Архив

Сход лавины

Конфликт в Краснодарском театре драмы перешел в завершающую стадию: за словесными баталиями последовало административное решение. Шестеро артистов не получили контракта на следующий сезон.

29 июн 2010, 00:54
София Малахова
культуролог

К

онфликт в Краснодарском театре драмы перешел в завершающую стадию: за словесными баталиями последовало административное решение. Шестеро артистов не получили контракта на следующий сезон. Дежа вю? День сурка? Цикличность солнечной активности? Ведь лет двадцать назад театр проходил через ту же ситуацию. Семь лет (!) уволенные артисты доказывали свое право выходить на сцену. Некоторые, доказав, и сегодня работают в труппе. Иных уж нет, как нет и инициатора того массового увольнения. Не стало заслуженной артистки России Тамары Приходько. В прошлом году мы похоронили Виктора Суковского. Лишенные театра, они нашли в себе силы многого добиться на новом поприще. И там не обошлось без драматических обстоятельств. Но если бы не этот, первый,  удар, уверена, жизнь обоих не оборвалась бы так рано.
Новые руководители, к сожалению, не учатся на ошибках старых. И все повторяется с упорством карусели»

Может быть, доведись человеку, принявшему тогда немилосердное решение, принимать его снова, он осенил бы себя крестным знамением – и отказался от него. Только новые руководители, к сожалению, не учатся на ошибках старых. И все повторяется с упорством карусели.

На этот раз покинуть труппу предложено пятерым (шестой, Леван Допуа, сам подал заявление об уходе): заслуженному артисту РФ Станиславу Сальникову и его жене Наталье Иванцовой, актерам Марине Слепневой, Евгению Женихову и Александру Тихонову. Думаю, что их талант и работоспособность очень пригодятся в других российских театрах.

Итак, шесть ведущих артистов выбывают из репертуара. Вот, навскидку, десять спектаклей, где они играли главные роли: «Ревизор» и «Женитьба», «Трактирщица» и «Чума на оба ваши дома», «Полет над гнездом кукушки» и «Доходное место», «Ночной таксист» и «Ромео и Джульетта», «Легенда о Великом Инквизиторе» и «Лавина». Список можно продолжить.

Сход лавины
Алексей Ларичев

Мне-то больше всего жаль «Лавину», потому что ее еще не успели посмотреть многие, кому я рекомендовала этот спектакль. Но о нем – ниже. И без него хватает названий, которые в связи с изгнанием непокорных артистов, вынесших сор из избы, будут либо сняты с афиши, либо возобновлены с другими исполнителями.

Отодвинем в сторону эмоции. Не будем говорить и о творческой индивидуальности, замену которой не так-то легко подобрать, и о том, что средний возраст оставшейся труппы еще более приблизился к пенсионному. Допустим, роли розданы. Но чтобы ввести новых исполнителей хотя бы в половину этих спектаклей, опытному режиссеру, хорошо знающему труппу, после отпуска понадобится не менее двух месяцев при репетиционном режиме «утро-вечер».

Роли, видимо, распределятся по принципу «кого люблю, тому дарю», а ответственность за вводы будет возложена на самих артистов»

То есть налицо упущенная выгода от проката. Можно, конечно, в это время ставить в афишу несколько сохранившихся названий, а сцену сдавать в аренду. Но где тогда репетировать? Ведь большая часть «черного списка» - спектакли крупной формы, рассчитанные на большую сцену...

Очень много вопросов. Причем касаются они и административного руководства театра, и творческого. Впрочем, теперь, когда их решение сосредоточено в одних руках, ответы довольно предсказуемы. Ведь чем хорош дилетантизм? Он обеспечивает внутреннее право даже не задавать себе вопросов, которыми мучается профессионал. Так что роли, видимо, распределятся по принципу «кого люблю, тому дарю», а ответственность за вводы будет возложена на самих артистов. Согласно известному постулату об утопающих.

Вернемся, однако, к «Лавине».

Камерную сцену Краснодарского театра драмы им. М. Горького открывали несколько раз. Причем обязательно провозглашали экспериментальной творческой площадкой. И когда выпускник ГИТИСа Николай Никольский ставил здесь в 1979 году свой дипломный спектакль «Женитьба Бальзаминова». И когда в 1991 году худрук Рудольф Кушнарев окреcтил ее латинским именем Multum in parvo (Многое в малом), и она блеснула «Зверем» М.Гиндина и Г.Синакевича в постановке Артураса Касиляускаса.

Но каждый раз стремление к обновлению театрального языка сходило на нет, и малая сцена становилась просто уменьшенной копией большой. Спектакли, которые шли там и тут, принципиально ничем не отличались, переносились с одной площадки на другую, а на гастролях и вовсе унифицировались под технические условия принимающей сцены.

Много лет спустя театр вновь решился на эксперимент на камерной сцене – главный режиссер Алексей Ларичев (теперь уже с приставкой «экс») поставил здесь «Лавину» турецкого драматурга Т. Джюдженоглу»

Однако тоска по эксперименту оставалась. И иногда рождала то «Ужин на пятерых» Э.Ветемаа с живым тапером-импровизатором М. Земляным, то «Детские шалости» Л. Хеллман с участием корифеев театра и всей девчоночьей части вновь набранной студии.

Много лет спустя театр вновь решился на эксперимент на камерной сцене – главный режиссер Алексей Ларичев (теперь уже с приставкой «экс») поставил здесь «Лавину» турецкого драматурга Т. Джюдженоглу. Кстати, за два года руководством театра это первый эксклюзивный спектакль Ларичева, поставленный на актеров краснодарской труппы, а не калька его успешных работ, осуществленных на других сценах.

Признаюсь, чтение пьесы в свое время энтузиазма не вызвало. Это многословная бытовая история из жизни маленького народа, чье существование намертво вписано в экстремальные обстоятельства высокогорья. Намертво – в прямом смысле. Рожденные в долине дети не выживают, а роды в горах чреваты гибелью для всех: крик женщины и младенца может вызвать сход лавины. Поэтому их сроки тщательно подверстываются под оттепель, и молодоженов до расчетного времени даже не подпускают друг к другу.

Но случается всякое… Вот и теперь молодая женщина, похоже, собралась раньше времени произвести на свет ребенка. Как разрешится коллизия? Это единственная интрига пьесы, для усиления которой автор уже в первом акте вешает на сцену «чеховское» ружье. Но чтобы дождаться выстрела, зрителям надо выдержать два акта разговоров, практически лишенных действия.

Спектакль, в отличие от всех, поставленных Ларичевым в Краснодаре, оказался коротким и емким, как притча, и завораживающим, как качественное фэнтези»

И все-таки сцена – место, где время от времени случаются чудеса. Недаром даже вождь мирового пролетариата считал театр единственным институтом, способным в обществе атеистов заменить церковь. Спектакль, в отличие от всех, поставленных Ларичевым в Краснодаре, оказался коротким и емким, как притча, и завораживающим, как качественное фэнтези.

Поначалу я еще беспокоилась за зрителей, скептически оглядывающих пустое пространство сцены, застеленное, как снегом, толстым белым одеялом. Но вот что-то шевельнулось под ним в одном месте, в другом. Из уютных коконов показались персонажи в невероятных костюмах и, непривычно интонируя, стали говорить загадочные вещи. В зрительном зале все замерли - на наших глазах словно рождался иной мир.

Именно мир, выстроенный по определенным законам, со своей внутренней логикой, которая постепенно открывается зрителю, с хрупкой гармонией, которая держится лишь на соблюдении условностей. И внешняя его красота – переработанная художницей Ирэной Ярутис в сценический образ сказочность морозных узоров на стекле, зимних, белых с просинью, пейзажей - изначально несет в себе недолговечность, неустойчивость, предполагая скорый распад. А уж когда на сцене появляется повитуха и «верхушка» местной общины, отчетливо веет атмосферой «Левой руки тьмы» Урсулы Ле Гуин, одной из культовых книг поклонников fictions.

В сценическом воплощении драма не имеет ни конкретного времени, ни места действия. От быта не осталось практически ничего, что мешало бы зрителю подняться на самый высокий уровень обобщения и прочесть историю персонажей как историю народа, государства, театра, наконец. Группа людей, сконцентрированных на себе, попавшая в плен высокогорья, но не желающая спускаться в долину, где живут все. Чем не метафора театра?

Вот этим-то театральным отсветом и подсвечены белые от грима лица героев, когда, например, они склоняются, чтобы сделать глоток воды. Как подсвечена вся постановка отношением режиссера, уже понимающего, что придется уйти из театра. А уходя, можно крикнуть во всю силу легких о том, как губительно молчание из страха, как оно входит в привычку, как парализует все живые реакции, замораживает живые ростки творчества. Как, наконец, отнимает голос, оставляя лишь сипение.

Только через репродуктор мы слышим болезненный шепот Председателя общины, который пришел выяснить все обстоятельства дела и принять решение: законопатить роженицу в гроб или позволить произвести на свет ребенка. Актер С. Мочалов достает черный квадрат громкоговорителя из складок костюма и до конца спектакля с ним не расстается, напоминая сразу всех «громкоговорящих» вождей, которые на самом деле больше всего на свете боятся малейших изменений в привычной, пусть и неудобной системе. Сыграно неожиданно, но очень органично. Хороша и вся свита Председателя, особенно актриса Н. Иванцова в роли Повитухи и И. Станевич в небольшой роли Женщины.

Вызванная режиссером лавина накрыла и его, и актеров, которые встали на его сторону»

Отдельных слов заслуживает семейство, где ждут ребенка. Ни грана фальши не допустили на сцене ни молодые актеры Е. Сокольникова и А. Фогелев, ни старшее поколение в исполнении  Т. Коряковой и  В. Подоляка. Совершенно очаровательная бабка получилась у  Т. Родькиной – лукавая, обаятельная эгоистка. А такой удачной работы, как показал Р. Ярский-Смирнов в роли ее мужа, не было у актера, пожалуй, со времен «Тайной вечери» по «Библиотекарю» А. Галина.

Пожалуй, все герои спектакля похожи на привидения, и лишь в финале, неожиданно бурном и оптимистичном, они словно превращаются в живых людей. Только отказавшись от покорного молчания, можно вернуть себе статус человека - таков смысл притчи, «выжатой» режиссером из рыхловатой пьесы и отлитой в стильный, очень цельный и гармоничный по набору выразительных средств спектакль.

Однако жизнь развивается по своему сценарию. Вызванная режиссером лавина накрыла и его, и актеров, которые встали на его сторону. Остается повторить, что конфликт хорош на сцене, а за кулисами это явление грозит серьезными потерями всем его участникам. Без исключения.

7 комментариев

avatar
Gemma 29 июн 2010, 14:37
Cофия Ивановна, респект и уважуха!
avatar
Lerange 30 июн 2010, 10:51
Неужели Вы это все увидели в спектакле?! Вам повезло... За ассоциации - браво!
avatar
soboltr55 07 июл 2010, 14:23
Non Dolet? Не больно? С Краснодарским академическим театром драмы им. М. Горького я знакома не понаслышке. Этот классический, хрестоматийный, 90-летний театр возобновил гастроли в Сочи несколько лет назад после десятилетнего перерыва. И сразу же оживил театральную палитру города-курорта Сочи! Краснодарский театр драмы им .Горького под творческим руководством главного режиссера Алексея Ивановича Ларичева, ответственного за «лицо» театра, стал с большим успехом гастролировать в летней столице России, в сердце театрального Сочи – в легендарном Зимнем театре. Будучи начальником рекламного отдела Сочинской филармонии (Зимнего театра), я сотрудничала со многими столичными и провинциальными театрами, видела сотни постановок самого высокого уровня, даже тех театров, которые приезжали со своими продюсерами. Перед глазами до сих пор стоят спектакли МХТ им. А. П. Чехова под руководством Олега Табакова, театра Сатиры под руководством Александра Ширвиндта, театра им. В. В. Маяковского под руководством Сергея Арцибашева, Санкт-Петербургского театра Комедии им. Н. П. Акимова под руководством Татьяны Казаковой, выступления мировых звезд театра. Всех и не перечислишь! Должна отметить, что постановки Краснодарского театра выгодно отличались своей театральной школой, академическими принципами постановок, трепетным отношением к искусству и своему зрителю. Я не побоюсь этого слова – постановки Алексея Ивановича Ларичева «Чума на оба ваши дома» Г. Горина, «Non Dolet» («Не больно») Ж. Ануя, «Продавец дождя» Р. Нэша, «Нахлебник» И. Тургенева – это сильные чувством, культурой и режиссурой спектакли. Я возмущена последними статьями с сайта Краснодарского театра драмы, которые клеймят позором своего режиссера. За что?! И может ли себе позволить такую публичную «порку» режиссера учреждение КУЛЬТУРЫ?! Работая с прессой все эти годы, я видела воодушевление в глазах наших сочинских журналистов после постановок А. И. Ларичева. А ведь это театральные критики, члены Союза журналистов России, которые повидали много театров, российских и иностранных! Или это для кого-то (тех, кто кричит сейчас «ату его!») не показатель?! А полные залы сочинской молодежи, которую привели в театр именно эти постановки? А рыдания молодой сочинки во время трагической сцены спектакля «Non Dolet» в постановке А. И. Ларичева? Это что – покупной PR? А целая тетрадь с поэмой в стихах о героях постановки «Non Dolet», за одну ночь написанная сочинской зрительницей и наутро переданная актерам театра драмы им. Горького. Что же это, как не настоящее искусство? Может ли этого достичь «не сделавший своего дела» режиссер?! Мне было очень приятно, что именно Краснодарский театр драмы неизменно привлекает в ряд театралов молодежь. Молодые люди очень восприимчиво относятся к происходящему на сцене, они, затаив дыхание, следили за каждым движением актеров, за каждой репликой, за манерой. Современную молодежь фиглярством не зацепишь, их вниманием овладевает лишь светлое, сильное, талантливое искусство. Что говорить, у Краснодарского театра драмы им. Горького есть свое творческое, сильное Духом и мыслью лицо. И за это отвечает очень скромный человек, высокий профессионал, глубоко чувствующий деятель культуры, главный режиссер театра Алексей Иванович Ларичев. Сочинцы ждут следующих гастролей театра! Ждут нового спектакля А. И. Ларичева «Лавина» по Т. Джюдженоглу. Потому что именно этот режиссер заставляет зрителей чувствовать, любить и мыслить! Вы скажете, что мне, сочинке, до тех далеких краснодарских баталий? Мне дело есть, я прекрасно знаю, что если Краснодарский театр драмы приедет на гастроли без Ларичева – это будет другой театр. А многие из нас полюбили его таким, каков он есть сейчас – ярким, трепетным, думающим, ищущим, живым! Под творческим руководством главного режиссера Алексея Ивановича Ларичева он будет таким всегда! Марина Еремина Выпуск: 37 (1547) Рубрика: Культурный слой Дата: 31.05.2010
avatar
soboltr55 07 июл 2010, 14:24
ТРАГЕДИЯ? КОМЕДИЯ? ДРАМА! В адрес редакции газеты "Московский комсомолец" на Кубани" поступило письмо от артиста Краснодарского академического театра Драмы. Вот его текст: "Главному редактору газеты "Московский комсомолец на Кубани" С.Е. Паленкову от артиста Краснодарского академического театра драмы Л.Л. Допуа. Уважаемый Сергей Евгеньевич! Прошу осветить в Вашей газете материал о проблемах в Краснодарском академическом театре драмы. С уважением, артист Л.Л. Допуа (подпись). Как известно, театр начинается с гардероба и продолжается в состоянии зала, сцены и всего помещения, противопожарной безопасности, санитарии, финансовых вопросах и т.д. Но в первую и основополагающую очередь под словом "театр" подразумевается творческий коллектив, его репертуар, профессионализм актеров и востребованность театральной игры публикой. Наш краевой центр порой называют третьей культурной столицей страны, и эта терминология однозначно имеет под собой основу. Театр Драмы, 90-летие которого мы отмечаем в этом году, занимает в ряду творческих коллективов Кубани одно из ведущих мест. За несколько последних лет на его подмостках благодарного Зрителя нашли спектакли "НОН ДОЛЕТ" (Ж.Ануй), "Яблочный вор" (К. Драгунская), "Нахлебник" (И.Тургенев), «Волшебная лампа Аладдина», "Веселый Роджер" (Д.Салимзянов), "Продавец дождя" (Р.Нэш), "Легенда о Великом Инквизиторе" (Ф. Достоевский), "Ревизор!" (Н. Гоголь), "Лавина" (Т.Джюжденоглу) и ряд других. Со стороны критиков постановки театра оцениваются по-разному. Вот две взаимоисключающие цитаты из публикаций краснодарских журналистов на постановку гоголевского "Ревизора" московским режиссером А. Горбанем: «Эта постановка – откровенная провокация. Как будто Гоголь и его драматургия со своим текстом попали прямиком в "Комеди-клаб". Поставив простенький по исполнению и пошлый по задумке капустник, затянувшийся на три с половиной часа, не изменив ни одного слова в комедии, господин Горбань уничтожил в нем Гоголя – это тоже уметь надо. Как будто Гоголь устал от гражданского служения, и пьеса его, растеряв смысл, обратилась из саркастической боли за Россию в постмодернистское шоу". (Мечтать не вредно" Выпуск № 7-127-210, Проблемы. Ирина Белова). И другая цитата: "Александр Горбань приехал на постановку "Ревизора" по приглашению своего давнего друга – главного режиссера Краснодарского театра Драмы Алексея Ларичева. При всем неоднозначном отношении зрителей к спектаклю "Ревизор", большинство признает, что спектакль интересен, талантлив, в нем много режиссерской выдумки, прекрасных актерских работ, а сами актеры отмечают, что спектакль "невероятно затратный по энергетике". (Полет над театром Драмы. Марина Мартынова). Очень хорошо, что мнения о работах могут разниться и не походить друг на друга, как телеграфные столбы. Но! Основным критерием работы театров является реакция ЗРИТЕЛЯ. А на постановках главного режиссера театра Алексея Ларичева зал заполняется максимально – это факт, от которого не уйдешь. Порой билеты разлетаются, будто горячие пирожки, на месяц вперед. Что за сыр-бор? А это не секрет Полишинеля. Абсолютно все , кто хоть как-то знаком с театральной жизнью нашего драмтеатра, в курсе, что обстановка в коллективе, мягко говоря, бурлящая. Ни в коей мере не проводя аналогии, следует однако подчеркнуть, что сапожник должен заниматься вопросами, связанными с обувью, а пирожник – с кулинарией. Однако как-то вот так сложилось, что в краснодарском театре Драмы полномочия между директором театра Татьяной Германовной Кривошеевой и главным режиссером театра Алексеем Ивановичем Ларичевым не разграничены – вероятно, это – упущение Департамента культуры Краснодарского края, а именно с Департаментом главреж театра заключал контракт на деятельность. В итоге мы имеем конфликтную ситуацию, когда творческий процесс стопорится, с середины апреля по настоящее время в театре нет репетиций нового спектакля на закрытие 90-го юбилейного сезона, планы на окончание сезона и на следующий сезон труппе не сообщали. Коль в редакцию нашей газеты обратился именно артист театра, мы и озвучим то, что он нам предоставил. У нас в редакции - ксерокопии протоколов художественного совета театра. Из семи последних заседаний на два директор не явилась, с трех ушла. Но в правах и обязанностях членов художественного совета, заместителем председателя которого является Татьяна Германовна, черным по белому написано: "Участие членов художественного совета в его заседаниях является обязательным". На сбор труппы, который состоялся 5.03.2010г. (присутствовали 41 человек) директор театра драмы Т.Г. Кривошеева не явилась, хотя вторым пунктом повестки дня она шла докладчиком ("Творческие планы и репертуарная политика театра на 2010 год". Первым пунктом выступал главный режиссер театра А.И. Ларичев. Его доклад – "Анализ двух прошедших театральных сезонов". А вот еще один пункт повестки дня – "Голосование членов труппы о необходимости приглашения руководителя Департамента культуры Краснодарского края Н.Г.Пугачевой на сбор труппы театра ДЛЯ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ДОЛЖНОСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ МЕЖДУ ДИРЕКТОРОМ ТЕАТРА И ГЛАВНЫМ РЕЖИССЕРОМ". В тот раз на сборе труппы Ларичев сказал следующее: "Я профессиональный режиссер, я много лет руководил театрами, и впервые попал в такую ситуацию, где мой профессиональный вкус, мой выбор репертуара я должен подстраивать под психологию одного человека". И еще: денежные надбавки творческому составу распределяет только директор. Последнее время она также решает о выплате премий творческому составу за гастроли, за выпуск нового спектакля. Всегда это делает творческий руководитель – главный режиссер. Когда скончался народный артист Олег Янковский, главный режиссер и артисты предложили директору отправить телеграмму – соболезнование. Она ответила – отправляйте только за свой счет, я тратиться не буду. На предложение А. Ларичева пригласить на постановку народного артиста России, оскароносца Владимира Меньшова директором было сказано, чтобы Алексей Иванович подготовил справку о заслугах Меньшова, потому что она не знает, стоит ли его приглашать. (Владимир Валентинович Меньшов – российский актер и кинорежиссер, народный артист России (1989). Снялся в фильмах: "Человек на своем месте" (1973), "Последняя встреча"(1974). "Собственное мнение" (1977) и другие, Поставил фильмы: "Розыгрыш"(1977), "Москва слезам не верит" (1980, государственная премия СССР, "Оскар" за лучший иноязычный фильм), "Любовь и голуби"(1984), "Ширли-мырли"(1995), "Зависть богов", "Большой вальс" (2005). С приходом Татьяны Германовны из театра стали уходить ценные работники – за пять лет сменились около 10 заместителей, уволился в полном составе (!) администраторский цех, в котором теперь работники не задерживаются. Уволился в полном составе (!) бутафорский цех. Директор уволила трех артистов – пенсионеров, сказав, что надо оптимизировать штат работников, при этом в театре работает около 12 бухгалтеров, за все время работы директора сменились 4 главных бухгалтера. За полтора года сменилось три завлита. Нынешний директор театра Драмы работала в школе, пять лет назад в Краснодарском академическом театре драмы заняла должность замдиректора по хозяйственной части. И уже через два месяца директор театра, заслуженный работник культуры РФ Ю.В. Фастовщук подал заявление об уходе, и на его место была назначена Татьяна Германовна. Сегодняшний главный режиссер Краснодарского академического театра драмы приехал к нам из Тюмени, где в Тюменском драматическом театре занимал должность художественного руководителя. До того, как возглавить творческую часть краснодарского коллектива, Алексей Ларичев уже ставит у нас два спектакля. И успешно. Когда А. И. Ларичеву было решено присвоить высокое звание заслуженного деятеля искусств России, данную кандидатуру поддержали Тюменская государственная академия культуры и искусств, Тюменский драматический театр, Тюменское отделение СТД РФ, Министерство культуры республики Татарстан, Казанский академический русский Большой драматический театр им. В.И. Качалова, ОГУК Томский областной ордена Трудового Красного Знамени театр драмы, государственный академический русский драматический театр республики Башкортостан и мы, кубанцы. Вот отрывок из рекомендации на главного режиссера Краснодарского академического театра драмы Алексея Ивановича Ларичева на имя министра культуры РФ А.А. Авдеева : …Личные качества А.И. Ларичева располагают к работе с ним и рождают доверие, он начал завоевывать авторитет у краснодарских коллег как человек, стоящий на позициях защиты художественных интересов театра и понимающий индивидуальные творческие проблемы его сотрудников. ГУ Краснодарский академический театр драмы им. М. Горького считает целесообразным поддержать инициативу Тюменского правительства и Уральского Федерального округа о присвоении Алексею Ивановичу Ларичеву почетного звания "Заслуженный деятель искусств России". Т.Г.Кривошеева. Ни много, ни мало. Прошло совсем немного времени, и ситуация в корне изменилась. Вот отрывок из последнего интервью директора театра: «…Единственное, пылинки с него не сдували. Правда, уже тогда поражали снобизм и высокомерие. Нередко от Алексея Ивановича в адрес театра и края можно было услышать, как достал его наш «колхоз»…» Режиссерские работы А.Ларичева за два года его работы в Краснодарской драме отмечены самыми высокими оценками на различных фестивалях: "лучший спектакль", "лучшая режиссура", "лучшая сценография и костюмы", "лучшие спектакли для детей и юношества", "лучшее музыкальное оформление". Народный артист России Анатолий Горгуль за роль Кузовкина в спектакле «Нахлебник» (режиссер А. Ларичев) получил премию им. М.А. Куликовского, а также диплом лауреата Всероссийского фестиваля им. Н.Х. Рыбакова в Тамбове. Заслуженный артист России Александр Катунов за роль Иванова в этом же спектакле получил диплом фестиваля «За лучшую роль второго плана», молодой артист театра Александр Тихонов был отмечен специальным призом Союза Театральных Деятелей РФ в номинации «Лучший молодой актер» за роль Люсьена в спектакле «NON DOLET» (реж. А. Ларичев), на губернаторском балу в январе 2010 года самые одаренные дети Кубани собрались именно в Краснодарском театре драмы и им была показана сказка «Веселый Роджер» (реж. А. Ларичев) и т.д. Алексей Иванович Ларичев сейчас находится в вынужденном отпуске с последующим увольнением, и театр вновь остался без главного режиссера. И еще: в редакции находятся ксерокопии двух писем. Вот они: (1-е) Руководителю департамента культуры Краснодарского края Пугачевой Н.Г. Уважаемая Наталья Георгиевна! Художественный совет Краснодарского академического театра драмы обращается к вам с просьбой о встрече для уточнения разграничений должностных полномочий между директором и главным режиссером театра. С уважением, члены художественного совета (9 подписей). 22.09 2009. Исходя из этого письма, можно понять, что конфликтная ситуация в театре назрела уже давно, если в сентябре прошлого года художественный совет театра забеспокоился и направил в Департамент культуры это письмо. Спешу сообщить, что ответа на него не последовало. Ровно через полгода после первого письма было составлено еще одно, только теперь от большинства членов труппы, ведущих мастеров сцены, заслуженных и народных артистов. Вот оно: (2-е) Руководителю департамента культуры Краснодарского края Н.Г. Пугачевой. Уважаемая Наталья Георгиевна! Творческий коллектив Краснодарского академического театра драмы убедительно просит Вас найти возможность встречи с труппой театра для обсуждения необходимости разграничения должностных полномочий между директором и главным режиссером театра. С уважением, творческий коллектив академического драмы. 31 подпись. 24 марта 2010. 1 июня 2010 года в Краснодарском театре драмы состоялся сбор труппы, на который наконец-то смогла прийти начальник Департамента культуры Н.Г. Пугачева. Она сообщила творческому составу, что принято решение передать ВСЕ полномочия – и творческие и финансовые, не разграничивая их – единственному человеку, директору театра Т.Г. Кривошеевой. Все артисты и творческие работники будут заключать контракты только с директором, выбор пьес, режиссеров и постановочной группы, утверждение распределения ролей – все это теперь будет делать человек, пять лет назад случайно оказавшийся в театральных стенах и не сильно понимающий творческую специфику организации которой руководит. Директор настолько далека от понятия «театр», от театральных традиций, что на фразу артиста «Театр-это мой дом», ответила – «Откройте паспорт и посмотрите прописку – вот там ваш дом!» Что тут еще сказать… Практически во всех письмах, написанных артистами театра в различные инстанции, во всех протоколах заседаний художественного совета и сбора труппы звучит призыв о необходимости вмешательства в ситуацию. Со стороны газеты "Московский комсомолец" на Кубани" этот призыв звучит еще раз. Наша газета ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННО не освещала глубинно творческо-театральную деятельность театра драмы. Пускай это делает уважаемый Зритель (кому с билетиком повезет). И. ОЛЬХОВСКИЙ P.S. Когда верстался номер: 27 мая в театр был не допущен главный режиссер А. Ларичев, а с его кабинета снята соответствующая табличка (А. Ларичев официально продолжает занимать должность главного режиссера до 3 августа 2010 года). Отменена театральная гостиная — традиционная встреча со зрителями, по абсурдной причине «В связи с производственной необходимостью». Зрители с нетерпением ждут таких встреч со зрителем, были раскуплены все билеты и на эту театральную гостиную, но в силу непонятных ни для кого причин, директор запретила такого рода общение. Многие артисты театра, чувствуя ответственность перед зрителем, вышли и провели творческую встречу. Теперь к ним применяются различные меры наказания. Процесс идет!
avatar
soboltr55 07 июл 2010, 14:25
Конфликт внутри театра драмы выходит за рамки приличий. При желании разумный компромисс между конфликтующими сторонами может и должен быть найден. Однако чиновники от культуры, похоже, сознательно разжигают страсти. Ровно пять лет назад в Краснодарский академический театр драмы на освободившуюся вакансию замдиректора по хозяйственной части была принята Татьяна Кривошеева. Вскоре директор театра, заслуженный работник культуры РФ Фастовщук Ю. В. неожиданно для всех подал заявление об уходе, а на его же место назначили ту же самую Кривошееву. На мой вопрос: «Какова программа руководства театром?» - новоиспеченный директор ответила ожидаемо: «Если бы я знала, что вы будете задавать мне такие вопросы, я бы не дала вам слова». Это не удивительно, ведь бывшая учительница из Выселок бывала до сих пор в театре со своими учениками только как преподаватель и зритель. Стиль нового руководства коллектив почувствовал сразу. Уволился тогдашний кандидат на должность главного режиссера Гришко В. В., несмотря на то, что с ним уже был заключен контракт сроком на пять лет. Как исполняющий обязанности главного режиссера Кривошеева стала самостоятельно определять репертуар театра, приглашать на разовые постановки режиссеров из других театров, принимать на работу артистов и самое главное – за ней закреплялось право первой подписи. До недавнего времени этим правом пользовался художественный руководитель театра, скончавшийся после тяжелой болезни. Одним словом, театр вступил в новую фазу своей творческой жизни. Ставились спектакли с приглашенными режиссерами. Но поиск претендента на должность главного режиссера все же велся. И вскоре главреж нашелся. Зураб Нанобашвили по приглашению департамента культуры администрации Краснодарского края приехал в наш город, поставил на большой сцене «Доходное место», затем на малой сцене «Дом Бернарды Альбы». Обе работы очень убедительные, и казалось, что театр ждет с ним стабильное будущее. Но внезапно режиссер уехал, даже не попрощавшись с труппой. Мотивы его ухода мы не знаем, но думаю, что это свое трудное решение он принял не без участия департамента культуры. Именно в этот тяжелый для театра период появился Алексей Ларичев. Ранее по приглашению бывшего директора театра Фоставщука он приезжал к нам на разовую постановку и сделал спектакль «Чума на оба ваши дома», который с успехом идет на нашей сцене вот уже семь лет. С Ларичевым ведут переговоры, и он соглашается приехать на еще одну пробную постановку - спектакль «Non dolet». Спектакль оказался весьма удачным, и Ларичеву было предложено департаментом культуры перебраться из холодной Тюмени в жаркий Краснодар и стать главным режиссером нашего театра. Переехав в наш город, Ларичев первой своей постановкой на большой сцене решает сделать бенефисный спектакль «Нахлебник» к юбилею народного артиста России Горгуля А. С. А к открытию малой сцены он готовит спектакль «Яблочный вор». Главный режиссер приступает к застольным репетициям, параллельно занимается набором курса, но приходит лето и театр уходит в отпуск. За время отпуска в театре должны были заново перекрыть планшет большой сцены с тем чтобы, выйдя из отпуска, артисты могли параллельно репетировать и на малой и на большой сцене и открыть сезон с небольшим отрывом двумя спектаклями. Но ремонт сцены, по не зависящим от Ларичева причинам, затягивался на неопределенное время. Пришлось выпускать «Нахлебник» в рекордно короткие сроки. После двух премьер журналисты укололи режиссера тем, что он раньше уже ставил эти спектакли и что подобные переносы нашему театру не нужны. Позволю себе заметить, что режиссер, как и автор своих спектаклей, имеет право на повторные их постановки в других театрах страны, это не возбраняется. Практика, когда режиссер, приступая к работе в другом театре, начинает с проверенных, удачных постановок, широко распространена, и не только в России. Не вижу ничего плохого в том, что в нашем театре, помимо ларичевских, были и есть такие спектакли-переносы, как: «Игроки», «Дом Бернарды Альбы», «№ 13», «Ночной таксист», «Ревизор», «Полет над гнездом кукушки» и другие. Какие-то из них особенно удачны, а какие-то, как говорится, еще и кормят театр. Что же касаемо новых постановок Ларичева в нашем театре, то тут у режиссера с департаментом культуры края обнаруживается какая-то надуманная несовместимость. «Безымянная Звезда» - опоздали с торгами. «Маскарад» - объяснили отказ в постановке тем, что в театре нет фрачного героя. «Марьино поле» - постановка замышлялась ко Дню Победы. Чиновники от культуры казали: «Слабая, плохая пьеса с гробами, такой не место на сцене нашего театра». Эта пьеса о женщинах, в тылу ждущих своих мужей с фронта, идет во многих странах мира. «На дне» Горького задумывался как премьера, завершающая юбилейный 90й сезон театра, носящего имя Горького. Ответ простой: «Не будет этого спектакля». - Почему? - Не будет, и все тут. А когда стало ясно, что к юбилею Победы театр не сделает спектакль, Ларичев предложил актерам создать игровую композицию, основанную на письмах с фронта и реальных событиях происходящих во время войны в Краснодарском крае. Времени для этой работы было достаточно, более двух месяцев. Но директор Кривошеева сказала на заседании худсовета: «Будет ставиться пьеса о войне «Отпуск по ранению» режиссера Рогульченко.» На вопрос «Вы пьесу эту сами читали?» - директор ответила «нет». А когда стало ясно, что Рогульченко и не собирался ставить эту пьесу, возвращаться к работе над нашим проектом уже не было смысла, времени оставалось слишком мало, меньше месяца. В результате театр к двум юбилеям пришел с пустыми руками, что очень горько для нас, творческого состава театра, но, похоже, на руку тем, кто упорно пытается доказать несостоятельность Ларичева как главного режиссера. Дело в том, что и главный режиссер, и директор театра имеют совершенно одинаковые должностные обязанности, прописанные в их контрактах, заключенных с департаментом культуры. Но, на вполне законных основаниях, творческой кухней заниматься должен главный режиссер, а административной - директор театра. А директор нашего театра Татьяна Кривошеева упорно пытается подменить собой главного режиссера театра. Без согласования с ним она пригласила молодого режиссера из Петербурга на постановку сказки «Алиса в Стране Чудес». Был устроен техсовет, на котором выяснилась полная творческая несостоятельность как самого молодого режиссера, так и художника-постановщика, привезенного им. В результате появилась очередная дыра в предновогоднем репертуаре. Ларичеву пришлось в срочным порядке к Новому году готовить сказку «Наша Чуккокала». В конце предыдущего сезона Ларичев готовился к постановке сказки «Веселый Роджер». Следуя процедуре, он представил директору театра распределение ролей на актеров занятых в спектакле. Познакомившись с ним, Кривошеева вычеркнула из списка несколько фамилий, обозначенных режиссером, и написала рядом другие. Кривошеева любит во всеуслышание объявлять: «Я главная в театре!» В результате этих, казалось бы, несущественных, на взгляд непосвященных, мелочей в коллективе театра сегодня сложилась нездоровая обстановка. Творческий состав театра официальным письмом пригласил руководителя департамента культуры Пугачеву Н. Г. придти на собрание коллектива, чтобы обсудить создавшуюся ситуацию и перераспределить полномочия директора и главного режиссера, но она на собрание не пришла. Всего, по штатному расписанию, в нашем театре работает 190 человек. Из них 60 - художественного состава, 44 человека – представители цехов непосредственно связанных с процессом сотворения спектаклей, остальные 86 – сотрудники прочих структур театра, куда входят и бухгалтерия, и касса, и уборщицы, и работники по зданию, и инженеры, и сантехники, и охрана, и пожарные, словом, все остальные. Деньги, выделяемые из краевого бюджета на содержание театра – это и зарплата, и так называемые постановочные, т. е. суммы, направленные на создание спектаклей, содержание здания, отпускаются под основной вид деятельности, т.е. под творческий процесс. И никак иначе! На примере зимних Олимпийских игр в Ванкувере все увидели, к чему привела перебалансировка отношений между чиновниками и спортсменами, когда все было перевернуто с ног на голову, когда выстроилась обратная вертикаль: не чиновник работает на развитие спорта, а спорт работает на развитие чиновника. Из краевого бюджета, тех самых постановочных денег, причем, заметьте, в юбилейный для театра год, было отпущено 4,6 млн. рублей. По скромным подсчетам, этой суммы хватит на 3-4 постановки на малой сцене, но никак не на большой. Основная же сцена в театре – большая, она требует гораздо больших затрат. Она же собирает гораздо большую аудиторию, чем малая сцена, и именно она позволяет вести активный возврат денег в бюджет края. Краснодарский академический театр должен и может выпускать 5-7 новых спектаклей – 1-2 на малой сцене, остальные на большой. Но где брать деньги на такое количество постановок? По уставу нашему театру разрешено сдавать в аренду большую и малую сцены под разные мероприятия и спектакли заезжих гастролеров. Со слов самой Кривошеевой Т. Г., с одной сделки по аренде большой сцены театр имеет 250 000 рублей. И таких сделок в месяц у нас бывает 3-5, стало быть, в среднем театр получает, вдобавок к бюджетным деньгам, еще 1 млн. рублей в месяц. Но из этих сумм, оказывается, директор не может выделить деньги на ремонт занавеса и замену четырех сгоревших вентиляторов, и в результате мы целых две недели играли спектакли без занавеса. После большого успеха в г. Сочи директор театра сказала нам: «Не спешите радоваться. Скоро я вывешу на общее обозрение таблицу расходов по гастролям, и вы увидите, что мы потеряли из-за них». Но лично меня из всей этой таблицы поразили две графы. Это графа расходов на содержание на гастролях приехавшей туда части труппы и обслуживающего персонала – 171 000 рублей, включая бонусы актерам, и графа вторая: сумма вознаграждения распространителям билетов - 210 000 рублей. Чувствуете, какая разница в оценке труда тех и других. Мало того, эта сумма в 210 000, в конечно итоге, тоже приходится на статью расходов. Да еще нам указали на упущенную выгоду, в связи с тем, что мы не играли спектакли на стационаре, и равна она 260 000 рублей. Итого из-за гастролей театр потерял аж 360 000 рублей. Возникает вопрос: а где же доходы, полученные от коммерческой деятельности, запросто способные перекрыть этот расход? Зачем вообще нужна театру такая коммерческая деятельность, какой от нее толк? Кто должен распоряжаться финансами в театре? Поскольку деньги из казны отпускаются именно под творческую часть театра, то и право первой подписи должен иметь главный представитель творческого процесса – художественный руководитель театра. Но после нашего предложения со стороны сановного руководства начались недовольства деятельностью главного режиссера театра – Ларичева. Можно предположить, что из нашего театра хотят сделать арендное предприятие. Основную деятельность творческого коллектива перенести с большой сцены на малую, с разрешением иногда играть на большой, чтобы мы могли доигрывать там старые спектакли. А для того, чтобы мы были самоокупаемы (а малая сцена не позволит нам этого, всего 150 мест), загнать нас в жесткий гастрольный режим по городам и станицам края. И тогда для создания новых спектаклей у нас просто не будет времени. А поскольку мы не сможем выпускать новые спектакли, что для академического театра недопустимо, то мы вскоре превратимся в театр, неспособный окупить себя. И тогда театр придется закрыть. И тогда уже можно будет сдавать в аренду уже обе сцены для демонстрации модных шуб и проведения конкурсов красоты. Наша ситуация очень напоминает то, что чуть не произошло с нижегородским ТЮЗом, - тихушный рейдерский захват здания. Но актеры там объявили голодовку. Узнав об этом, поднялась общественность, и театр спасли . Как-то, на одной из театральных гостиных, которые стали у нас традиционными, кто-то спросил меня: «Скажите, вы революционер?» Я ответил: «Нет. Революция означает кровь, а я не приемлю таких методов, когда для достижения самых высоких, чистых целей льется людская кровь. Я, скорее, правозащитник, всегда был им и остаюсь им поныне». И сейчас этой статьей я пытаюсь отстоять право жителей Краснодарского края на достойный репертуарный театр. Станислав САЛЬНИКОВ
avatar
soboltr55 07 июл 2010, 14:33
ЗАЧЕМ ГЕРАСИМ УТОПИЛ МУМУ? (К окончанию 90-го сезона Краснодарского Академического театра драмы) Закончился юбилейный 90-й сезон в Краснодарском краевом Академическом театре драмы. В заключение сезона все актеры предстали перед пришедшими на закрытие сезона зрителями, приняли их поздравления и попрощались с ними. Многие – навсегда… То, что происходило в театре драмы в течение всего сезона, нуждается в анализе и трезвой оценке. Сезон проходил под знаком конфликта между двумя руководителями театра – директором Татьяной Германовной Кривошеевой и главным режиссером Алексеем Ивановичем Ларичевым. По известной пословице, когда господа дерутся, у холопов чубы трещат. Чубы исправно трещали весь сезон и продолжают трещать до сих пор. Чтобы лучше разобраться в существе дела, необходимо сделать хотя бы маленький экскурс в недалекое прошлое театра и его руководства. Пять лет назад при загадочных обстоятельствах был уволен из театра Юрий Фастовщук – директор с большим стажем, зарекомендовавший себя как добросовестный работник, глубоко познавший все тонкости театрального дела. О нем, помнится, тепло отзывались еще мои родители, которым посчастливилось в давние годы работать с ним в одном из провинциальных театров. По их словам, это был один из лучших директоров за десятки лет их актерской карьеры. Добром поминают его и те актеры краснодарской драмы, которые застали его. О причинах его ухода точных сведений найти пока не удалось, хотя известно, что заместителем его в последний год его работы была Татьяна Германовна Кривошеева, сменившая его впоследствии на директорском посту. Учительница из Выселок и, как мне недавно стало известно, одноклассница губернатора края Александра Ткачева. Перед открытием 86-го театрального сезона Татьяна Германовна сказала в интервью одной из газет: «… уверяю вас, что я буду заниматься только тем, что входит в обязанности директора, то есть координировать работу всех служб, и менеджментом, то есть заботиться о коммерческой стороне дела». Странное, однако, у нее оказалось понимание менеджмента: за время ее правления в театре сменились десятки администраторов различных рангов, каждый год меняются ее заместители. При мне вынудили уволиться заместителя директора по организации зрителя Владимира Ивановича Агибалова. Он пробыл на своем посту совсем недолго – всего несколько месяцев, но за это время успел вместе с А.И. Ларичевым положить начало созданию Клуба друзей театра, был полон свежих идей и открыт к конструктивному диалогу. Среди предъявленных к нему претензий были, кажется, даже большие очереди в женский туалет в антракте (а ведь эти очереди – косвенное свидетельство хороших результатов его работы: кто станет обижаться на возросший поток зрителей?). Поток зрителей вообще возрос, по моим наблюдениям, с тех пор, как главным режиссером стал в театре Алексей Иванович Ларичев. Можно сколько угодно предъявлять претензии к действительным или мнимым его неудачам, но зритель о них ничего не знает и упорно ходит на его спектакли, плачет на них, смеется, аплодирует, дарит цветы любимым актерам… Конфликт между двумя руководителями театра долго замалчивался, пока, наконец, молчать стало невмоготу: обстановка в театре настолько накалилась, что стало трудно дышать. Всех тяготила атмосфера стукачества и постоянного страха (совсем как в последней ларичевской премьере – «Лавине»!) Театр, как известно – место, где люди (имеются в виду актеры) хотят работать. Не просто получать зарплату, а быть побольше занятыми в репертуаре. Соответственно, и отношение к режиссерам у актеров определяется тем, насколько он занимает их. Дает хорошие роли – хороший режиссер, дает роли поскромней или вовсе не дает – плохой. В спектаклях Алексея Ларичева чаще всего бывали заняты Анатолий Горгуль, Станислав Сальников, Александр Тихонов, Константин Петрушин, Евгений Женихов, Мария Грачева, Наталья Арсентьева, Тамара Родькина, Александр Семикопенко и другие. Их дарование ярко раскрылось в поставленных Ларичевым на краснодарской сцене спектаклях "Чума на оба ваши дома", "Нахлебник", "Яблочный вор", "Продавец дождя", "NON DOLET", "Лавина", "Наша Чукоккала", "Веселый Роджер", "Волшебная лампа Аладдина". Остальных он просто не успел за два года «охватить» своим вниманием, хотя честно пытался это сделать. Еще в прошлом сезоне Алексей Иванович сетовал, что в осуществлении его творческих замыслов происходит какая-то пробуксовка. Как выяснилось позже, пробуксовка эта напрямую связана с деятельностью (или бездеятельностью) директора театра. - С первых дней моей работы я был поставлен в экстремальные условия выпуска спектаклей, - говорит Алексей Иванович, - в авральном режиме выпускались и «Нахлебник», и «Яблочный вор», и все остальные. Помнится, в интервью в конце прошлого сезона он признавался мне, что предлагал к постановке 35 названий – и все были отвергнуты. Сегодня Алексей Иванович говорит о том, что вел переговоры с известными режиссерами из Москвы Владимиром Гурфинкелем и Владимиром Меньшовым. Они были готовы приехать на постановку спектаклей в Краснодар, но переговоры так ничем и не окончились, поскольку Т.Кривошеева не нашла возможным оплачивать эти проекты. При этом она просила составить для нее справку о том, кто такой Меньшов и какие имеет заслуги. Видя такую некомпетентность директора, главный режиссер резонно рассудил, что в этой ситуации самый безболезненный путь – перенос собственных постановок из других театров, где они имели успех. Позднее именно эта практика была вменена ему в вину, хотя в данном случае она была не только оправдана, но и вынуждена. Бесконечными проволочками сопровождались все финансовые и организационные дела. Как будто кто-то специально совал главному режиссеру палки в колеса, создавая то, что сегодня иногда называют «искусственным офсайдом». Наэлектризованная атмосфера должна была когда-то взорваться. Первым не выдержал заслуженный артист России Станислав Сальников. Он опубликовал в «Новой газете Кубани» статью с выражением своей тревоги, боли за родной театр, с изложением своего понимания того, что в нем творится. Эта публикация вызвала настоящий сход лавины: последовало издевательское по форме и во многом клеветническое по содержанию интервью Т.Кривошеевой в «АиФ на Кубани», в котором Ларичев обвинялся в развале театра, в создании в нем «раздрая». Удобная позиция, нечего сказать: сначала человеку создают невыносимые условия, а потом обвиняют его в том, что он не справился с работой. Подготовил это интервью Александр Геннадьев – журналист, хорошо известный всему театральному миру Краснодара своей безапелляционностью и беспардонностью. В это время в дебрях интернета шли партизанские бои местного значения: актеры (или кто-то еще) увлеченно и беззастенчиво шельмовали друг друга, оскорбляя не только коллег, но и членов их семей. Нападавшая сторона не пожелала назвать себя, а среди защищающихся оказались Сальников, Тихонов, Женихов. Последние, впрочем, никого не оскорбляли и призывали всех к порядочности, но, кажется, втуне. Кто же сии злопыхатели? Стоит ли разбираться? Чего они добились своими нападками? Создали впечатление, что коллектив в театре нездоровый и нуждается в чистке. Алексей Иванович Ларичев утверждает обратное: - Внутри театра нормальные, здоровые творческие силы. Самое главное отличие от многих других трупп – здесь умеют и хотят работать. Вся ерунда творится извне. Почему созданы такие условия существования Академического театра? Финансирование нормальное. А вот за счет контроля извне создается жуткий дисбаланс сил, желаний, раскрытия талантов, возможностей… Алексей Иванович убежден: в создавшейся ситуации виновата не только и даже не столько Татьяна Германовна. За ее спиной стоят те, кому на руку развал театра, и они пользуются ее недальновидностью, по-женски эмоциональными реакциями. Кто-то очень четко знает, что и для чего делается. В конце своего интервью опальный главреж сказал мне: - Самое главное, чего я боюсь после моего ухода: начнется «отстрел», начнется травля тех людей, которые меня в той или иной степени поддерживали. Вот этого на самом деле я очень боюсь. Так и случилось: когда коллектив театра дождался наконец пришествия на свое собрание представителей департамента культуры, вместо объективного разбора ситуации, вместо помощи он (коллектив) получил очередные руководящие указания, согласно коим вся власть бесповоротно закреплялась за директрисой. Более того, ей предоставлялся карт-бланш не только в финансовых вопросах (причем она освобождена даже от традиционных отчислений в бюджет!), но и в творческих, в которых она (по ее собственному признанию трехлетней давности) мало что смыслит, будучи по образованию педагогом. Что, впрочем, неудивительно в стране, не так давно провозглашавшей право любой кухарки на управление государством. Особенно если эта кухарка – всего лишь петрушка, двигающийся поверх ширмы в умелых руках кукловода. На собрании всем, кто пытался возражать, откровенно затыкали рот. Только Евгений Женихов (златоуст среди наших актеров!) умудрился высказать то, что думало, наверно, большинство присутствующих. Остальные постарались скрыть свои подлинные чувства и мысли, а некоторые даже, как я слышала, постарались угодить господам, выразив им поддержку и резко осудив своих товарищей. «Отстрел» продолжился объявлением выговоров всем неугодным (нетрудно догадаться кому). А еще раньше Александру Семикопенко – одному из любимейших моих актеров – было предложено поискать себе другое место работы в связи с тем, что он… часто болеет! С какими же обретениями и потерями пришел театр к концу своего юбилейного сезона? Обретения: пять премьер, имевших несомненный кассовый успех, шесть «Театральных гостиных», ставших доброй традицией. Последняя, однако, была отменена директором, но состоялась стихийно, когда актеры вышли из театра и пообщались со зрителями на его ступеньках (за что, кажется, Сальников был обвинен в организации несанкционированного митинга). Клуб друзей театра, развалившийся в период своего становления, в частности, в связи с увольнением Владимира Агибалова, а позднее – Кристины Тихоновой (последней было откровенно инкриминировано ее хорошее отношение к Ларичеву). Потери: из театра вынужден был уволиться главный режиссер, поставивший целый ряд прекрасных спектаклей, а вслед за ним – два хороших актера, привезенных им из Тюмени – Марина Слепнева и Леван Допуа. По существующим правилам, были расторгнуты договоры со всей труппой, причем Сальников, Женихов и Тихонов были уведомлены о том, что руководство театра не намерено перезаключать с ними договоры на новый сезон. Иных причин для увольнения этих актеров, кроме преследования за честное высказывание своего мнения в прессе и на собраниях, я не вижу. Конечно, мне могут возразить: если посмотреть на ситуацию с другой стороны, эти люди просто мутят воду, мешают нормальной работе коллектива… Ну если атмосфера доносительства и «чего изволите» - это нормально, то я, конечно, неправа. Каковы же цели мафии, тихой сапой захватившей власть в театре? О них мне, как говорится, «на чистом голубом глазу» рассказала девочка – вчерашняя школьница, с которой я разговорилась в маршрутке. Девочка собирается поступать в театральный вуз и вращается в среде таких же, как она, абитуриентов. Она мне сообщила о том, что драму расформировывают. Я поинтересовалась, откуда такие сведения. - Так это же пол-Краснодара знает, - ответила девочка, - в этом здании будет салон красоты и торгово-развлекательный центр. Я не знаю источников этой информации и не ручаюсь за точность сведений, но они удивительным образом совпадают с той оценкой ситуации, которую несколько раньше дал в своем интервью Алексей Иванович Ларичев: - Осенью 2010 года театр будет переходить на систему ГАНУ (государственное автономное некоммерческое учреждение). При этой системе театр вынужден будет зарабатывать деньги. А если он с этим не справляется, то объявляется банкротом. А дальше – аукцион… Ну как же, такое большое здание в центре города… Об этой же опасности говорилось и в статье Сальникова, на что последовали возмущенные крики со стороны департамента культуры, что это не так. Однако факты говорят совсем о другом: господа, что вы собираетесь показывать в театре без таких артистов как Сальников, Тихонов, Женихов, на чьих плечах держится большая часть репертуара, «на которых», по моим наблюдениям, ходит масса зрителей? Высеченную часть тела унтерофицерской вдовы? Надеетесь «выехать» на оставшихся (среди которых, не спорю, есть и великолепные актеры) или набрать новых – «числом поболее, ценою подешевле»? И кто будет ставить новые спектакли? Какой-нибудь Герасим, согласный утопить любимую собачку в угоду барыне? А в театре, где люди преследуются за честность и порядочность, другого быть не может. И это уже, извините, не академический театр, а крепостной театрик образца позапрошлого века. С той только разницей, что там всё-таки больше берегли и пестовали таланты, а не разбрасывались ими. Это скорее театр Карабаса-Барабаса, где царит произвол и плеточная дисциплина, где есть место только марионеткам, каковыми и соглашаются стать те, кто сегодня прогнулся под начальство. Итак, основная потеря – это потеря самого Краснодарского Академического театра драмы. Его может оживить только постановка всей ситуации с головы на ноги. А именно: в учреждении культуры право первой подписи и карт-бланш в решении творческих вопросов должны быть у творческого, а не финансового работника. Должно быть уважительное отношение к творцу (режиссеру, актеру, художнику) и свобода творчества – хотя бы относительная (ограниченная только спецификой театра как коллективного искусства и сложного производства). При этом влияние личностного фактора в организации работы должно быть сведено к минимуму, иначе получается произвол и профанация. Из двух «проклятых вопросов интеллигенции» для меня актуальнее не «кто виноват», а «что делать». Уверена, что жертвами в этой ситуации останутся не Ларичев и иже с ним (все они талантливые люди и, конечно, найдут себе применение в других городах, других театрах). Жертвами становятся прежде всего сотни, тысячи ни в чем не повинных зрителей, которым очень горько и больно сегодня навсегда расставаться с любимыми актерами и многократно просмотренными любимыми спектаклями, а в конечном счете – и с самим Академическим театром, который, увы, тоже приносится в жертву чьим-то коммерческим (шкурным!) интересам. Хау! Я высказалась, а теперь стреляйте в меня, если хватит пороху! Марина Манртынова
avatar
lollapalyzza 26 июл 2010, 15:13
Записала в свой блокнотик: "Ведь чем хорош дилетантизм? Он обеспечивает внутреннее право даже не задавать себе вопросов, которыми мучается профессионал". Спасибо, София Ивановна, у вас не перестаешь учиться! Галя Л.
Авторизуйтесь, чтобы можно было оставлять комментарии.

Первая полоса