Развод

Моё «сафари», как и обычная смена сотрудника ППС в Краснодаре, началось с посещения улицы Просторной, 7, где базируется сам батальон. Сюда стекаются экипажи со всего города, сюда после выходных прибывают на работу патрульные, отсюда начинается охрана порядка в столице Кубани.

Первым делом полицейские получают оружие, спецсредства, пишут конспекты по правовым вопросам в комнате обучения. Далее следует развод. Передо мной на плацу выстроились десятки людей, которые каждый день и каждую ночь следят за порядком на улицах Краснодара. После проверки документов, внешнего вида, экипировки и т.д. дежурный провёл инструктаж. Под его диктовку полицейские записали перечень действующих на территории города операций, ориентировки на пропавших без вести или разыскиваемых граждан. Затем, наконец, роты отправились патрулировать улицы города. Всё это, надо заметить, сопровождалось по-своему красивым «шоу» работающих полицейских сирен и занимательной для стороннего наблюдателя рабочей суетой.

Каждая рота закреплена за своим районом. Моими проводниками в закулисье полицейской работы стали служащие пятой роты – младший лейтенант Роман и старший сержант Владислав. Их зона ответственности – территория обслуживания отдела полиции в поселке Калинино (примерно от района стадиона «Краснодар» до 21-го километра Ростовского шоссе). Стоит сразу оговориться, что пятая рота уже несколько лет подряд становится лучшей среди коллег. И очень скоро я понял почему.

Гетто, кукурузные палочки и ложные вызовы: одна ночь работы экипажа ППС в Краснодаре
Проверка документов и внешнего вида
Гетто, кукурузные палочки и ложные вызовы: одна ночь работы экипажа ППС в Краснодаре
Инструктаж

Поворот не туда

После короткого знакомства, посещения нашим водителем врача для обычного осмотра и дополнительного инструктажа в самом отделе полиции в посёлке Калинино мы выехали на маршрут патрулирования. Почти сразу поступил первый вызов – дорожный конфликт на Ростовском шоссе. Заявитель сообщил, что ехал на фуре и попал в самую классическую для Краснодара ситуацию: «зацепился» с «обочечником». Последний, как утверждал звонивший, выскочил «то ли из "четвёрки", то ли из "пятёрки"» с предметом, похожим на оружие, и начал угрожать оппоненту. Ссора, судя по всему, закончилась мирно, так как на момент получения вызова заявитель был уже где-то на базе водителей грузовиков и решил позже самостоятельно обратиться с заявлением в отдел полиции.

Стоит сразу уточнить важный момент, который, как показала моя поездка, понятен далеко не всем горожанам. Задача патрульного – приехать на вызов, предотвратить возможное преступление, собрать показания и, в случае необходимости, доставить задержанных в отдел, где ими будут заниматься участковый, оперуполномоченный или другие сотрудники, в чьи должностные обязанности входит такая работа. По ходу текста этот, казалось бы, простой момент не раз будет снова и снова напоминать о себе, ведь не все понимают, что сотрудники ППС не занимаются расследованиями.

После дорожного конфликта мы вернулись к патрулированию и какое-то время провели без новых вызовов. За это время я успел подробнее расспросить своих спутников об их работе.

На конкретный район приходится определённое количество экипажей. В случае с посёлком Калинино их было пять, так как эта территория считается достаточно криминальной. Сказываются удалённость от центра, большое количество приезжих, маргиналов и другие факторы. Каждый экипаж имеет свой маршрут патрулирования и, как правило, с коллегами пересекается редко. Это, в частности, позволяет дежурному распределять вызовы таким образом, чтобы на одну патрульную группу не приходилось разом два, три или более адресов. При таком подходе машина ППС также может не слишком отдаляться от маршрута патрулирования.

«Мы патрулируем определённый маршрут. Определённые улицы. Если дежурная часть даст нам какое-то сообщение вне нашего маршрута патрулирования, мы можем с их разрешения туда выдвинуться и покинуть маршрут. А так приезжаем на район, докладываем, что прибыли. И всё, дежурная часть начинает давать заявки», – уточнил Роман.

Самыми криминальными районами города мои собеседники навскидку назвали посёлки Российский, Краснодарский, Музыкальный микрорайон. Здесь, как показывает практика, сконцентрировано большое количество маргиналов, безработных, неоднократно ранее судимых граждан. Самыми же спокойными, по мнению моих спутников, являются старые спальные районы Краснодара.

За разговорами мы плавно повернули на улицу Тепличную и отсюда, как метко выразился Владислав, начался сюжет в духе «Поворот не туда». Напротив небольшого круглосуточного магазина стояли карета «скорой» помощи, сотрудники охранного агентства «Нева» и толпа зевак. Мои спутники отправились выяснять, в чём дело, а я решил понаблюдать за происходящим со стороны.

Из открытой машины «скорой» некто, кого я поначалу не видел, постоянно плевал кровью на асфальт и ругался с бойцами «Невы». Рядом несколько местных жителей обсуждали случившееся. Большинство из них имели вид далеко не благопристойный. За несколько минут, помимо обсуждения происшествия в магазине, я услышал истории об отсидках, местных авторитетах, делёжке зон влияния и другие, по-видимому, насущные для этого района разговоры в том же духе. Как благопристойный житель центра, с таким контингентом я ранее встречался разве что по случайности на Красноармейской, так что «такой разный Краснодар» меня поначалу несколько ошарашил, а работа полиции в этих условиях заиграла новыми красками.

По обрывкам разговоров и общей картине я узнал версию истории от лица пассажира «скорой». Он утверждал, что просто пришёл в магазин, что его совершенно неправомерно избили сотрудники группы быстрого реагирования, что он лишь жертва обстоятельств. Из всех этих жалоб я сделал собственные выводы и даже проникся жалостью к мужчине. Однако пострадавший оказался совсем не пострадавшим, а наше с ним видение ситуации – далёким от реальности.

«Мелкое хищение. Гражданин зашёл в магазин в семь вечера. Он тут на районе живёт. Зашёл, по словам продавцов, украл бутылку «Егермейстера», благополучно с ней ушёл. В районе девяти вечера вернулся обратно. Сотрудники магазина по камерам установили, что это он, попытались задержать. Он стал сопротивляться, вести себя агрессивно, неадекватно. Вызвали ГБР. Они приехали, задержал его. Мужчина продолжил вести себя неадекватно. Его отвели в уборную, отстегнули наручники, он носом об стену ударился. Гражданину диагностировали перелом носа, увезли на «скорой». У него судимостей лет, наверное, на 40. Знает, как и что делать. Дальше материал передадим участковому», – рассказал вернувшийся после сбора показаний Владислав. Он добавил, что полицию в магазине вызвать не успели. Мы просто оказались вовремя в нужном месте.

Не отъехали мы и одного перекрёстка от магазина, как увидели полицейский автомобиль, а рядом – накрытое простынёй тело. Мужчина внезапно скончался на остановке. Мой экипаж перебросился с коллегами парой слов и продолжил патрулирование.

Гетто, кукурузные палочки и ложные вызовы: одна ночь работы экипажа ППС в Краснодаре
Скорая перед магазином
Гетто, кукурузные палочки и ложные вызовы: одна ночь работы экипажа ППС в Краснодаре
Запись показаний сотрудников магазина

Ложные не ложные вызовы

В течение часа или полутора ничего интересного не происходило. Экипаж патрулировал улицы. В пути, среди пустырей и стройплощадок, полицейские остановили для проверки подозрительного прохожего с бутылкой пива. Мужчина слегка пошатывался и одиноко брёл по безлюдной местности. Однако пиво оказалось закрытым, а документы в порядке, и мы продолжили обсуждать жизнь и работу сотрудников ППС.

Гетто, кукурузные палочки и ложные вызовы: одна ночь работы экипажа ППС в Краснодаре
Проверка документов на дороге

Так я узнал, что самыми распространёнными вызовами являются, ожидаемо, бытовые конфликты и жалобы на шум соседей. Из менее ожидаемого вскрылось, что люди порой звонят в полицию с жалобами на банальный лай собак и, что казалось совсем уж диким, шум самолётов. Я, признаться, даже не думал, что такое возможно, но для моих собеседников такие вызовы – будни и рабочие моменты.

«Ты этим занимаешься, а в этот момент кого-то, может, избивают. Где-то реально помощь требуется, а мы на таких заявках», – посетовал Роман.

Своего рода подтверждением его слов послужили следующие два вызова. Один – от женщины, которая сообщила, что её родители громко стучат в дверь квартиры и ругаются, что заявительница не даёт им общаться с внуком. К нашему приезду ребёнок уже спал, и женщина открывать отказалась. Постояв у двери, мы уехали ни с чем.

Ложным вызов нельзя было оформить, так как заявительница от претензий не отказывалась. Однако, как уточнили мои собеседники, бывали случаи и хуже. Например, когда жена вызывала полицию, чтобы припугнуть мужа. При таких обстоятельствах, правда, вызов уже можно было оформить как ложный.

Почти сразу поступило и следующее сообщение – пожилая женщина жаловалась на соседку, которая якобы сначала разбросала в подъезде мусор, а затем угрожала ей ножом. На месте мы встретили заявительницу и услышали много занимательных, но, на мой вкус, сомнительных фактов об этой самой соседке. Например, она якобы гуляет голой по подъезду, принимает какие-то психотропные вещества и при этом хитро пакостит другим жильцам. Заявительница хотела, чтобы полицейские поднялись и лично проверили женщину, но подобная работа в компетенцию экипажа ППС не входит, и, собрав показания, мы вернулись обратно на маршрут патрулирования.

В разговоре мои спутники отмечали, что в каждом районе есть свои «постоянники» – завсегдатаи конфликтов, с которыми сотрудники ППС встречаются как со старыми знакомыми. Некоторые при этом, как отметил Роман, встают на путь исправления. Другие «знакомые» – бдительные пенсионерки (часто одни и те же), звонящие порой по совсем уж малозначительным поводам. На каждый вызов приходится реагировать.

«Был как-то интересный случай. На Московской один мужчина хотел свести счёты с жизнью. Сидел на пятом этаже на коробе от сплитсистемы. Спасали человека совместно с МЧС. Стояли, беседовали, отговаривали. Сотрудник МЧС с крыши спустился на верёвке, затолкнул его внутрь. Оказалось, что во рту у мужчины лезвие. Вытащили, передали бригаде психиатрической больницы, они его увезли уже лечиться», – поделился историей Владислав.

Для полноты картины следует немного описать посёлок Калинино: пустыри, мусор, разбитые дороги. Конечно, не все местные жители – маргиналы и преступники, но по одному лишь внешнему виду района сразу становится ясно, что ночью здесь лучше не гулять. Не обошлось и без специфических достопримечательностей. В какой-то момент Владислав обратил моё внимание на место, где ранее произошло резонансное убийство, известное мне из новостей – зарезали мужчину в дорожном конфликте. Я же заметил, что здесь каждый второй перекрёсток выглядит как место, где кого-то зарезали.

Гетто, кукурузные палочки и ложные вызовы: одна ночь работы экипажа ППС в Краснодаре
Патрулирование
Гетто, кукурузные палочки и ложные вызовы: одна ночь работы экипажа ППС в Краснодаре
Ожидание у деверей квартиры заявительницы

По горячим следам

Последним и, признаться, самым занятным для меня событием в эту ночь стала встреча с двумя подростками на Российской. Это произошло около 2:00, когда мы вновь находились на маршруте патрулирования. Внимательные полицейские заметили двух молодых людей с огромным пакетом каких-то красных шариков. Я увидел странную парочку, лишь когда мне указали пальцем. Мы было проехали мимо, но тут парни начали убегать в обратную сторону. В лучших традициях боевиков машина с включенной сиреной резко развернулась и началась погоня.

Погоня была короткой. «Останавливаемся, хуже будет», – проговорил Роман в громкоговоритель. Молодые люди остановились, и полицейские, выйдя из машины, попросили их предъявить документы.

Брошенный в попытке убежать мешок оказался заполнен кукурузными палочками, а подростки оказались несовершеннолетними. По словам молодых людей, мешок ими был найден на мусорке. Ребята, как это часто бывает, очень просились домой и даже предлагали показать нам ту самую помойку, но в эту ночь им предстояло встретиться с инспектором по делам несовершеннолетних.

Гетто, кукурузные палочки и ложные вызовы: одна ночь работы экипажа ППС в Краснодаре
Проверка документов у подростков
Гетто, кукурузные палочки и ложные вызовы: одна ночь работы экипажа ППС в Краснодаре
Проверка документов у подростков

По дороге к отделу ПДН за разговорами выяснилось, что наши новые знакомые для моих спутников оказались не очень-то и новыми. Оба – приезжие, на обоих родители регулярно жаловались в органы: юноши сбегали из дома, гуляли непонятно где по ночам и демонстрировали прочие прелести подросткового характера. Притом мать одного из подростков неоднократно общалась лично с Владиславом, который быстро вспомнил молодого попутчика. Один учился в колледже, второй, по собственным словам, пытался поступить, но пока безуспешно. Последний, как выяснилось, сбегал из дома с завидной регулярностью и, сюрприз, в этот раз также числился потерявшимся. Об этом мы узнали от инспектора ПДН – ориентировка пришли буквально за несколько часов до происшествия с кукурузными палочками. Так, можно сказать, экипаж ППС по горячим следам отыскал «пропавшего без вести». Одного из подростков забрали родственники, а второго мы доставили прямо к дому, где его уже ждали мать и воспитательные моменты.

После этого я попрощался с полицейскими и отправился спать. А они вернулись на улицы города и продолжили охранять порядок, в чём я им желаю успехов, а заодно поздравляю с Днём сотрудника органов внутренних дел.

Гетто, кукурузные палочки и ложные вызовы: одна ночь работы экипажа ППС в Краснодаре
Старший сержант Владислав (слева) и младший лейтенант Роман у своей патрульной машины

Читайте также

Первая полоса

Ситуация Бизнес

В Тамани зеленеют тополя

Жители станицы, волонтёры, представители компании «ОТЭКО» и администрации высадили первые 100 деревьев канадского тополя, которые станут частью зеленого пояса, защищающего населенный пункт от пыли и ветра таманской степи.
Бизнес

Некрасивых девочек не бывает: доказано «МЛЦ»

«Будь здорова, мама!» - так называлась специальная праздничная программа, которую подготовили ко Дню матери в краснодарском филиале федеральной сети медицинских центров «МЛЦ». В гости пригласили полсотни женщин разных возрастов и профессий – успешных, талантливых, умеющих совмещать активную общественную жизнь с сохранением семейного очага. Специалисты центра и приглашенные эксперты поговорили с гостьями о секретах женского долголетия и поддержания красоты.
Город Люди Ситуация

«Сидели на полу, вокруг свистели пули»: жители Цибанобалки рассказали о штурме дома ранившего трёх полицейских соседа

Анапчанин погиб при штурме дома, где забаррикадировался и отстреливался от полицейских. Три человека ранены. Дома у погибшего нашли 20 ножей, ружье и 170 патронов
Ольга Жмак
Ситуация Weekend

«Пушкинской карте» больше года. Вот пять причин, чтобы ее оформить

В сентябре прошлого года в России запустили «Пушкинскую карту». Молодежь может использовать ее для оплаты билетов на концерты, выставки, спектакли и даже в кино. О главных преимуществах карты – в материале «Югополиса»

Город Люди

Гетто, кукурузные палочки и ложные вызовы: одна ночь работы экипажа ППС в Краснодаре

В России 10 ноября празднуют День сотрудника органов внутренних дел (или по старому стилю – День милиции). До сих пор для простого обывателя детали и нюансы работы полицейских покрыты завесой тайны. Мне удалось немого узнать эту «кухню» изнутри и воочию понаблюдать за работой одного из экипажей ОБ ППСП № 1 Управления МВД России по Краснодару. Отсюда берёт своё начало история одной ночи работы наряда патрульно-постовой службы.

Город Люди

«Главный художник Краснодара»: «Я не художник»

Алексей Рыженко известен на весь Краснодар своими рисунками, большинство из которых – юмористического содержания. В своих работах художник изображает Краснодар со всеми его преимуществами и недостатками. Алексей давно заработал народные симпатии, и многие сегодня называют его главным художником города. Однако, как это часто бывает с творцами, сам Алексей не считает свой труд чем-то особенным и художником себя вовсе не называет

Ситуация Бизнес

Российские игорные зоны поделились подробностями жизни в условиях санкций

Топ-менеджеры российских игорных зон в деталях рассказали, как они приспособились к работе в условиях экономического и политического кризиса. Какие сегменты бизнеса пострадали больше всего, а какие не почувствовали на себе внешнее давление? Рассказываем подробно.