– Безусловно, очень важно, чтобы между адвокатом и подзащитным было доверие и честность. Это делает взаимодействие более эффективным и является важным условием для достижения максимально положительного результата. Полный объем информации на начальном этапе работы позволяет адвокату выверено выстроить позицию защиты и, соответственно, предоставляет больше возможностей для ее реализации. Вектор адвокатской деятельности по уголовным делам не сводиться только к работе на стороне лица, привлекаемого к уголовной ответственности, это может быть представление интересов потерпевшего – лица, которому причинен преступлением вред.

На начальном этапе работы, я, как адвокат, вижу, в каких «болевых точках» необходимо мое участие, что может дать самый значимый результат, именно в этом направлении прилагаю усилия – нет необходимости грести, как неводом, все подряд, есть возможность взвешенно определить приоритеты, расставить акценты. Чем раньше адвокат вступает в дело, тем лучше, – рассказывает адвокат Юлия Кальницкая. – Многие мои доверители, которым я помогла, разделяют и понимают мою позицию, и обращаются ко мне незамедлительно при возникновении проблемы. У меня есть доверители, с которыми мы работали в рамках уголовного дела, а в дальнейшем они обращаются по гражданским, административным и иным делам. Наиболее эффективным и идеальным вариантом является обращение к адвокату на этапе, как только возникла правовая ситуация, хотя бы за консультацией, чтобы понимать свое положение, возможные последствия и законные способы защиты своих прав. Не стоит дожидаться, когда придут с обыском, возьмут под стражу и т.п. Это правило – не исключение и по гражданско-правовым спорам. Бывает, лучшим вариантом развития событий не доводить дело до суда, а договориться «на берегу». Люди часто недооценивают необходимость такого обращения, легкомысленно полагая, что если они правы, то все само собой разрешиться в их пользу. Как только подобная ситуация возникла, вы вступаете в систему взаимоотношений, где важна каждая мелочь, о значении которой вы можете и не знать. Допущенные ошибки в дальнейшем будут работать против вас. Для уголовного дела важно даже как сформулирован вопрос следователя или дознавателя и как ваш ответ будет записан в протоколе, и здесь есть множество «подводных камней». Присутствие адвоката при этом позволит все эти моменты учесть. Я считаю очень важным участие адвоката не только при допросе подозреваемого (обвиняемого), но и при допросе человека в качестве свидетеля. Несмотря на то, что в соответствии с уголовно-процессуальным Законом показания допрашиваемого лица записываются от первого лица, по возможности дословно, и по окончанию допроса протокол прочитывается допрашиваемым либо следователем, о чем делается отметка в протоколе, в моей практике были случаи, когда следователи, допрашивая лицо в отсутствие адвоката, не излагают показания допрашиваемого как указано в Законе, излагают их по своему усмотрению. Допрашиваемое лицо, считая, что следователь все правильно записал с его слов, подписывает протокол не читая, но делая отметку в протоколе, что им протокол прочитан. И в результате в судебных заседаниях допрашиваемый дает иные показания, не подтверждая изложенное в протоколе следователем, и заявляет, что протокол он не читал, что дает основание суду сомневаться в достоверности показаний, данных в суде. Суд воспринимает это как попытку скрыть какие-либо обстоятельства. Поэтому участие адвоката при допросе лица, в том числе и как свидетеля, такие нарушения исключают.

Учить юридической грамотности надо со школьной скамьи, и как можно раньше, как только подросток способен это осознавать – к такому единодушному мнению мы с адвокатом Кальницкой пришли в ходе нашей беседы.

Являясь адвокатом, Юлия Кальницкая осуществляет активную общественную деятельность. Постоянно повышает свою юридическую грамотность. Участвует в оказании бесплатной юридической помощи в рамках акции «адвокаты-гражданам», за что отмечена грамотами и благодарственными письмами, как от частных лиц, так и от адвокатской палаты Краснодарского края с формулировкой «за неравнодушие и высокую сознательность», а также «за высокий профессионализм и безупречный труд». Формулировка «за неравнодушие» мне встретилась впервые…

Работа адвоката предполагает полную вовлеченность: все может произойти в любое время суток – ночью, в выходные, и потребуется Ваша помощь…

– Я сознательно выбрала эту профессию. Я не отключаю телефон на время отпуска, я отвечаю на звонки в любое время суток. Все регламентируется только соображениями разумности. Вряд ли стоит звонить ночью по поводу того, куда лучше обратиться для проведения экспертизы, например. Но если к вам пришли с обыском или вы попали в серьезное ДТП, я на связи.

– И часто случаются такие форс-мажоры?

– Это тоже часть профессии. Ничего исключительного в этом нет. Лично я для себя определяю такую вовлеченность как необходимое условие для выстраивания отношений с подзащитным. Иногда приходится даже функции психолога на себя брать: успокоить, придать уверенности, настроить на работу для достижения результата, либо примерить. Если, например, это гражданско-правовой спор, возникающий из семейных взаимоотношений, предостеречь, чтобы люди не совершили действий, от которых последствия будут необратимы, но на момент обращения могут так сделать под воздействием обид, эмоций, и они считают это единственно верным решением и итогом.

– А можно гарантировать результат?

– Предсказать можно. Изучив дело. Взвесив объем материала. Гарантировать результат – точно нет. Больше скажу: бегите как можно дальше от адвоката, который «100 % гарантирует» результат. Следствие, суд – это процесс состязательный. В котором участвует множество факторов. Гарантировать результат в этих условиях будет не честно и не профессионально. Адвокат может влиять на результат. В этом, собственно, и заключается его функция. Но гарантировать – точно нет.

– Юлия Александровна, есть среди Ваших клиентов такие, кто на «абонементном обслуживании» – обращаются постоянно?

– Самой системы абонементного обслуживания в моей адвокатской практике нет, но идея интересная, надо подумать, – смеется Юлия Александровна. – А если серьезно, то многие из моих доверителей, с которыми я работала, обращаются в дальнейшем при возникновении каких-то спорных ситуаций. Или рекомендуют своим друзьям, родственникам. Большинство клиентов приходят именно по рекомендации. Я не устану повторять: чем раньше при любом юридическом действии вы обратитесь к адвокату, тем полезнее. Входить в дело на этапе суда гораздо тяжелее: там я работаю с тем объемом материала, который был уже сформирован, соответственно, с тем объемом ошибок, которые есть, и которых можно было бы избежать.

– Когда в рамках уголовного процесса Вы добиваетесь уменьшения срока заключения или любого другого смягчения наказания, у Вас не возникает внутреннего конфликта, ведь «преступник должен сидеть в тюрьме»?

– Интерес к адвокатской деятельности и желание стать адвокатом у меня появились еще в школьные годы, когда для Советского человека это было чем-то не очень понятным. Однако, в то время большую популярность имел фильм «Место встречи изменить нельзя» и его герои. Сейчас это уже классика. Знаменитая фраза Глеба Жеглова: «Вор должен сидеть в тюрьме!», была переиначена и в обиходе слово «вор» было заменено на - «преступник». У меня на книжной полке были Агата Кристи, Сименон, Д. Чейз и многие другие детективы. Лирических романов в моей библиотеке не было. В период обучения на юридическом факультете я была стажёром следователя в милиции: выезжала на происшествия и под руководством следователя делала осмотры места происшествия, составляла процессуальные документы. Однако, я считаю, не каждый преступник заслуживает тюремных нар. И выбор адвокатской деятельности был для меня осознанным. Отвечая на Ваш вопрос, скажу, что нет, конфликта не возникает. Превышение пределов необходимой обороны при определенных последствиях – тоже преступление. Совершение кражи несовершеннолетним – тоже преступление. Все же, кражу несовершеннолетний может совершить из бравады, спора со сверстниками, либо под воздействием более старших товарищей, которые решили просто, так сказать, «подшутить» над ним. При этом несовершеннолетний совершает эти действия порой не до конца осознавая все последствия и противоправность своего деяния. И вот здесь, при определенных условиях, вместо уголовного наказания можно добиться прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Уголовный закон прямо предусматривает три цели наказания: восстановление социальной справедливости, т.е. применение наказания в том объеме, который соответствует совершенному преступному деянию; исправление осужденного – это осознание им противоправности его действий и стойкого убеждения больше не преступать Закон; предупреждение совершения новых преступлений. Ко мне обращаются люди с разными ситуациями, в том числе и те, кто действительно преступил Закон. При этом человек осознал свою вину, искренне раскаивается в содеянном, но он не понимает, какие действия ему нужно совершить, чтобы доказать, что он уже встал на путь исправления, и как загладить свою вину. Я, как адвокат, стараюсь ему помочь. Моя задача – увидеть важное. Не допустить неверной квалификации его действий, а только соответствующей его деянию. Дополнить материалы дела доказательствами, подтверждающими, что к человеку может быть применена более мягкая мера наказания, и донести это до суда. Работа адвоката более сложная, чем представляется на первый взгляд. Поэтому, если мне удалось хорошо выполнить свою работу, значит, цель достигнута и, конечно, я радуюсь результату.

– У Вас есть предпочтения, с какими делами больше нравится работать?

– Я бы сказала не предпочтения, а некая структуризация. Уголовные дела – мое основное направление. У меня были хорошие учителя, которые научили тщательному изучению и анализу имеющихся в материалах уголовного дела доказательств, выявлению недопустимых доказательств, а также сбору и оформлению доказательств. В силу особенностей характера, я очень педантично к этому подхожу. Это всегда идет на пользу. Что касается каких-то специфических знаний, адвокат не должен быть специалистом во всех областях, с какими ему приходится сталкиваться в рамках работы над делом. Например, у меня было дело, когда моего подзащитного обвиняли в мошенничестве при производстве дорожных работ – речь шла об укладке асфальта. Я не дорожник, и не знаю технологии укладки асфальта. На этот случай у адвоката есть возможность обратиться в экспертные организации, которые разъяснят все тонкости технологии с учетом ситуации. И мы это сделали. И доказали необоснованность обвинений. Поэтому, даже очень «специфичные» дела не пугают – у адвоката есть инструменты, как с этим работать. Моя задача – правильно выбрать и эффективно использовать эти инструменты.

– Мы с Вами так много говорили о том, как важно раньше обратиться к адвокату: до суда, до заключения сделки, до подписания документа. Как найти «своего» адвоката?

– Наверное, понять, что это «ваш» адвокат можно при первом обращении. Есть у Вас взаимопонимание или нет. Более верное впечатление может сложиться, конечно, только при взаимодействии в период работы. При этом не важно, с какой проблемой, большой или маленькой, обратился человек. Все проблемы условно большие и условно маленькие. Для кого-то эта проблема кажется маленькой, но для того, с кем это случилось, она большая, может быть, самая большая. В рамках совместного взаимодействия между адвокатом и доверителем все становится понятно.

Поиск «своего» адвоката возможен по рекомендации, когда вам по отзывам известно о том, как работает адвокат. Это всё-таки, на мой взгляд, предпочтительный вариант, так как мы все хотим знать, к кому обращаемся. Если подходить технично к этому вопросу, то через адвокатскую палату Краснодарского края, там зарегистрированы все действующие адвокаты. Я бы не смотрела рейтинги адвокатов в Интернете. На мой взгляд, это бесполезное занятие, часто эти рейтинги не имеют ничего общего с реальными делами и результатами.

– Что важно знать, когда обращаешься к адвокату?

– Во-первых, важно не пренебрегать правом обратиться за защитой, воспользоваться этим правом. Еще важно понимать, что адвокат стремится помочь. Волшебных действий не бывает. Вот утром проснешься, а проблемы нет… Так не работает. Кроме того, необходимо понимать, что взаимодействие доверителя с адвокатом должно быть постоянным. Плечом к плечу, тогда шансы на успех возрастают кратно.

* Из Википедии: «Паради́гма (греч. παράδειγμα – «пример, модель, образец»). Парадигма, в науке – принятая научным сообществом модель рациональной научной деятельности».


Первая полоса

Люди

Верный путь к успеху – любимое дело

Швейное ремесло всегда было занятием не только прибыльным, но и престижным. Сейчас мастера своего дела помогают джентльменам выглядеть солидно и безукоризненно, а леди – изысканно, уникально и женственно. Мастером своего дела на этом поприще стала Лариса Гаврилова, хозяйка собственной сочинской швейной мастерской «Глорена».

Люди

Сергей Ситников: моя цель - воспитывать сильных и добрых людей, которые будут любить и развивать Россию

Общественному активисту, волонтеру Сергею Ситникову 32 года, за плечами у него служба во ФСИН, создание собственного спортивного клуба и даже выход на льготную пенсию. Активный, спортивный и инициативный Сергей, как говорится, никогда не сидит на месте: ведет спортивный образ жизни и прививает любовь к этому всем окружающим.
Иван Сергеев
Ситуация

Взгляд на мэра Сочи Копайгородского со стороны: интервью с жителями и мнения экспертов

Мэр Сочи Алексей Копайгородский успел многое сделать для города – это отмечают как сочинцы, так и эксперты в сфере политики и экономики. Узнаем, как оценивают работу Копайгородского на посту мэра и какие его достижения жители города считают особенно важными и знаковыми