— Андрей, на днях президент России принял решение об увольнении нескольких высокопоставленных силовиков-академиков, сославшись на то, что участие в управлении государством не дает им возможности на занятия наукой. Это верное решение?

— Знаете, я — не ученый-душевед, специализирующийся на изучении намерений Путина, пусть этим займется большая группа российских конспирологов и прочих околополитологов. Мне интереснее другое — не то, что эти люди были уволены, а то, как они попали в научный мир со своими скептически оцененными научным сообществом заслугами.

Накануне их увольнения я опубликовал статью в «Новой газете», где разложил по полочкам так называемые научные труды некоторых из них. Вот вам только один пример: начальник Главного военно-медицинского управления Минобороны Александр Фисун. Он публично заявил, что выступает автором 400 опубликованных научных трудов. Мы с коллегами решили разыскать эти самые труды — обнаружили шесть, поскребли по сусекам — нашли еще девять. Итого получилось 15, но никак не 400!

Ну, и как оценивать вклад Фисуна в науку? Как я указывал в «НГ», Google Scholar указал нам на статью Фисуна «Психология и психопатология информационных войн» в «Военно-медицинском журнале». Но Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) и вовсе не знает о существовании такого автора научных работ, как А.Я. Фисун. РГБ не имеет ни одной книги, автором которой был бы профессор Фисун. Зато в библиотеке хранятся списанные диссертации, в которых он значится научным руководителем.

— Как они там оказались?

— Это стало возможным, потому что в 2013 году произошла совершенно грабительская реформа, превратившая РАН из единственной институции нашего государства, пережившей гражданскую войну и революцию, имеющую свое мнение при любом политическом строе, в очередной департамент при правительстве и администрации президента. Сегодня же власть стала контролировать попадание в РАН нужных ей людей. Полностью разрушилась система отбора людей на до сих пор почетный в нашем обществе пост академика.

Вернемся к вопросу об увольнении академиков-силовиков. Президент любит заниматься театрализованными постановками на публику. После нашего разоблачения в «Новой газете» у него появился информационный повод. И мы увидели очередной спектакль.

«Диссертация для политика — как золотая серьга в нос для папуаса»
Андрей Заякин

— Расскажите, с чего началась ваша разоблачающая псевдоученых деятельность?

20 000

кандидатских и докторских диссертаций

проверили с 2013 года сотрудники «Диссернета»

— Около пяти лет назад я решил пролистать книги председателя СКР Александра Бастрыкина. Узнал, кстати, что он является членом Ордена рыцарей братства Chevaliers du Tastevin, который объединяет любителей французского красного вина. Так вот, у главного следователя страны обнаружилась написанная им и изданная книга с прекрасным названием «Знаки судьбы». В ней рассказывалось о проблемах дактилоскопии и … там я нашел компиляцию ранее опубликованной книги Юргена Торвальда «Век криминалистики».

— Как в России появился «Диссернет»?

— Занявшись депутатом Госдумы Абубакировым, я решил объединить свои усилия с коллегами и соратниками. Так, весной 2013 года появился «Диссернет», который основали Андрей Ростовцев, Михаил Гельфанд, Сергей Пархоменко и ваш покорный слуга. Профессор Ростовцев написал специальную программу, которую мы назвали «Диссерорубка», и работа закипела. За три года мы проверили около 20 тысяч кандидатских и докторских диссертаций. 6 тысяч из них — плагиат.

— Каков алгоритм вашей охоты на плагиаторов?

— Уточню: мы заинтересованы в первую очередь в том, чтобы выявить по всей России диссертационные советы, которые организовывают псевдозащиты и неприкрыто торгуют научными работами. Это так называемые диссероделы, который поставили свой бизнес на широкую ногу.

Многие уличенные нами потом говорят, что это не плагиат, а они взяли кусок из своей ранней работы, которую у них кто-то позже украл. Но и это можно проверить. Прежде всего, по датам выхода работ.

Мы научились процесс проверки работ ставить на поток, при этом не теряя качества.

Мы заинтересованы в том, чтобы выявить диссертационные советы, которые организовывают псевдозащиты и неприкрыто торгуют научными работами

— Почему же плагиата в науке так много?

— Есть некоторое диалектическое единство того, как мы живем и того, как нас учат в университетах. Не бывает высокотехнологичного общества с политическими свободами и эффективной экономикой, и чтобы в нем при этом не было университетов. Наоборот, в диком тропическом лесу нет хороших вузов.

Кризис, который связан с научной ситуацией в России, — отражение того, что вообще происходит в последние годы в стране. В нашем государстве разрушилась политическая система, нет свободной прессы, справедливых судов. У нас нет независимой экспертизы в вузах при проведении научной аттестации. Заметим, что подавляющая часть плагиата содержится в работах, которые касаются политической, экономической сферы и юриспруденции. И вот эти плагиаторы, кандидаты и доктора наук, защитившись, возвращаются на свое привычное место работы. Например, судья — в суд, чтобы оправдывать коррупционеров и сажать невиновных.

Проблема судьи, оправдывающего виноватого и осуждающего невинного — это та же самая проблема, что и проблема диссовета, который присуждает степень за работу с плагиатом. Вот так с помощью плагиаторов наша жизнь превращается в театр абсурда.

Alt

Что тянет людей, далеких от науки, например, чиновников, в научную сферу? Какие преференции дает им научная степень?

— Научная степень нужна чиновнику потому, что он, как правило, не понимает различия между настоящими заслугами и фетишем. Не видит разницы между тем, чего можно добиться своими силами, и тем, что можно купить. Вот поэтому для многих чиновников, депутатов ученая степень столь же в радость, как дикарю золотое кольцо в ноздрю.

— Каковы расценки на черном рынке научных степеней России?

— Хотите узнать, честный перед вами чиновник или депутат, почитайте его биографию. Если там присутствует упоминание об ученой степени, проверьте его по нашему «Диссернету» — многое сразу станет ясно. Есть в Екатеринбурге замечательный мэр Евгений Ройзман, бывший депутат Государственной думы. В свое время ему предлагали купить диссертацию — пришли в рабочий кабинет и озвучили расценки: 10 тысяч за кандидатскую, 25 тысяч – докторская. Ройзман их послал, нетрудно догадаться куда. А сколько чиновников на его месте согласились? У честных госслужащих, как правило, элементарно нет времени на научную работу, жизнь обозначила им иной фронт работ.

Рынок людей, торгующих диссертациями, растет, как на дрожжах. В Пятигорске был большой скандал не так давно — там просто торговали бумажками с нарисованными печатями на украденных из ВАКа бланках. Иногда, крайне редко, удается пресечь такое безобразие на корню - в момент передачи денег. Так было в Красноярске, где местная журналистка сама написала диссертацию, столкнулась с вымогательством, обратилась к следователям и накрыла всю «малину». Но это исключение из правил.

— Получается, что рынок плагиата некому разогнать?

— Именно так. ВАКу же не вменяется в обязанность выяснять, плагиат перед ним или нет. Это по сути ничья обязанность. В президиуме ВАК сидят очень занятые люди, которым приносят, например, по 100 дел, а каждое по двести страниц, на один рабочий день. Им на тележке материал везут, как из супермаркета. Такой объем невозможно проработать, чтобы принять взвешенное решение. Обычно члены президиума принимают на веру заключения экспертного совета (ЭС) ВАК. А там немало диссероделов — тех, кто многие годы торгует фальшивыми диссертациями.

Идем дальше — Министерство образования и науки РФ прекрасно осведомлено о сложившемся ходе вещей, но мер не принимает. Мы пытаемся разорвать этот замкнутый круг, получается с большим трудом.

Министерство образования и науки РФ прекрасно осведомлено о сложившемся ходе вещей, но мер не принимает

— В каких отраслях науки больше диссертаций с плагиатом?

— В этом позорном рейтинге первые места занимают экономика, политология и юриспруденция.

Когда в ВАК поступает диссертация на 200 листов, где половина нагло списана из другой работы, в ЭС ВАК всегда найдется человек, который встанет за нее горой. Эту систему невозможно перестроить. Заявление о лишении степени можно подать только, если диссертация была защищена после 1 января 2011 года. Все, что раньше, — амнистировано постановлением правительства.

Сама процедура лишения плагиатора ученой степени вполне идиотская, так как жалобу рассматривает сначала... тот же диссертационный совет, который эту степень присудил. Вы много встречали в жизни людей, которые сознаются в своих ошибках и преступлениях добровольно?

Поэтому со временем мы, основатели «Диссернета», приняли решение бороться не с отдельными плагиаторами, а с системой — действовать по методу куста, разоблачая фабрики по производству липовых диссертаций.

Да, мы выступаем за то, чтобы плагиаторов лишали ученых степеней. Но мы должны понимать, что наше законодательство устроено таким чудесным образом, что оно выгодно именно для обманщиков. У меня часто складывается ощущение, что законы в нашей стране писал какой-нибудь заклятый враг России.

«Диссертация для политика — как золотая серьга в нос для папуаса»

Нам удалось разоблачить 6 тысяч человек, а лишить степени — только около пятидесяти. Это очень трудоемкое занятие. Я, кстати, приехал в Краснодар не только для публичной лекции. Я присутствовал на заседании диссовета при Краснодарском университете МВД — разбирался вопрос о лишении ученой степени некоего господина Ивачева. Кто это такой, я не знаю, на его работу мы вышли случайно, отрабатывая кустовой метод. Ивачев защищался в какой-то шарашкиной конторе в Москве, которую уже, к счастью, разогнали. Поэтому заявление и рассматривали в Краснодаре, сделали это очень быстро и четко. Сам господин Ивачев при этом не присутствовал.

А знаете почему все быстро и гладко прошло? — потому что он для краснодарцев залетный. Был бы свой, стопроцентно степени бы не лишили.

— Расскажите подробнее о кустовом методе «Диссернета».

— Мы строим корреляционную матрицу совпадающих фрагментов авторефератов (не диссертаций!), сужая ее до определенной научной специальности. А потом выявляем, какие диссоветы занимались мощной генерацией этой лажи. Кустовой метод мы рассматриваем как осиновый кол в грудь нечистоплотных диссоветов.

Сейчас мы вплотную занимаемся еще одним проектом — это «Диссеропедия российских вузов», она содержит сведения о всех сотрудниках вузов России, которые были замешаны в защите фальшивых диссертаций — это и те, кто сам защитил работу, построенную на плагиате, и те, кто помог другим преуспеть в этом занятии.

Мы сделали аудит и составили рейтинг по городам и весям, в котором указано, сколько в каждом конкретном вузе есть преподавателей, аффилированных к производству фальшивых диссертаций. Москва и Санкт-Петербург лидируют. Это бесспорно. Но обратим внимание на юг России: Краснодар, Ростов, Нальчик в нашем рейтинге нестоличных городов занимают ведущие места.

Еще один наш проект посвящен научным журналам, которые издаются в России за государственный счет. Только в Краснодаре их больше десятка. И что мы видим? Например, одни и те же люди опубликовали одну и ту же статью, но в разных номерах, чтобы нагнать себе статистику — бывший министр образования ввел практику отчетов о научных публикациях. Здесь же, в журналах мы ищем и находим так называемые статьи с загадочным авторством — то есть когда один автор постоянен, а остальные в разных изданиях меняются. А научная работа при этом одна и та же.

Alt

— Андрей, расскажите о плагиаторах кубанского разлива.

— Всех интересует, как правило, ваш бывший губернатор, Александр Ткачев, ныне занимающий кресло министра сельского хозяйства РФ. Его докторскую работу «Организационно-экономический механизм инвестиционного управления АПК (вопросы теории и практики)» от 2004 года мы давным-давно проверили. Знаете, что примечательно, — все интересуются «Диссернетом», но никто не хочет копаться в наших изысканиях, всем нужен финальный вывод. Люди не умеют анализировать информацию. Пройдите по ссылочке, там сразу будет ясно, у кого и в каком объеме Александр Николаевич списал.

Так что, если есть сомнения в том, что кубанские политики и чиновники не семи пядей во лбу, смело проверяйте их через «Диссернет» — очень увлекательное занятие, поверьте.

Смешная история получилась с Галиной Золиной. В нашей базе ее работ нет, так как Золина очень хотела, но не смогла защитить в Воронежском университете в 2015 году докторскую диссертацию на тему «Универсум массовой информации социальной общности: идентично-имиджевый дискурс». Я тогда помогал коллегам правильно оформить рецензии на этот «труд». Защита закончилась скандалом.

Пройдите по ссылочке, там сразу будет ясно, у кого и в каком объеме Ткачев списал

Ваш бывший вице-губернатор Джамбулат Хатуов (кандидат экономических наук с работой «Совершенствование системы государственного регулирования региональной агроэкономики (по материалам Краснодарского края», защищался в КубГАУ) часть работы (вот смотрите – со страницы с 86 по 93) списал у своего коллеги Александра Ремезкова (он тоже кандидат экономических наук, диссертацию «Эффективность государственной поддержки и регулирования экономики АПК» защитил в 2005 году в Адыгее). У самого Ремезкова из 270 страниц диссертации в лучшем случае только около 30 — собственно авторские.

Мне обидно, что люди не могут сами разобраться с информацией, опубликованной у нас на сайте, — там все предельно ясно.

— А нынешний наш губернатор?

— Как его зовут? Так, смотрите, забиваем в базу РГБ — Кондратьев Вениамин Иванович. Вот видим — кандидатская по юриспруденции у него защищена. Мы ее проверяли. Масштабных заимствований нет. Мы в «Диссернете» ловим только нечистых на руку. Мы не доказываем честность ученых.

— А российского президента проверяли на плагиат?

— Про Путина первыми написали не мы, а профессор Клиффорд Гэдди еще в 2006 году. Общеизвестный факт: российский президент стал кандидатом экономических наук, защитив диссертацию в горном институте Санкт-Петербурга в 1997 году на тему «Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений». Клиффорд Гэдди установил, что эта работа частично списана с книги профессоров Уильяма Кинга и Дэвида Клиланда, опубликованной еще в 1978 году.

Alt

Итак, вы за несколько лет изобличили 6 тысяч псевдоученых. Неужели никто из них не пытался оправдаться?

— В суд на нас подавали только один раз – Виталий Пешков, теперь уже бывший проректор по научной работе Иркутского политеха. Весной 2014 года мы опубликовали экспертизу его диссертации «Методологические основы управления экономическим потенциалом развития инвестиционно-строительной сферы», где выявили заимствования из пяти источников. Пешков подал на нас в суд и сам же предоставил судье поддельные доказательства. Суд он проиграл, из проректоров его выгнали, сейчас пытаются уволить из университета, но он отчаянно сопротивляется.

— Кто финансирует вашу деятельность?

— Чтобы ездить по командировкам, покупать аккаунты в «Антиплагиате» (65000 руб., хватает на 2-3 месяца) и РГБ (несколько десятков аккаунтов по 5000 каждый), мы привлекаем средства спонсоров. Каждый из нас, четверых сооснователей «Диссернета», имеет основную работу. На нашем сайте размещены реквизиты — оказать финансовую помощь проекту могут все желающие.

— Я с начала нашего разговора пытаюсь подобрать пословицу, характеризующую вашу деятельность. Капля камень точит?

— Я слабо верю в торжество справедливости в нынешней России, но убежден, что, сфокусировав свои усилия на одном маленьком участке, силы добра победят. Сейчас концентрация добра против зла в стране примерно — один к ста. Поэтому надо действовать прицельно и точечно. Если же размазать добро на большую поверхность — толка будет мало. Мы уверены, что добьемся успеха, рано или поздно заставим систему научной аттестации работать открыто и честно.

Сейчас концентрация добра против зла в стране примерно — один к ста. Поэтому надо действовать прицельно и точечно

4 комментария

avatar
голос народа 05 дек 2016, 08:59
Спасибо автору за интереснейшее интервью! "...законы в нашей стране писал какой-нибудь заклятый враг России." Мы знаем этих врагов!
avatar
Ара Армянов 08 дек 2016, 12:15
Сильная статья! С именами и фамилиями! Жаль, что решения не принимаются в соответствии с выводами...
avatar
НИКИТИН 08 дек 2016, 13:54
Большое спасибо . Очень интересно, но кому и надо бы - те не увидят. Из жизни сотворено кривое зеркало.
avatar
игорь 24 мар, 12:55
о ,какие ники "голос народа" прям не знаю какого конкретно народа этот голос, народов то много ,например в штате Юта на военной базе то же народ есть
Авторизуйтесь, чтобы можно было оставлять комментарии.

Читайте также

Люди

Соратница

В отставку ушла Галина Золина — самая противоречивая фигура в команде экс-губернатора Александра Ткачева.
Анжелика Гюрза
Город Люди

Антон Смертин: «Хороших журналистов не любят все»

Экс-главред портала ЮГА.ру, в начале марта внезапно покинувший свой пост, рассказал «Югополису» о проблемах региональной журналистики, группах влияния в краевых СМИ и эволюции кубанских медиа.
Денис Куренов
Люди Ситуация

Профессия: журналюга

Выпускники журфака КубГУ разных лет поделились со спецкором «Югополиса» Денисом Куреновым своими впечатлениями об учебе на факультете и царящих там нравах.
Денис Куренов

Первая полоса

Последние новости

Город Люди

Свои и чужие. Андрей Лунин (Краснодар — Нью-Йорк)

Бывший краснодарец Андрей Лунин, живущий в Нью-Йорке уже около пятнадцати лет, о том, почему предпочитает этот город всем остальным, о непохожести ньюйоркцев на других американцев, Хиллари и Трампе, «Старбаксе» и астрономических ценах на жилье и медицину.

Город Люди

Не пытайтесь покинуть «Туподар»

«Югополис» побеседовал с создателем самого популярного городского паблика об анонимности, угрозах, монетизации, контактах с правоохранительными органами и соперничестве с традиционными СМИ.

Weekend

Премьера недели. «Бегущий по лезвию 2049»

Кинообозреватель «Югополиса» Сабина Бабаева о продолжении культового фильма 1982 года — одном из самых удачных перезапусков в истории экранизаций научной фантастики.