации с "девочками-пуськами" страшно далека от идеи христианского всепрощения. Сказано же у Матфея: "...Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших..." Dixi.
avatar
Макарыч 14 янв 2013, 23:06
Небольшой постскриптум. Вас очень волнует коммерческая составляющая антиклерикального протеста. Если хотите, я подберу Вам кучу ссылок, связанных с фактами коммерческой деятельности церкви, не считая широко известных материалов о часах главного иерарха, квартирных дрязгах, арендах и всякого прочего, что Вы называете гешефтами. Думаю, одно другого стоит.
avatar
Михаил_КМ 15 янв 2013, 13:15
Уважаемый Юрий, спасибо большое за развернутый и аргументированный ответ. Честно говоря, не ждал. Спасибо, что преодолели, как вы пишете, "неохоту", несмотря на обоюдное (у меня оно тоже наличествует) ощущение "пропасти". Вряд ли нам через неё перемахнуть, тем более в рамках эпистолярного жанра. У вас я вижу 2 сюжета: ар-нуво и нормы христианской морали. Давайте я отдельно отвечу по каждой позиции, и на том поставим точку. Будем считать, что, как говорили в позапрошлом столетии, "моё письмо не обязывает вас к ответу". Сейчас мне представляется, что упомянутая вами мировоззренческая пропасть - это расхождение во взглядах эволюциониста и креациониста. Для Вас история искусства - линия развития. На ней Уорхолл - это тоже художник, как и Рафаэль с Босхом, только "чуть позже". вот длч меня это более чем сомнительно. Я категорически не согласен с Вами относительно возможной творческой судьбы Рафаэля в Испании 37-го года. Мне очень часто впихивали этот аргумент в спорах - дескать, что ты хочешь, коллаж из кошачьих хвостов - это протест Личности Художника против злого, нехорошего мира. Бред…В отношении Рафаэля не только я -с Вами не согласится и любой историк или искусствовед. Если мы вчитаемся в политическую и военную историю того же Возрождения или начала Нгового времени - у нас волосы дыбом встанут! Убийства, пытки, насилие, голодная смерть- все это для людей той эпохи было так естественно и обыденно, как воробей прочирикал. Мадрид 37-го года в сравнении с политическими разборками Италии 15 века - это детсадовский утренник! Возьмите голландию - ужас гарлемской осады с его каннибализмом вошел в учебники. Кровь лилась реками, её потоками плескали и испанцы, и голландцы. Перечтите костеровского "Уленшпигеля" - продерёт до глубины души, несмотря на то, что это очень сглаженная, почти пасторальная реконструкция, написанная 3-я веками позже. Но в Нидерландах, как ни странно, на этом кровавом субстрате вырастает то, что потом назовут "Золотой век голландской живописи". У нас, среди родных осин,то-же самое. Не так давно я опять взял руки "Житие" Аввакума, и опять был поражён светлым и благостным каким-то мировосприятием автора, несмотря на все гонения, ссылки, многолетнее сидение в земляной яме, постоянную готовность к мученической смерти. Вспомните фильм Тарковского - он как раз об этом - как Красота и Дух прорастают сквозь ужасы. Нет, Юрий, "Гернику" ни Санти, ни Рублев не стали бы писать никак. Ни за что. И вовсе не из-за духовной чёрствости - в этом их не упрекнёшь. И кроме Босха из художников той поры никто, пожалй, ужаса современности на полотна не выплеснул. На фоне тысяч имен Босх - отклонение, как говорят математики, в рамках допустимой погрешности. В конечном счете это работает на подтверждение старой истины, которую из нас выбивали десятилетиями советские идеологи: мир не таков, каков он есть, а таков, как мы его сами видим. Старые Мастера ничего бы не увидели в уорхолловских бананах и апельсинах, и не потому, что не умели видеть. С этим-то у них как раз был полный порядок. А потому, что король голый, и апельсин - это апельсин, а банка с супом - есть банка с супом, и никакое словоблудие о контркультуре, протесте против консьюмеризма пустоту не прикроют. Современные искусствоведы весьма поднаторели в придании смысла бессмысленности. По каналу 24_doc мне довелось слушать от веьма высокопоставленной дамы, доктора искусствоведения почти 5-минутный спич-обоснование непреходящей духовной и культурной значимости "Черного квадрата". В какой-то момент мне показалось - я по ошибке на "Комедии клаб" щёлкнул. Очень жаль, что предложенный мной эксперимент в вашем случае не сработал. Думаю, это свидетельствует лишь о разном смысловом наполнении глаголов "смотреть" и "видеть". Иначе бы вы не написали, что в искусстве " хотим мы этого или нет, постоянно случаются революции, перевороты, скандалы со сбрасыванием с корабля современности устаревших эстетических корсетов ". да нет уж, никак не постоянно. За отход от канона современные критики нещадно били даже первых импрессионистов, которые, с нынешней точки зрения - стопроцентные кондовые реалисты! Ужас, протест, разлад с обществом вошли в жизнь человека по иронии судьбы как раз тогда, когда жизнь в материальном плане стала обеспеченной, личная защищённость весьма и весьма повысилась. (Только умоляю, не усмотрите в моих рассуждениях старушечьего "…с жиру бесяцца!".) В искусстве начали постулировться право на самовыражение каждого, множественность форм выражения, и их принципиальное равноправие. То есть то, что вы принимате за эволюцию - история одного надлома, который длится около века, не более. при желании, крапинки этих процессов можно найти и ранее, но только крапинки. У меня нет готового ответа - почему случился этот перелом. Это вопрос не искусствоведения, а философии, социологии и той епархии, которую представляет отец Касатиков. В какой-то мере ответить пытался Ортега-и-Гассет. У нас - "Уроки рисования" Максима Кантора, попытка художника-профессионала понять причины общей тенденции вытеснения фигуративного искусства и старых канонов абстракцией и перформансом. Если вы еще не читали, весьма вам рекомендую. Правда, это толстые 2 тома, но, во-первых, читается взахлеб, а во-вторых, Вы явно не из тех, кто может написать "Аффтар, слишком многа букофф!". У него действительно серьёзные гипотезы причин зарождения первой волны российского авангарда. И весьма "куриозные" наблюдения над волной-2. Никто не запрещает в рамках перформанса клеить бумажный дом (его фото висели на гельмановской выставке), а потом его дружно сжигать, впихивая при этом заранее вызванным смишникам глубокомысленные объяснения концептуальности такого акта. Но нельзя, Вы слышите, НЕЛЬЗЯ называть это "искусством", авторов - "художниками". Потому что тем самым мы ставим знак равенства между их халабудкой, и, например, левитановским"Над вечным покоем". Нельзя потому, что домик левитановским шедевром не станет никогда, а вот в представлениях части общества значимость творчества на уровень халабудки и опустится. Что, в итоге, просто аморально. Как процитировал бы в данной ситуации тот же отец Касатиков, "кто соблазнит малых сих, тому лучше бы вовсе не родиться" (боюсь, что я не совсем точен). Возможно, ниша "нового искусства" и нужна. В медицинском плане, для выплеска эмоций и напряжения людей, находящихся в т.н. "пороговом состоянии". Но весь посыл деятельности г-на Гельмана и иже с ним, имя им легион))), состоит как раз в том, чтобы внедрить в общество мысль: данные артефакты - предметы искусства, их изготовители - художники. А процесс клеинья домика или изготовления коллажа из обрывкой газет и конфетных фантиков - настолько трудоёмкое и высокодуховное действо, что через 50 лет мы войдем в Историю лишь тем, что стояли рядом. Вы высказались против одной формы экспериментальной проверки - рискну предложить Вам другую. У древних греков была заслуживающая внимания практика. Состоятельные мужья окружали своих беременных жен статуями, фресками и коврами с изображениями прекрсных богов и богинь, героев и нимф. Считалось, что их гармония окажет влияние на развитие плода, и ребенок родится красивым, умным, добродетельным. Скажите, вне зависимости от того, женаты вы или нет, готовы ли Вы в случае беременности своей реальной или потенциальной жены вывесить на стене мунковский крик, уорхолловкими перерисовками известных лиц ХХ века или инсталляциями из папье-маше? Думаю, не рискнете. Заканчиваю тем, чем и начинал. В споре истина никогда не рождается, это иллюзия. Мы можем только обменяться аргументами, не более, и в лучшем случае, это сподвигнет к более чуткому восприятию позиции противоположной стороны. Что тоже неплохо. Вторую тему Вашего ответа – христианскую этику и финансовые дела - пока не берусь затрагивать. Она много сложнее, мне бы и самому хотелось бы обдумать. Вам не откажешь в умении ставить вопросы. Прошу извинить за длиннОты. Остаюсь с уважением, Михаил_КМ
avatar
Макарыч 16 янв 2013, 10:34
Уважаемый Михаил_КМ, отличный с Вашей стороны прощальный пас, я отбиваю мяч за пределы поля, в аут: мои и Ваши ворота остаются "нераспечатаны". Безусловно готов развивать свою точку зрения по каждому из тезисов Вашего последнего поста, но ясно, что дальнейшие ответы будут разрастаться, как снежный ком, что в рамках случайной встречи не совсем удобно и продуктивно (знаете, как в старом стихотворении Кушнера: разговор о Данте вдруг возникает в передней, у вешалки с шубами, в момент ухода из гостей). Вы предложили хороший уровень диалога, благодаря ему я в чём-то укрепился, о чём-то буду думать и далее. Конечно, трюизм, но точнее не скажешь: я не согласен с вами, но готов отдать жизнь за ваше право думать иначе. Благодарю Вас.
avatar
Михаил_КМ 16 янв 2013, 16:49
Юрий, наш разговор был интересен, но никуда не деться от противоречия формы содержанию: поднятые вопросы никак не соответствуют режиму интернет-болталки. Полноценное рассмотрение таких тем грозит элементарным конфликтом с работодателем из-за сорванных графиков. Тем не менее, в прошлом письме я обещал высказаться по поводу поднятого Вами вопроса норм морали. Хотя странно рассуждать об этом мне, относящемся скорее к "захожанам" чем "прихожанам". Именно поэтому, кстати, я мог бы легко отбросить Ваш упрек в том, что моя позиция по поводу скандальных мэдхен'ов "страшно далека от идеи христианского всепрощения". А с чего ей быть иной? Но, все обдумав, должен признать Вашу правоту. Я не имел права на такие высказывания. Ибо, во-первых, "кто из вас без греха, пусть первый бросит камень". Во-вторых, они наказаны и без этого. Не судом, разумеется - тот есть ни что иное, как часть их пиар-стратегии. Приняв соответствующее наименование, они не группу назвали, а осуществили акт самоидентификации, установив себе смысл жизни и пределы духовного роста. "Мы - пуськи". То, что имя в значительной мере определяет дальнейшую жизнь и судьбу человека, считал не только капитан Врунгель, но и гораздо более компетентный специалист, гениальный математик и православный теолог Флоренский. По-хорошему, так помолиться бы за них, но не с моим православным статусом это делать (см.выше) Думаю, ГУВД Москвы и прочие инициаторы шоу совершили большую ошибку с судебным их преследованием. Наилучшим решением была бы позиция по-английски бесстрастной хозяйки салона, у которой на party кто-то из гостей неприлично громко пукнул. Отсутствие внимания было бы им куда большим наказанием, чем смехотворный срок, выписанный судьёй (и наверняка в дальнейшем подлежащий сокращению по амнистии или за примерное поведение). Что касается плевка…Верующий - человек с совершенно иной психологией, истемой координат в жизни. Со стороны она не всегда и понятна. (Именно поэтому, кстати, все скандальные споры по поводу часов Патриарха, священника на дорогой иномарке, панк-действа вело только атеистическое сообщество, да лица, склонные к "ритуальному православию" - те, что в церковь заходят помолиться, чтоб у соседа собака сдохла.) Вы пишете "я нигде не встречал упоминаний о Христе, плюющем в лицо оппонента". Да для верующего, искренне верующего человека не то что Христос, просто священник, плюющий в оппонента - абсолютный нонсенс! На уровне нарушения законов природы. Думаю, отец Касатиков прекрасно это понимал, именно это и было главным мотивом поступка: взорвать внимание окружающих. И греховность поступка он наверняка сознавал, равно как и то, что грех тут - особенный. Во имя ближних. А он и на других весах взвешивается. Впрочем, я зря беру на себя роль адвоката отца Алексия. Он это способен сделать сам, и намного лучше, что, кстати, интервью и показывает. Только очень пристрастный и изначально предвзятый взгляд может в нем обнаружить "передёргивание фактов" и "жонглирование морально-этическими понятиями". Тем более, что вроде бы какое-то наказание по церковной иерархии на него и было наложено. Тем не менее, Вы остаётесь правы в том суждении, что данный плевок был поступок, "унижающий не столько Гельмана, сколько Касатикова". Абсолютно правы, потому что сравнивать просто невозможно. Человек, представляющий публике ICONS в качестве "искусства" не может быть оскорблен, как говорят логики, "по определению". Он утрётся и возрадуется; как же вы не понимаете, что плевок со стороны православного священника арт-галеристу слаще поцелуя кинодивы? Ибо открывает новые перспективы в информационном пространстве, маркетинге и укреплении имиджа…Именно этим и объясняется удивившее Вас ранее обстоятельство: "…галерист не продолжил начавшийся диалог ударом …". Да что вы, Юрий, какой дурак будет "палить" такие козыри? Ответный удар лишил бы гельмана ореола мученика, жертвы православного мракобесия, прямого духовного наследника Бейлиса и Дрейфуса вместе взятых… Разумеется, я Вас не убедил,но у нас обоих появился повод задуматься о вещах, о которых стоит думать. В заключение: Вы завершили прекрасной цитатой, десерт неплох, но стоит помнить, что автор сих строк отошел в мире и покое, в тёплой постели…в ранге и статусе человека, заварившего такую кашу, в которой после сотнями тысяч сносили головы , не интересуясь, есть ли у их хозяев убеждения, нет ли, а если да,то какие? Рубили по принципу - если есть, то чего ей торчать? И так это шло лихо, что благодарные потомки мыслителя чуть-чуть подправили: "Я не согласен с вашими убеждениями, но готов отдать жизнь за ваше право их высказать.(Вольтер); Я не согласен с вашими убеждениями; готовы ли вы отдать жизнь за ваше право их высказать? (Вальтер, калибр патрона 9 мм)". Но это уже в качестве шутки…
avatar
Михаил_КМ 16 янв 2013, 16:52
В заключение (да, всё, на этом окончательно конец трепу!!) хочу в наглядной форме представить Вам, из-за чего же всё-таки отец Касатиков совершАл поступок, недостойный сана. Надеюсь, моя рекомендация относительно "Учебника рисования" Максима Кантора будет Вами услышана, и книгу Вы просмотрите хотя бы по диагонали. В своё время когда я дошел до приводимого ниже пассажа, я воспринял его как чрезмерное утрирование, авторскую гиперболу. Возможно, даже чрезмерную и оскорбительную…но сведущие люди просветили меня, что всё это давно реальность. Сыч и Гомелец - это венец Гюнтер Брюс и наш Олег Кулик. Да, наш мир во многом безумен, но страшный грех - копеечки ради это безумство искусственно раздувать. "Молодежь не пожелала отставать от признанных нонконформистов - и не отстала! Молодые люди выложили слово «х**» телами, улегшись поперек Красной площади. Эффект был колоссальный. Спустя некоторое время они вынуждены были сделать «сиквел перформанса», то есть повторить свое произведение, и они выложили из своих тел слово «х**-2». Некоторые критики, однако (в частности, Яков Шайзенштейн), нашли это повтором. Не ищут, - говорил Шайзенштейн в частной беседе, - полагаются на русский «авось». А, между прочим, западный дискурс предполагает неустанный поиск. В газете же он бичевал леность мысли: надо еще смелей, еще радикальней! Подобно оводу, Шайзенштейн жалил художественную общественность, дабы не погрузилась в дрему - и та бодрствовала! Молодой человек с птичьей фамилией Сыч разделся донага и публично совокупился с хорьком - акт, казалось бы, невозможный, но художник поместил хорька головой вниз в солдатский сапог так, что зверек рвался, глухо выл в сапоге, грыз кирзу, но увернуться от насилия не сумел. Критика нашла это радикальным искусством и усмотрела в перформансе, помимо прочего, еще и выпад против дедовщины в Советской армии. В то время как раз живо обсуждалась армейская реформа, введение профессиональной армии, и реплика Сыча в общей дискуссии не осталась незамеченной. Еще один мастер, молодой талант, приехавший из Гомеля покорять Первопрестольную, совершил акт дефекации в музее у картины Рембрандта. Желтоватые фекалии его легли, впрочем, вполне аккуратной кучкой, и смотрителям не составило особого труда убрать их. Здесь можно было усмотреть и аллюзии с известной копрофагией Дали, и с пощечиной общественному вкусу футуристов, но парень шел дальше, говорил свое, говорил по-своему. Газеты поместили его фотографию: искаженное в усилии дефекации лицо, вздувшиеся вены на лбу. Не обошлось и без курьезов: так, парижская газета левого толка «Le Monde Diplomatique», перепечатывая эту фотографию, поставила под ней подпись с фамилией известного правозащитника, отбывавшего ранее срок в мордовских лагерях и лишь недавно обретшего свободу. Страстная речь правозащитника, опубликованная ниже, как нельзя лучше монтировалась с напряженным лицом гомельского авангардиста. Во всяком случае, сам правозащитник обладал вполне заурядной внешностью, которая вряд ли способна была тронуть сердца подписчиков...художник Сыч продолжал с неумолимой регулярностью устраивать перформансы с хорьком, то есть публично насиловать животное. Но самый акт насилия над животным значил бы крайне мало без его интерпретации, толкования, без того, чтобы кто-то занимался организацией представлений, общением с прессой и т.п. Роза Кранц сумела употребить свое влияние и внедрить творчество Сыча в культурную жизнь столицы. Акт совершался теперь на сцене Политехнического музея, там, где некогда читал стихи молодой Маяковский, и представление неизменно собирало полный зал. Билеты продавались в театральных кассах по цене хорошей оперы в Большом, а перекупщики перед началом представления требовали аж тройную цену. Словом, дела шли, и недурно, надо сказать, шли.Удручало одно: постепенно хорек привык к регулярному насилию и даже, судя по некоторым признакам, стал получать удовольствие. Во всяком случае, он, не дожидаясь приказа, сам охотно нырял в сапог, выставив заднюю часть туловища напоказ артисту, и даже призывно вилял задом. Это бы не беда, и, в конце концов, согласие хорька лишь облегчало представление, но распутный зверь перестал выть и царапаться в сапоге и лишь удовлетворенно урчал. Проведя перформанс с таким похотливо похрюкивающим животным, Сыч не мог не отметить, что вместо бурного романтического насилия над природой у него вышел акт обыкновенного скотоложества, да еще с какой-то малосимпатичной тварью. В довершение всего удовлетворенный хорек выскользнул после акта из сапога и лениво улегся у ног художника, вылизывая ему пятки. Яша Шайзенштейн в резкой статье, помещенной в его всегдашней колонке «Ум за разум», буквально разгромил перформанс и даже употребил два раза слово «буржуазность». Сыч, после некоторых раздумий, нашел выход и стал совокупляться с хорьком под фонограмму - при начале акта ассистент включал за сценой запись дикого звериного воя, что придавало представлению драматизма. Критика была положительной, и перформанс доказал свою жизнеспособность"
Авторизуйтесь, чтобы можно было оставлять комментарии.

Читайте также

Архив

Гельман надеется, что возмутившая РПЦ выставка Icons откроется в Краснодаре в срок

Марат Гельман, привезший в Краснодар выставку современного искусства Icons, вызвавшую возмущение представителей Русской православной церкви, рассчитывает, что проект откроется в запланированный срок - 15 мая.

Первая полоса

Люди Ситуация Weekend

Небо в кайтах. Бугазская коса вчера, сегодня, завтра

Как Веселовка и Благовещенская в Краснодарском крае благодаря кайтерам стали цивилизацией. Фотограф и спортсмен Алексей Охрим рассказал «Югополису» о «русском Вудстоке», жизни на Бугазской косе и особенностях национального освоения побережья.