Весной нынешнего года в одной из школ города Кореновска ученикам показали «образовательный» видеоролик, рассказывающий о так называемом «эффекте телегонии». Телегония —лженаучная концепция, согласно которой ребёнку передаются гены всех половых партнеров матери. Учёные-биологи ещё в позапрошлом веке доказали, что телегонии не существует, но ученикам кореновской школы, увы, об этом не сообщили. До сих пор идея телегонии используется как аргумент в пользу целомудрия сторонниками различных консервативных политических и религиозных идеологий.

Наоборот, в фильме, показанном на уроке ОБЖ, говорилось о том, что телегония – научно доказанный факт и что США развращают российскую молодежь, пропагандируя феминистские и лгбт-ценности. Создатели фильма призывали девушек хранить девственность до брака, а парней - не вступать в половые отношения с девушками, которые уже имели половых партнёров. В Минобрнауки Кубани показ псевдонаучного ролика о сексе одобрили.

Вопреки мнению научного сообщества, в эффект телегонии верит и назначенная в начале сентября детским омбудсменом Анна Кузнецова. В интервью «Медицинскому порталу Пензы» в 2009 году она говорила следующее: «Основываясь на сравнительно новой науке телегонии, можно говорить о том, что клетки матки обладают информационно-волновой памятью. Поэтому эти клетки запоминают все, что в них произошло».

Однако в современной России всё же есть люди, которые занимаются сексуальным просвещением, основанным на фактах, которые не противоречат мнению учёных. Одна из самых известных секс-просветительниц — Елена Рыдкина.

Она ответила на вопросы журналиста Дениса Куренова.


 



Елена Рыдкина
Секс-евангелист дейтинг-приложения Pure, сооснователь проекта Sexprosvet, лектор и тренер по альтернативным сексуальным практикам
Выпускница ВШЭ
 

— Консерваторы утверждают, что сексуальная революция пришла в нашу страну с Запада. Мол, это какие-то ценности, чуждые нашей культуре. Но ведь если говорить об истории сексуального раскрепощения, то в ХХ веке она началась именно с нашей страны. Первые годы существования Советского союза — это время тотального сексуального раскрепощения. Легализация гомосексуальных отношений, теория стакана воды, движение «Долой стыд»… Можно ли сказать, что твоя деятельность на поприще сексуального просвещения — это попытка вернуть сексуальную революцию на родину, т.е. в Россию?

— Я не знаю, можно ли то, что происходило в первые годы существования Советского союза, назвать сексуальной революцией. Ведь последовавшая за этим контрреволюция моментально списала в утиль все, чего удалось добиться в области сексуальной эмансипации.

К тому же, если мы говорим о сексуальной революции, нельзя не отметить, что таковая в нашей стране уже произошла. Я имею в виду эпоху девяностых, когда население освободилось от псевдоморальных оков и начало вовсю развлекаться и экспериментировать в области секса.

Однако в девяностые годы вместе с сексуальным раскрепощением, увы, не произошёл подъём сексуальной культуры. А это, на мой взгляд, один из ключевых моментов сексуальной революции. Одним высвобождением сексуальности вряд ли можно решить все проблемы. К сексу необходим сознательный и ответственный подход. Так что просветительские усилия — это как раз то дополнение к свершившейся в нашей стране сексуальной революции, без которого она будет неполной.

В этом плане мне нравится пример США. Там в шестидесятые годы случился настоящий сексуальный бум. Этому многое способствовало — и экономический подъем, и культура хиппи, и появление противозачаточных средств, и распространение MDMA. Но после этого бума случился и кризис, связанный с ВИЧ-эпидемией. В связи с этим у американцев возникло особое восприятие секса, вместе со свободой появилась и ответственность. Секс — это не страшно, это замечательно. Но для того, чтобы он не приводил к неприятностям, надо соблюдать меры предосторожности. Это правильное понимание секса.

— Не надо ли делать оговорку, что и в США есть достаточно консервативные штаты?

— Совершенно верно. Когда мы говорим о том, насколько глубоко проникли плоды сексуальной революции в культуру той или иной страны, надо понимать, что эти процессы редко бывают равномерными. В США есть, например, Лос-Анджелес или Сан-Франциско, продвинутые города, и есть штат Техас, который, думаю, в восприятии сексуальности похож на современную Россию.

Но если всё же говорить о пиковых точках развития сексуальной революции - о некоторых городах США, странах Западной Европы – то России, конечно, до них далеко.

Да, у нас были специалисты, пытавшиеся этим заниматься. Были выдающиеся учёные, посвятившие множество научных трудов проблемам сексуальности. Например, социолог Игорь Кон. Он, к сожалению, умер пять лет назад, и в данный момент в российской науке фигуры такого масштаба нет.

 
 

— Если уж мы начали говорить о науке, давай вспомним об учёном, который ввёл термин «сексуальная революция». Это австрийский психоаналитик Вильгельм Райх. О сексуальной революции он начал говорить ещё в 30-х годах прошлого века, и именно в раскрепощении сексуальности видел ту силу, которая может противостоять фашизму. Однако Райх подчёркивал, что настоящая сексуальная революция может случиться только тогда, когда будут уничтожены глобальные агенты подавляющей человека морали. Он имел в виду патриархальную семью, религию и капиталистическое государство. Согласна ли ты с такими заявлениями?

— Я бы предпочла уйти от категоричности Райха и сказать иначе. Все те институты, которые он перечислил, не надо уничтожать, надо просто создавать такую ситуацию, в рамках они пойдут на изменения своих видовых особенностей. И это, на мой взгляд, уже происходит в некоторых странах.

Есть ощущение, что на Западе происходит важный процесс освобождения индивида от диктата внешних структур. Провозглашается ценность личности, человеческой жизни, ценность желаний. С этим, на мой взгляд, как раз и связана тенденция подробно обозначать свою гендерную, сексуальную, романтическую идентичность. Люди стремятся к индивидуализации своих желаний, становятся более гибкими.

Любые внешние системы, пытающиеся человеку что-то навязать, могут потерпеть крах. И они пытаются приспособиться к новым условиям. Католическая церковь переосмысляет возможность гомосексуальности для верующих людей. На протестантских церквях в США часто пишут «гей-френдли» или «лгбт-френдли». Думаю, что церкви и другим структурам необходимо для сохранения своего авторитета переосмысливать какие-то догмы. Только так они могут выжить в меняющемся мире.

— Ты упомянула о гомосексуальности. Давай в связи с этим поговорим о сексуальной норме. Существует ли она?

— Конечно, единой нормы нет. Любая норма — это прежде всего продукт общественного консенсуса. И, естественно, норма — это зыбкое, подвижное понятие.

Возьмём, к примеру, то, что происходило сто лет назад. Даже в самых развитых западных странах, к примеру, мастурбация, анальный секс воспринимались как что-то ужасное, вопиюще непристойное. А сейчас даже у нас в России в глянцевых журналах пишут статьи о том, как правильно этим заниматься. В тех же журналах можно найти и инструкции по БДСМ-практикам, например. Тут, конечно, свою роль сыграла популярность фильма и книги «50 оттенков серого».

— Раньше любые сексуальные отклонения от нормы воспринимались как вызов обществу, подвергались остракизму. Запреты приводили к тому, что многие люди испытывали сильный моральный дискомфорт, страдали неврозами.

— Да, практически любой сексолог и человек, занимающийся сексуальными проблемами, постоянно слышит от своих пациентов один и тот же вопрос: «Мне в постели нравится вот это. Почему так? Со мной всё нормально?»

В России вообще не принято говорить о сексе. Даже люди, которые находятся друг с другом в отношениях, не всегда обсуждают, что кому нравится в постели. Все боятся показаться извращенцами, безумцами, странными людьми. Но если копнуть глубже, то практически у каждого человека можно найти сексуальные причуды, странности. Если бы существовали масштабные и глубокие исследования на эту тему, думаю, люди меньше бы страдали оттого, что они «странные».

— Расскажи о проекте Sexprosvet.

— Sexprosvet (18+) — это научпоп-конференция, сфокусированная на теме сексуальности. Мы собираем разных спикеров – врачей, культурологов, журналистов, в общем людей, которые могут поделиться знаниями о сексе. Я являюсь сооснователем проекта. Первая наша конференция состоялась осенью прошлого года. С тех пор мы провели ещё две — в марте и июле этого года.

 
 

Темы у нас были разные. Кто-то рассказывал про Big Data в порно, какие тэги популярны в разных странах и т.д. Кто-то — про анатомию и физиологию оргазма. Была лекция о нейрофизиологии сексуального влечения. Добавляли в программу и развлекательные вещи — например, про историю китайской эротической символики. Были интересные лекции про социокультурные феномены, которые позволяют переосмыслить норму в сексуальной культуре — полиамория, БДСМ-культура, квир.

В общем, панорама тем достаточно широкая. Кроме лекций мы проводим мастер-классы. И ещё арт-программу делаем. Для того, чтобы донести до людей некоторые важные идеи, иногда имеет смысл использовать язык искусства.

— А в регионах не собираетесь что-то подобное проводить? Всё же, по-моему, тема сексуального просвещения гораздо более актуальна именно там.

— У нас проект достаточно молодой, так что в регионы выйти пока не удалось. Но запросы уже были: из Питера, Екатеринбурга, Челябинска, Минска и других городов. Тема сексуального просвещения актуальна и для мегаполисов. Всё же в нашей стране крайне низкий уровень сексуальной культуры. Мало кто умеет говорить о сексе. И тут я имею в виду не только конференции.

— Кстати, по поводу разговоров о сексе. Расскажи о своём опыте работы секс-евангелистом в дейтинг-приложении Pure. И вообще, что для тебя Pure? Это инструмент освобождения секса от диктатуры отношений и любви?

— Про любовь и отношения — это, наверное, всё же громко сказано. Хотя тут надо понимать, что мы подразумеваем под этими словами. Pure - это мобильное приложение в котором люди ищут себе сексуальных партнёров, очень часто — на одну ночь. И я столкнулась с такой проблемой, что люди не умеют договариваться о сексе. Даже в приложении, которое специально создано для этого.

На мой взгляд, это связано с тем, что в нашей культуре секс в чистом виде встречается очень редко. Мы его пытаемся завуалировать чем только можно. Когда девочке напрямую говорят, что хотят с ней потрахаться, то она чувствует, что её обесценивают. К тому же это обычно сопровождается не очень уважительным общением. Увы, у большинства российских мужчин нет представления о том, что человек, с которым ты встречаешься для секса, нужно общаться уважительно.

Люди не знают, как договариваться о сексе. Эта тема переполнена страхами и проблемами. И даже в специализированном приложении разговоры идут полунамёками. Распространена такая стратегия: давай сначала встретимся, а там уже всё решим. Напрямую говорить о сексе у большинства людей не получается. Из-за этого мы в новой версии приложения даже добавим специальные эмоджи и смайлы, которые намекали бы на то, что человек готов заняться сексом..

Есть ещё и другая тема. Люди не знают, что они хотят. Они хотят абстрактного секса. Люди не инересуются своим телом, не знают своих настоящих желаний, нет глубокого подхода к собственной сексуальности. Есть просто — чешется внизу.

В общем, трудностей в этой работе у меня много. Но это прекрасный стимул для того, чтобы изменить сложившуюся ситуацию. У меня есть любимая фраза: «Pure — приложение для мира, который ещё не существует». Но я прилагаю все силы, чтобы этот мир наступил как можно раньше.

 

Читайте также

Люди Ситуация

Профессия: журналюга

Выпускники журфака КубГУ разных лет поделились со спецкором «Югополиса» Денисом Куреновым своими впечатлениями об учебе на факультете и царящих там нравах.
Денис Куренов

Первая полоса

Последние новости

Люди

Доброволец

Журналист Нина Шилоносова — о том, как известный краснодарский художник основал школу народных ремесел в Мезмае.

Weekend

К отпуску готовы: гид по технике и гаджетам

Квадрокоптер, гироскутер, экшен-камера, смарт-часы, фитнес-трекер и другая техника для активного уик-энда в Сочи или выходных в горах — в совместном проекте «Югополиса» и «Ситилинка».