Люди

Майдан: что дальше?

Колумнист «Югополиса» Артем Беседин — о своих впечатлениях от Запорожской Сечи образца 2014 года.

19 янв 2014, 22:00
Артем Беседин
журналист

К

олумнист «Югополиса» Артем Беседин — о своих впечатлениях от Запорожской Сечи образца 2014 года. Киев болен. Это первое ощущение, которое появляется уже при выходе с вокзала. До этого я дважды был в украинской столице на рождественские праздники. Ярмарки, пряники, вертепы, святой Николай повсюду. Сейчас ничего этого нет. Главный город некогда Святой Руси — место с душой. И, что важно, эта душа не продана, не сдана в аренду на 99 лет, не задвинута на задний двор в связи с ремонтом. И это — второе ощущение, которое возникает, когда выходишь на Крещатик. Палатки, костры, баррикады. Жизнь. «Где ты был? — На Майдане. — А почему от тебя не пахнет костром?» Ёлка на Майдане Незалежности выглядит лучше, чем в предыдущие годы: вместо огромных светящихся логотипов шоколада Milka теперь на недособранной конструкции плакаты, воззвания, лица настоящего народа. Огромное изображение экс-премьера, ныне арестантки Юлии Тимошенко.
Майдан: что дальше?

Журналист Аркадий Бабченко очень удачно сравнил происходящее на Майдане с Запорожской Сечью: действительно, всё здесь дышит волей к свободе. Беда в том, что жизненный цикл у нынешней Сечи уже дышит на ладан.

Главный вопрос, который возникает у россиян, читающих новости про киевские бунты, — «почему наши так не смогли»? Почему оппозиция на Болотной скатилась в черт знает что и разбежалась по блогам? Этому есть несколько объяснений.

Во-первых, украинцы — это действительно отдельная нация, хотим мы этого или нет. Они всегда были самостоятельным этносом, как и белорусы, например. И последние 15 лет мы все имеем возможность наблюдать, как этнос, обжигаясь на кострах Майдана, становится политической единицей, нацией. В России политической нации нет. Сотни возможностей ковать её упускаются раз за разом.

Майдан: что дальше?

Украинская нация любит своих детей и готова страдать за них. Стало понятно, что Майдан будет долгим, после избиения «Беркутом» студентов. Пенсионеры рассказывали мне, как они не спали ночами, как возили, старые и уже не очень здоровые, тележки с едой «для молодежи». Они верят в свою молодежь. Они убеждены в том, что молодые ребята изменят страну, а не будут бездумно служить власти. «После того, как привезенные на митинг от «бандюковичевской» «Партии регионов» люди разъехались, они оставили за собой разгромленный и замусоренный парк. Студенты с Майдана пришли туда, навели порядок, покрасили скамейки», - рассказывали киевляне.

Кстати, я никогда не видел Киев таким грязным. После него Краснодар кажется каким-нибудь спокойным немецким городком, где коммунальные службы работают идеально. Судя по всему, власти разного уровня, особенно муниципальные, решили некоторым образом «забить» на свою работу: «потому что революция». Почему вы не убираете урны? Так вот, оппозиция мешает же. Почему вы не принимаете законы? Оппозиция срывает заседания Киевской Рады. Очень удобная позиция, предлагаю к вооружению российским политтехнологам.

Майдан: что дальше?

Киевская Рада сейчас выглядит просто изумительно. Около здания стоит вполне традиционная ёлочка, рядом ходят Деды Морозы, миньоны предлагают фотографироваться с ними за деньги. Тут же — пианино, на нем постоянно кто-то играет классическую музыку, джаз, украинские песни. Рядом, в десяти шагах, стоит батюшка с тяжелым крестом и вместе с двумя-тремя десятками людей хором читает псалмы. Всё это прерывается регулярным кличем и отзывом: «Слава Украине! — Героям слава!»

Внутри здания Рады разбит лагерь. Раздают газеты, принимают помощь, медикаменты, деньги, еду. Весь холл и зал заседаний увешаны плакатами и флагами. Каждый регион, район, городишко представлен в центре Киева хотя бы парочкой делегатов со своим транспарантом. Кто-то спит, кутаясь в спальные мешки. Около трибуны сидит девушка в пальтишке и поет что-то бардовское под гитару, её слушают интеллигенты разных возрастов. При этом сюда ходят на работу государственные служащие, занимаются чем-то в своих кабинетах, подписывают документы. Попытка выгнать «оккупантов» из Рады была безуспешной, на повторную никто пока не решился — опасаются очередного витка протестной активности, ведь без насилия вряд ли удастся выгнать этих людей из здания.

Майдан: что дальше?

Вторая причина, почему украинцам удается так долго не уходить с Майдана: ну, у них попросту экономическая ситуация хуже, чем в России. У них больше претензий к власти. Они менее сытые. Меньше боятся, «как бы чего не вышло». У нас не накипело. Мирный гражданский протест — ок, мы выйдем, постоим, покричим, но уйдем, нам завтра на работу, нам летом в Турцию, нам кредиты выплачивать надо.

Третья причина — Украина вполне ощутимо разделена на, по меньшей мере, три государства в государстве. Об этом так часто писали до меня, что не хочется долго на этом останавливаться. Восток занят в промышленности, и во многом даже больше (как электоральный феномен) является Уралвагонзаводом, чем российский аналог. Запад исторически, ментально, культурно тяготеет к Польше, и чуть ли не половина львовских студентов учится там, Крым живёт вообще отдельной жизнью со своими взаимоотношениями с татарами и упорной поддержкой позднесоветского уровня курортного сервиса.

Майдан: что дальше?

Что со всем этим делать — не знает, кажется, никто. Есть только вера, что будет лучше, сильная и нерушимая. Никто не хочет Януковича, и повторения Ющенко тоже не хочет. Никто уже не будет силой свергать власть, но и с Майдана не уходят. Со стороны кажется, что лучшим решением было бы сказать людям: «Ребята. Вы молодцы. Вы показали, насколько мы все мощная сила — давайте уйдем домой и встретимся на выборах». Но, кажется, некому это сказать. Потому что ни Яценюку, ни Кличко, ни другим лидерам оппозиции не удалось консолидировать вокруг себя критическую массу.

Майдан — это вообще не про лидеров оппозиции. На главную сцену, возможно, может выйти любой и спеть любые гимны. После взрывов в Волгограде там звучали слова соболезнования и звенела минута молчания. На малой сцене ежедневно проходят лекции по каким-то гуманитарным дисциплинам, показывают интеллектуальное кино, играют модные диджеи. Здесь не так много фашизоидных националистов, как это пытается показать российское ТВ. Просто у кого-то есть возможность быть здесь весь день, а кто-то приходит сюда каждый вечер. Муж, жена, ребенок. Рабочий, пенсионер, студент, служащий.

Майдан: что дальше?

Киев болен. На его лице воспалилась огромная экзотическая язва — она выглядит страшно, но интересно. Однако это симптом, реакция организма на гниль внутри, это не сама болезнь. И варианта два: или гниль будет отторгнута, или организм развалится. А может быть, короста этой язвы покроет всё тело, и из куколки вылетит бабочка, взрослая, самостоятельная и без детских претензий. Жизнь покажет.

UPD. Текст писался по свежим впечатлениям от рождественского Киева. Свежие события внесли дополнения и коррективы в мой во многом наивный взгляд, но в главной мысли я по-прежнему остаюсь уверен. Всё или развалится — мирно или через гражданскую войну, что сейчас кажется вполне возможным, либо перерастет во что-то качественно новое.

Парламент Украины принял за одно заседание пакет невероятных в своем мракобесии законов, сделав то, что Государственная Дума России вялотекуще осуществляла полтора года. В последние дни столкновения на Майдане стали яростнее — новый виток —  но это выглядит по-прежнему странно. Да, на Болотной митингующие не призывали так активно лидеров, надеясь на какие-то "горизонтальные связи" (которые в Киеве, к слову, оказались гораздо более развитыми, что не мешает людям требовать уже наконец каких-то решений). Горящий автобус, перевернутые машины — это выглядит страшно. Но поход к зданиям властных структур, в которых никого нет, драки ради того, чтобы увидеть пустые коридоры ушедшей на каникулы Рады...

Кажется, что вполне вероятен знакомый нам вариант с тотальным закручиванием гаек. Но иногда хочется, чтобы у кого-то получилось. Даже если ты не особенно веришь в идеалы и методы того, кому этого желаешь. Как в фильме с сомнительным героем - когда этот герой так похож на твоего брата.

Первая полоса

Последние новости

Люди

Доброволец

Журналист Нина Шилоносова — о том, как известный краснодарский художник основал школу народных ремесел в Мезмае.

Weekend

К отпуску готовы: гид по технике и гаджетам

Квадрокоптер, гироскутер, экшен-камера, смарт-часы, фитнес-трекер и другая техника для активного уик-энда в Сочи или выходных в горах — в совместном проекте «Югополиса» и «Ситилинка».