Люди

Леонид Бершидский: «Профессиональные медиа в России решено убить»

Один из ключевых медиаменеджеров страны рассказал «Югополису» о том, какое будущее ждет российскую журналистику.

07 апр 2014, 12:30 Артем Беседин

Один из ключевых медиаменеджеров страны рассказал «Югополису» о том, какое будущее ждет российскую журналистику.

— Леонид, недавно в Фейсбуке вы писали, что медиа — это командная игра, как футбол, и «дорожкой Кашина и погрома» вы не пойдете. В то же время мы наблюдаем уже не первый месяц то, что называют «звеньями ******** (проклятой) цепи» — политический прессинг профессиональной журналистики в России. Многие в этих условиях стали воспринимать блоггинг как единственный источник получения неотфильтрованной журналистики — из ЖЖ Навального или, например, Мальгина. Какое будущее ждет российскую журналистику в ближайшие годы?

— Никакое будущее ее не ждет, будет продолжение настоящего. От последних неподцензурных СМИ власть будет избавляться. Сложнее всего будет избавиться от тех, что принадлежат крупным иностранным издателям, но тоже, наверное, придумают, как это сделать.

Что касается блогов, это по определению не профессиональная журналистика, и тот же Навальный — скажем так, случайный журналист, хоть и очень талантливый. Я хорошо помню самиздат, все эти «СМИ» на папиросной бумаге — вот это блоги и есть. Профессиональные медиа в нашей стране решено убить.

— Работа в так или иначе связанных с государством СМИ, миграция, обучение программированию — какой еще выбор есть у тех, кто сейчас работает в недобитых профессиональных медиа?

— Госструктуры не дают журналистам возможности работать по профессии. У людей, которые там служат, профессия другая. И если уж менять профессию, то лучше не на эту. Можно научиться что-то делать, — программировать, например, или торговать, или шить. Можно учить иностранные языки и стараться работать по профессии в СМИ, которые есть в других странах.

Ну, можно вот еще завести себе бложек и просить денег у читателей на его поддержку.

— Как вы считаете, возможен ли «китайский вариант» для интернета в России — не отдельные случаи блокировки, а полноценный firewall и обширный список заблокированных сайтов?

— Да, думаю, возможен и наверняка уже технологически подготовлен. Просто нельзя же всё сразу.

Леонид Бершидский

Медиаменеджер, журналист

Родился 23 ноября 1971 года в Москве. В конце 1980-х — начале 1990-х работал в корреспондентских пунктах изданий The Philadelphia Inquirer и Newsweek, в редакции газеты The Moscow Times, был главным редактором еженедельника «Капитал». В 1999—2002 годах был первым главным редактором газеты «Ведомости». Затем год провёл во Франции, получая MBA в бизнес-школе INSEAD в Фонтенбло. После возвращения в Россию работал в издательствах Axel Springer Russia (запускал журналы Newsweek и Forbes) и «ОВА-ПРЕСС» (был издателем журналов Hello и «Огонёк»), в издательском доме Sanoma Independent Media (главный редактор журнала SmartMoney). В 2007 году по приглашению предпринимателя Александра Винокурова ушёл в бизнес — был управляющим директором банка «КИТ финанс», позднее генеральным директором инвестиционно-банковского холдинга «КИТ Финанс». Основатель и главный редактор медиапроекта Slon.ru (2009-2011), директор редакции профессиональной, деловой и учебной литературы издательства "Эксмо" (2010-2012), главный редактор портала Forbes.ua (2012). Обозреватель агентства Bloomberg. В СМИ отмечалось, что за Бершидским, который «не отличается постоянством», не задерживаясь на одном месте надолго, закрепилась репутация образцового менеджера, запускающего новые проекты. Сам же он сравнивал себя с пожарным, которому «скучно там, где все спокойно».

Леонид Бершидский: «Профессиональные медиа в России решено убить»

— Что важнее — твердые принципы или чувство ответственности за коллектив своего СМИ. В частности, речь о вашей критике «Эха Москвы» и Алексея Венедиктова за исполнение предписаний Роскомнадзора? Нормально ли, что вообще возникает такой выбор?

— Если у коллектива тоже есть какие-то принципы — то есть это коллектив людей, которые не случайно в этом цехе, — он не нуждается ни в чьей ответственности. Он готов встать и уйти, если ему не дадут работать по правилам.

Я недавно видел два таких ярких случая — в украинском Forbes и в «Ленте». А когда главред или собственник говорит, что он за кого-то будет отвечать, — вот русские жители Киева правильно говорят Путину: мы, чувак, не нуждаемся в твоей защите, мы сами как-нибудь.

— Будет ли российский бизнес в обозримом будущем вкладывать средства в независимые СМИ? Что должно произойти, чтобы он стал это делать?

— Не будет, конечно. Для этого надо, чтобы был независимый бизнес, который не дрожит, как осиновый лист, в ожидании прихода какой-нибудь силовой структуры или госкомпании.

Для этого надо, чтобы был независимый бизнес, который не дрожит, как осиновый лист, в ожидании прихода какой-нибудь силовой структуры или госкомпании»

— Из ваших слов следует, что никакого социального запроса на существование независимой журналистики в нашей стране нет. Бизнесу она не нужна, читатели и зрители более или менее спокойно следят за закрытием независимых СМИ. Нужен ли для честной журналистики такой запрос? Вы, к примеру, верите в то, что «Дождь» еще сможет выжить?

— Почему же, запрос есть, но со стороны довольно небольшого числа людей. Может быть, нескольких сотен тысяч, максимум миллиона. И пока эти люди не готовы платить значимых денег за доступ к качественной информации. Зрители «Дождя» заплатили 1000 рублей, подали милостыньку и гордятся собой. Я плачу за подписку на Financial Times $300 в год, и мне кажется, что это еще дешево.

В выживание «Дождя» в нынешних условиях я не верю. Это дорогое производство, и без доходов оно существовать не может. Разве что какой-нибудь эмигрант даст денег из благотворительных соображений. Возможно, когда независимых СМИ не будет или их останется ровно полтора, придет осознание, что за них надо платить — не кидать подачки, а платить за контент, потому что он нужен.

— Остались ли для вас в России моральные авторитеты?

— Никогда об этом не задумывался. Не понимаю, зачем бы они мне были нужны. Знаю, что наше ремесло здесь еще практикует несколько сотен честных людей, и это неплохо — есть страны, где и столько не наберется. А что касается авторитетов: странно ориентироваться на личности, когда есть правила. (Свои правила журналистики Леонид Бершидский описывает в книге «Ремесло», доступной, в частности, на Bookmate).

— Что вы думаете о региональных российских медиа? Больше ли у них возможностей для свободы действий или наоборот? Знаете ли примеры действительно независимых региональных СМИ? В недавних рассуждениях о кризисе отрасли и увольнениях в столичных СМИ хедхантер Алена Владимирская предлагала в качестве выхода уехать в регионы — там, мол, вас примут на руководящие позиции. Вы считаете это действительно выходом?

— Я, к сожалению, не имею возможности следить за региональными СМИ: я родился и живу в Москве, и мне повезло, в том смысле что центральные СМИ — это мои региональные. Недавно я встречался с представителями региональной прессы на одной большой тусовке в Сочи и понял, что большая часть из них живет на субсидии местных администраций. Это к журналистике отношения не имеет совсем. Но были и те, кто свои районные газеты выпускают с прибылью: подписка и объявления покрывают небольшие расходы на производство. Таким людям я завидую: в Москве не так уж много подобных примеров.

Недавно я встречался с представителями региональной прессы на одной большой тусовке в Сочи и понял, что большая часть из них живет на субсидии местных администраций. Это к журналистике отношения не имеет совсем»


Насчет переезда из Москвы в регионы: на руководящие позиции, может, и возьмут, и будешь гнуть спину на «Единую Россию» хуже, чем в каком-нибудь ТАССе. Если и ехать в какие-то другие города, то с флибустьерскими планами открыть там прибыльные независимые СМИ. Это может быть славная охота, только опасная.

— В последние недели вы много пишете об Украине, довольно нелестно отзываясь о ее нынешних лидерах. У вас есть опыт жизни и работы в Украине, и, исходя из него, как вы считаете — сегодня там именно то правительство, которого заслуживает этот народ? Есть ли среди лидеров Майдана вменяемые люди, которые действительно могут привести страну в Европу?

— Партия «Батькивщина», политическая сила Юлии Тимошенко, уже была у власти после «оранжевой революции» 2005-го, и, по сути, своей некомпетентностью и коррупцией привела к избранию Виктора Януковича президентом в 2010 году. Сейчас эту партию представляют и премьер, и и.о. президента Украины, и некоторые министры, например, министр внутренних дел Арсен Аваков, неспособный обеспечить порядок на улицах даже в Киеве.

Министра обороны назначили по квоте крайне правой партии «Свобода» — и посмотрите на преданных этим министром украинских военных в Крыму, которые за все время противостояния не получили ни внятных приказов, ни ясных гарантий эвакуации. Так что это так себе правительство. Но в его экономическом блоке есть приличные люди, например, министр экономики Павел Шеремета или специалисты из частного сектора, пришедшие сейчас в налоговую и таможню. Это вполне европейские люди. Вопрос в том, смогут ли они что-нибудь сделать в условиях расшатанного правопорядка и политического контроля со стороны «Батькивщины».

Леонид Бершидский: «Профессиональные медиа в России решено убить»

— Насколько может быть влиятелен экономический блок с таким и.о. президента, премьером и силовиками? У Путина в команде тоже были и Илларионов, и Кудрин.

— Ну, Илларионов был недолго, и хорошо. Кудрин сделал свое дело: стабилизировал государственные финансы, накопил ресурсы, которые сейчас уже без него бездумно проматываются. В любом, самом гнилом правительстве хорошие экономисты могут принести пользу.

В нынешнем украинском кабинете такие есть, но что у них получится, пока непонятно: Путин полностью дестабилизировал то, что осталось от Украины, и теперь нужно время, чтобы ситуация несколько успокоилась и власть хотя бы взяла страну под контроль — если, конечно, она на это вообще способна.

— Как вы считаете, Крым — помимо того, что это статусная вещь для президента Путина, — сможет ли когда-нибудь стать для России не дотационным? Как курорт, например.

— Разве что в отдаленном будущем и при другом режиме. Сейчас его будут накачивать деньгами, чтобы сделать из него путинскую витрину.

— Что сейчас происходит с украинскими СМИ? Некоторые коллеги высказывали надежду, что там-то и останется простор для русскоязычной свободной прессы.

— Ну там сейчас нет рекламного рынка, он умер. Нет также достаточной стабильности для инвестиций. Вот вернется все это — и, возможно, появится какая-то полянка. Но я говорю — возможно. В прежние времена про свободу прессы там не понимал почти никто из издателей. Будет ли что-то меняться сейчас — увидим.


— Как скоро, по вашему мнению, борьба с «национал-предателями» в России перейдет от деклараций в практическую фазу?

— Это вам к астрологу.

Читайте также

Люди

Lenta.rip

Артем Беседин — о разгроме «Ленты.ру».
Артем Беседин

Первая полоса

Город Люди Бизнес

Укротители велосипедов

Осенью сервис доставки еды Broniboy обновил дизайн и фирменный стиль. Воспользовавшись поводом, «Югополис» попросил четырех велосипедистов, одного автомобилиста и HR-менеджера компании рассказать, что такое развозить еду в Краснодаре.

Weekend

Премьера недели. «Богемская рапсодия»

We will rock you: в прокат вышел первый игровой фильм о группе Queen. Кинообозреватель «Югополиса» Сабина Бабаева — о том, почему в эпоху инди-музыки так хочется смотреть кино о рок-музыке.
Сабина Бабаева
Город Люди Ситуация

Женщина сверху

Благодаря жене мэра Сочи в городе появился класс только для девочек. Колумнист «Югополиса» Сабина Бабаева — о «развитии в женском плане» и упорном стремлении власть имущих навязать россиянам вчерашнее и, если хорошо пойдет, позавчерашнее.